Домой Библиотека Охота на утку

Охота на утку

910
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

utki

Предисловие

В капиталистических странах охота — достояние немногих и в первую очередь помещиков и капиталистов.

В царской России большая часть охотничьих угодий принадлежала казне и помещикам, а лучшие крестьянские охотничьи участки арендовались императорскими и другими обществами охотников, членами которых состояли богачи и различные лица из привилегированных сословий.

В условиях нашего социалистического общества охота, прежде всего, важная отрасль народного хозяйства. Будучи доступной для каждого гражданина, охота, помимо своего промыслового значения, является прекрасным разносторонне развивающим видом спорта. Охота закаляет человека, развивает в нем выносливость и мужество, силу и ловкость, меткость и умение ориентироваться, обогащает его знанием природы.

Сотни тысяч трудящихся посвящают свой досуг этому увлекательному и полезному занятию.

Ежегодно в нашей стране добывается огромное количество дичи, которая идет на общественное питание и представляет существенное дополнение в пищевом рационе города и деревни.

Охота на водоплавающую дичь, особенно на уток, является едва ли не самой доступной, популярной и массовой среди наших городских и сельских охотников. Этому благоприятствует наличие у нас многочисленных водоемов: рек, озер и болот. А где есть вода, там водится и дичь.

В ряде мест охота на водоплавающую дичь сохранила промысловый характер: на северном Каспии, в Барабинских степных водоемах с озером Чаны, в Приморском крае и во всем Заполярье.

В ряде краев и областей в последнее время наблюдается снижение запасов водоплавающей дичи. Однако имеется полная возможность значительно увеличить ее запасы путем ряда мероприятий: улучшением кормовых и защитных условий для дичи на водоемах; регулированием охоты на водоплавающую дичь; запрещением массовой добычи линной птицы, собирания яиц и промысловой охоты на путях пролета и зимовках. Массовые заготовки водоплавающей дичи на ее пролетных путях — в Барабинских степях, Челябинской, Чкаловской, Астраханской областях и других местах — должны проводиться только на основе глубокого изучения производительности каждого вида.

Охота на уток разнообразна, исключительно интересна и увлекательна.

Как красива и необычна бывает обстановка на весенней охоте на селезней с подсадными утками! Нигде так ярко и буйно не развивается весна, как на водоемах — реках, озерах и болотах. Не успевают реки очиститься ото льда, а полая вода уже заливает широкие поймы и появляется масса самой различной радостно-крикливой водоплавающей и болотной дичи.

А как хороша и увлекательна летняя охота с собакой по взматеревшим утиным выводкам на водоемах, густо заросших кугой, тростниками и хвощом! Не менее хороши и осенние охоты на уток — на перелетах, с подсадными и чучелами.

Увлекательность охоты на водоплавающую дичь вместе с чисто спортивными ее достоинствами заслуженно завоевала симпатии промысловых охотников и особенно охотников-любителей.

Кряква

ryabov_utka_02

Распространена кряква в нашей стране очень широко. Эта утка является основным и любимым объектом охоты городских и сельских охотников. Кряква гнездится по всей Европейской части Союза, за исключением области Нижней Печоры. Она относится к перелетным птицам, но тем не менее значительное количество кряквы остается на зимовку в Астраханской области, Азербайджане, Прибалтике и других местах.

На Кавказе кряква гнездится в горах на значительной высоте — до 1000 метров над уровнем моря. За рубежом она водится в Европе, в Северной Африке, почти во всей Азии и в Северной Америке.

Зимует кряква в большом количестве на Каспии, в Закавказье, Персии, Средней Азии, Северной Индии.

Кряква обитает в самых разнохарактерных водных угодьях: на озерах всех видов, кроме соленых; на прудах, заросших по берегам рогозом, камышом и кустарниками; по пойменным и лесным озеркам и болотам; по берегам пресноводных речек с тихим течением. Где есть пресноводный водоем с крепкими защитными условиями, там вы обязательно встретите крякву.

Для своего гнезда кряквы нередко избирают такие места, где, казалось бы, никак нельзя их встретить. Мне нередко приходилось находить гнезда кряквы на опушке березняков, по склону гор, примыкающих к одному из озер (в Сибири) на расстоянии до полукилометра от берега. Однажды моя легавая обнаружила гнездо кряквы буквально в десяти шагах от дороги в маленьком кустике. Дорога, правда, была малоезженая — на лугах, но каждый день по ней кто-нибудь проезжал или проходил.

Охотнее всего кряква гнездится в глухих, хорошо защищенных от человека угодьях. Она предпочитает заболоченные глухие участки леса, особенно ольхового (такие места на Волге называют «палма»). Любит кряква и малодоступные с труднопроходимыми заболоченными берегами озера. В Сибири она в изобилии гнездится в зарослях камышей, находя здесь себе прекрасные защитные и кормовые условия.

Прилет кряквы в средней и северной полосе Европейской и Азиатской частей Союза начинается очень рано. Едва появятся на лугах первые проталинки и лужи вешней воды, а на реках закраины-полыньи, как на лугах поздним вечером уже можно услышать характерный свист крыльев пролетающих кряковых.

Сроки прилета сильно колеблются: в средней полосе, например, в Подмосковье, кряквы прилетают около 5 апреля, в Сибири — под Новосибирском или под Красноярском — первые кряквы появляются около 10-15 апреля.

С каждым днем теплеет, все меньше остается снега, а воды на лугах становится все больше и больше. В воздухе льется бесконечная, так ласкающая слух охотника трель жаворонков. Хорошая, веселая пора года! Дичь с каждым днем прибывает!

Сразу же с прилета — на второй, третий день у крякв начинается весенняя брачная пора. В это время селезни особенно зарко (энергично) идут на призывный крик уток, пренебрегая часто всякой опасностью. Кряквы разбиваются на пары.

Кладка яиц начинается вскоре после прилета. Гнездо свое кряква устраивает в большинстве случаев в прибрежных зарослях какого-либо водоема, а иногда, как уже говорилось выше, и на значительном от воды расстоянии. Гнезда кряковых уток находят подчас и на деревьях — в дуплах, невысоко от воды.

Гнездо кряква устраивает из мелких прутиков и сухой травы. Садясь высиживать, утка выщипывает пух с брюшка и выстилает им гнездо, в которое и кладет от 10 до 16 яиц.

Во всех хлопотах по высиживанию и выращиванию птенцов селезень никакого участия не принимает. Обычно селезни после брачной поры сбиваются в отдельные табунки до окончания линьки.

Некоторые же селезни долгое время не расстаются со своей подругой, сидящей на яйцах, и держатся некоторое время вблизи гнезда.

Вылупляются утята на 28-29-й день. Кряковая утка — ревностная мать. Она хлопотливо ухаживает за утятами и самоотверженно оберегает свое семейство. А врагов у нее очень много. Большое количество утят гибнет от таких хищников, как щука, лунь болотный, ястреб-тетеревятник, сова, коршун, лисица; много молоди губят вороны и водяные крысы.

Быстро на обильных кормах растут утята, и уже к половине июля, местами несколько раньше, местами позднее, многие выводки поднимаются на крыло.

Со второй половины августа, как только поспевают хлеба, кряквы регулярно начинают летать кормиться на хлебные полосы.

Утки посещают поля до самой поздней осени, пока совсем не будет убран с них хлеб. Чем позднее, тем в большие и большие стаи сбиваются кряквы и тем осторожнее становится эта прекрасная дичь. Днем кряквы держатся на больших водоемах: на озерах, по песчаным косам и отмелям больших рек и т. д.

Отлетает кряква с наступлением первых заморозков. Когда по берегам озер появились уже забереги, отъевшиеся, разжиревшие и перелинявшие в весеннее брачное оперение кряквы нередко все еще оживляют охотничьи угодья.

Из всех наших уток оперение селезня кряквы в брачный период бесспорно самое нарядное. Окрашен селезень, особенно при прилете, исключительно ярко. Зеленая, то с синим, то с фиолетовым отливом головка, оливкового цвета клюв, белый ошейник, коричневый зоб, бархатисто-черный хвост и такого же цвета крючкообразные перышки надхвостья, ярко-красные лапки — все это изумительно в полной гармонии сочетается с серо-сизым оперением тушки.

Нет такого охотника, который, убив в весеннюю пору первого крякового селезня, не полюбуется этой прекрасной птицей и не скажет: «Ну и красавец же!»

Серая утка

ryabov_utka_03

Эту утку называют еще полукряковой и серухой. Размером она почти с кряковую. Серая утка распространена у нас далеко не так широко, как, например, кряква или шилохвость. Это типичный представитель южной и средней полосы нашей Родины. Серая утка не гнездится в Прибалтике, в низовьях Волги, в Крыму. Но на Кавказе она —обычный представитель водоплавающей дичи.

Серая утка гнездится также во всей южной части Сибири — в Барабинских степях, в Курганской, Челябинской, Тюменской, Омской областях и на юге Красноярского края, в Казахской ССР и реже в Средней Азии.

Прилетает серая утка с юга несколько позднее кряковой.

Местами гнездования она избирает заросшие, глухие озера. Реже гнездится по рекам. Но если в пойме рек имеются глухие озера и старицы, здесь мы встретим и серую утку.

Питается она преимущественно растительными кормами, но не пренебрегает и животной пищей: личинками насекомых, лягушками, различными червями и т. п. Пищу серая утка достает со дна на мелких местах водоемов.

Днем, как и другие представители водоплавающей дичи, серая утка забивается в глухие малопосещаемые уголки, а на зорях становится активнее.

Голос серой утки очень похож на голос кряквы, только нежнее — выше тоном. Голос же селезня серой утки ничуть не похож на голос красавца-крякового. Издаваемые им звуки глухи, отрывисты и однообразны, их нельзя спутать с голосами других видов уток.

Селезень серой утки, так же как и кряковой, активно идет на голос подсадной утки. Налетев на призывный голос кряквы, он, не раздумывая, не прерывая своего хрустящего «ду-ду-ду», «колом» снижается на воду и спешит к утке.

Вскоре по прилете серая утка начинает класть яйца — до 12 штук. Гнездо свое она устраивает невдалеке от воды, но чаще в стороне от берега — в зарослях тростников. Неглубокая ямка выстилается мягкой сухой травой и мелкими веточками, а сверху покрывается пухом и перьями. Селезень в выводе потомства участия не принимает, но держится вблизи своей подруги.

Как только молодь поднимается на крыло, серые утки начинают табуниться, собираясь на открытых водоемах в большие стаи. Их полет несколько отличается от полета кряквы. Взмахи крыльев серой как бы медленнее, ленивее; опытный глаз охотника на большом расстоянии сразу отличает по полету серых уток от кряковых.

Селезень серой утки в брачном оперении менее наряден, нежели кряковый или селезень шилохвости. Сверху он серовато-бурый с белыми черточками и пестринками. К хвосту серовато-бурое оперение переходит в черное. Крылья также буровато-серые, но более темные с ржаво-каштановыми красками. Зеркальце на крыле неяркое трехцветное, окаймленное спереди яркой черной кромкой. Зоб селезня серо-черный с пестринками, грудь и брюшко белые, бока и надхвостье серо-пестрые. Клюв буровато-черный; ноги оранжевые.

Утка сверху серо-желтоватая, окрашена светлее, как бы серее кряковой. Нижняя сторона тушки светлее спинки.

Шилохвость

ryabov_utka_04

Эта крупная утка распространена у нас очень широко. Гнездится шилохвость главным образом в пределах от 70 до 60° северной широты и только местами несколько ниже. На пролете же она обычна повсюду. Огромными табунами шилохвости идут на весеннем и осеннем пролетах в Сибири. В несколько ярусов с характерным свистом и шумом, издаваемыми отдельными играющими в воздухе птицами, проходят табуны уток на север. На остановках — на больших открытых водоемах — скапливаются огромные табуны этой птицы.

По образу жизни шилохвость во многом схожа с кряквой. Питается она животными кормами — слизняками и насекомыми, а также растительной пищей.

Утка устраивает гнездо в глухом месте, вблизи водоема, и кладет от 6 до 10 яиц. Цвет их бледно-охристо-зеленый. Так же, как у кряквы, гнездо сделано в ямке из прутиков, сухой травы и пуха.

Крик утки шилохвости напоминает голос кряквы, но грубее и короче. Селезни издают приятный мелодичный свист «пфлю-пфлю», напоминающий голос чирка-свистунка, но значительно ниже по тону.

Шилохвости очень осторожны, и только на пролете и на хорошо изготовленные чучела удается добывать эту прекрасную дичь.

В весенний период оперение селезня шилохвости довольно яркое. Передняя и задняя стороны его лебединой шейки и сама головка бурые с фиолетовым, металлического блеска отливом на темени. Клюв серый с черной полоской посередине. По бокам шейки и дальше на белую грудь и белое же брюшко проходит яркая белая полоска. Спинка серая с мельчайшими черноватыми поперечными черточками. Верхние кроющие перья хвоста и плечевые перья блестящего черного цвета. Верхние кроющие перья крыла — светло-серые. Особенно выгодно украшает и дополняет селезня зеленое зеркальце и два длинных узких перышка, которые значительно длиннее остальных рулевых перьев хвоста. Радужина глаз темно-бурая.

Взрослая утка окрашена почти так же, как и кряковая, но оперение ее светлее — белесее. Зеркальце на крыльях почти отсутствует. Между белыми поперечинками оперение буроватое, без металлического блеска. Брюшко уточки светлее, нежели спинка. Рулевые перья хвоста длиннее, чем у других видов уток.

Широконоска

ryabov_utka_05
Эта утка распространена очень широко. В Европейской части нашей страны широконоска гнездится до 68° северной широты, будучи обыкновенной под Архангельском, в устье Печоры, по всей Вологодской области и Коми АССР. На юг она распространена также довольно далеко. На Кавказе широконоска и гнездится и зимует. Мне приходилось стрелять широконосок как местную птицу в дельте Волги и на Сарпинских озерах под Сталинградом.

За Уралом область распространения широконоски также довольно обширна. Она обычна по всей долине Оби и Енисея, встречается в Иркутской области, Казахской ССР и в Средней Азии.

На зиму широконоска отлетает в Северную Африку и в южную Европу.

Охотникам хорошо известна эта нарядная уточка. Прилетает она к нам дней на десять позднее кряквы.

Широконоска любит угодья, густо заросшие камышом, тростником, рогозом, — по берегам речек, озер и глухих плесов.

Пища ее состоит так же, как и всех других благородных уток, из растительных кормов, насекомых, мальков рыбы, лягушек, слизняков и тины, которую она благодаря своему широкому клюву и прощелачивает.

Широконоска довольно доверчивая птица и поэтому чаще других попадает под выстрел охотника.

В весеннюю пору селезень широконоски раскрашен ярче всех других уток. Тут природа, действительно, не пожалела красок. Голова и шея его темно-зеленые, почти черные с отливом. Белая полоска от чисто белого зоба продолжается по плечевым и кроющим крыло перьям.

Длинные плечевые перья — с ярко-зелеными краями, а средние — с нежно-голубыми. Спинка бурая. Зеркальце крыла зеленое, окаймленное ярко-белой полоской. Брюшко от зоба рыжее, переходящее к хвосту и к нижним кроющим перьям хвоста в белый цвет. Широкий лопатообразный клюв серо-черный, а ноги яркого оранжевого цвета.

Уточка окрашена ярче других благородных уток. Она как бы краснее кряквы. Но зеркальце крыла тусклее, чем у кряквы.

Летом утки и селезни окрашены почти одинаково, только крыло у селезней несколько ярче.

Гнездо широконоска устраивает где-либо на кочке в глухих зарослях камышей или тростников. Уточка несет до десятка яиц. Насаживание продолжается 22—23 дня.

Голос уточки похож на голос кряквы, но более хриплый и отрывистый. Селезень же издает своеобразный звук, повторные «дук-дук, дук-дук».

Полет широконоски медленнее полета других уток. Во время полета и особенно при взлете ее нельзя спутать с другими утками. Звук, производимый движением крыльев, довольно громкий.

Отлетает широконоска на юг значительно раньше кряквы.

Свиязь

ryabov_utka_06
Эта довольно крупная, красивого оперения с короткой плотной тушкой утка распространена у нас очень широко.

Она гнездится и на Крайнем Севере, и в средней и южной полосе, доходя на гнездовье, например по Волге почти до Астрахани, а также до Крыма; она обычна в Рязанской, Тульской, Московской областях. В Прибалтийских республиках свиязь бывает только на пролете. В Сибири свиязь как гнездующаяся птица встречается очень широко; в средней Азии она доходит до долины реки Сыр-Дарьи.

Прилетает свиязь с юга несколько позднее кряквы, примерно в одно время с шилохвостью.

В полете свиязи селезни издают характерный свист, по которому их даже на большом расстоянии нельзя спутать с другими утками. Свиязь утка издает короткое хриплое кряканье.

Гнезда свиязи устраивают вблизи воды. Утка кладет до 12 яиц. На гнезде сидит 24—25 дней. Селезни первую половину времени гнездования проводят около гнезда, а затем уходят и сбиваются в отдельные табунки.

Быстро подрастают утята на обильных животных и растительных кормах.

К осени молодые, старые утки и селезни перелинивают и перед самыми заморозками отлетают на юг.

Свиязь очень красивая дичь. Селезень в брачном оперении особенно эффектен. Головка у него ржаво-рыжего цвета, переходящего в охристый на лбу и в малиново-серый на горле, зобе и груди. Спинка и плечевые перья беловатые с темно-серыми волнистыми линиями. Кроющие перья хвоста снизу черные, нижняя часть белая с темно-серыми струйками на боках. Черные яркие краски вперемежку с бурыми и белыми при ярко-зеленом зеркальце, окаймленном спереди и сзади черными полосками, делают селезня очень красивым. В летнем пере селезень свиязи наряднее селезней других видов благородных уток, так как он почти целиком сохраняет яркость брачного оперения.

Оперение утки свиязи темнее, чем у других благородных уток. Грудь и брюшко белые.

Чирок-трескунок

ryabov_utka_07

Чирок-трескунок распространен у нас очень широко — кто из охотников не стрелял эту миниатюрную уточку!

За исключением наших северных мест — Архангельской и Вологодской областей, Коми АССР и Кольского полуострова — чирок-трескунок встречается почти повсюду в Сибири, Средней Азии, Казахской ССР и в других местах.

Зимует трескунок на южном Каспии, Черном и Средиземном морях.

Трескунок несколько крупнев чирка-свистунка .

Прилетают чирки-трескунки в средней полосе на 8—10-й день после кряквы. Перелет они совершают табунками в 40—50 голов.

По прилете чирки разбиваются на парочки и начинается хлопотливая пора кладки яиц. В эту пору повсюду, где есть разливы или речки, слышен приятный высокий трескоток — голос селезней и на высоких нотах покрякивание уточки.

Свадьбы у чирков происходят нередко с большим шумом и «скандалом». Около одной уточки соберется до десятка селезней, причем иногда совместно с чирками-свистунками, и такую возню и шум они поднимут между собой, что невольно долго любуешься, сидя в скрадке (шалаше), их весенними шалостями.

Гнездо уточка устраивает вблизи воды, но иногда и на значительном от нее расстоянии. Если полая вода поднимется до высокого уровня, то нередко гнезда чирка-трескунка находят в дуплах деревьев.

Уточка кладет до 10—14 яиц. Высиживание происходит в течение 21—22 дней. Селезень в высиживании участия не принимает.

Молодые утята быстро растут и уже на второй неделе шустро поспевают в поисках пищи за матерью. А в конце июня даже в средней полосе мы уже встречаем выводки трескунка на крыле. Полет трескунка стремительный и почти бесшумный.

Пища чирка-трескунка состоит одновременно из растительных и животных кормов.

К отлету чирки собираются на больших водоемах в огромные стаи, достигающие 1000 голов. Отлетают чирки-трескунки из средней полосы на юг примерно на две-три недели раньше кряквы.

В брачную пору селезень трескунок раскрашен очень нарядно. Головки и шея ржаво-бурые с пестринками. Затылок и горло черные с отливом. Над глазами к затылку идет ярко-белая полоска. Грудка и зобик светло-рыжие с черными поперечными черточками. Наружные стороны крыльев голубые с яркими белыми перышками. Брюшко светло-серое, переходящее книзу в белое.

Уточка окрашена почти так же, как утка шилохвости. Здесь нет темных и рыжих красок. Окрашена она светлее — белесее, нежели уточка чирка-свистунка.

В летнее время селезень перелинивает в скромный наряд уточки. Отличить его можно только по более ярко выраженному зеркальцу, а спинка у него несколько темнее, чем у уточки.

Чирок-свистунок

ryabov_utka_08

Это самая мелкая уточка. Чирок-свистунок распространен у нас еще шире, чем трескунок. Он встречается по всей Европейской части Союза и только в южных областях становится редок. На севере чирок-свистунок проникает до 70° северной широты. Здесь он заменяет своего собрата — трескунка. В Сибири чирок-свистунок распространен значительно шире трескунка.

В Приморье и в Восточной Сибири свистунка почти заменяет другой, еще более нарядный, вид — чирок-клоктун.

Биология свистунка немногим отличается от биологии чирка-трескунка.

Прилетает свистунок значительно раньше трескунка. Иногда всюду еще лежит снег, только кое-где наберется немного талой воды, да у берегов появятся небольшие забереги, как уже слышно мелодичное посвистывание этой милой уточки «пфли-пфли» и нежный призывный в два квачка голос самочки «кии-ки».

Полет свистунка почти так же стремителен, как и трескунка; поэтому сбить дублетом на осеннем перелете метеором несущихся чирков считается хорошим охотничьим «тоном».

Сразу же по прилете уточка устраивает в крепком месте, вблизи от воды, гнездо, в которое кладет до 10 яиц.

По наблюдениям охотников, селезень во время высиживания держится вблизи гнезда.

Через три недели вылупляются маленькие черные утята, которые уже на третий день изумительно проворны.

Чирки-свистунки встречаются двух разновидностей (подвидов): одни — посветлее и покрупнее, другие — более мелкие, гнездящиеся по лесным глухим озерам и речкам.

Селезень свистунок в брачном оперении очень наряден. Его украшает ржавого цвета головка с зеленым большим пятном над глазами в виде запятой, окаймленной белой полоской. Тушка селезня в скромном серо-пестром оперении с белым брюшком. Ярко-зеленое зеркальце выигрышно оттеняет его крылышки.

Уточка свистунка окрашена так же скромно, как и все другие благородные утки. Оперение ее несколько темнее и бурее, нежели уточки трескунка.

На зимовку чирки-свистунки отлетают позднее трескунков. Задерживаются они до поздней осени. Но все же отлет у них происходит на 8—10 дней раньше, чем у кряквы.

Мясо свистунков нежное и вкусное — недаром среди охотников чирки считаются отличной дичью.

Нырок красноголовый

ryabov_utka_09

Голубая чернеть, как принято называть этого нырка, распространена у нас довольно широко. Но на север далее 60° северной шпроты она не гнездится.

В Сибири, особенно во всей западной ее части, по обширным степным просторам, где имеется бесчисленное множество озер, красноголовый нырок, бесспорно, самая массовая птица. На востоке он встречается до Байкала.

Прилетает к нам красноголовый нырок недели на две позднее кряквы и на неделю примерно позднее чернети хохлатой.

В Сибирь нырки прилетают большими стаями. И сразу, за одну ночь, с прилетом голубой чернети водоемы оживают. Отовсюду несутся крики уток «кырр-кырр» и посвисты селезней «ффиуу-ффиуу».

Как только озера и плесы очистятся ото льда, нырки разбиваются на пары и утки приступают к кладке яиц.

Гнездо утка устраивает в зарослях камышей, на кочке у самой воды. Оно представляет небольшое углубление, выстланное веточками камыша и пухом.

Утка откладывает до 14 яиц. На яйцах она засиживается очень крепко. Я частенько подъезжал в челне к красноголовой утке, сидящей на гнезде, на расстояние до метра и, как бы не замечая ее, проплывал мимо.

Питается красноголовый нырок, как и благородные утки, растительной пищей, насекомыми, их личинками, слизняками, а также поедает лягушек и мелких рыбешек.

Выводки молодых появляются на 12—15 дней позднее, чем у кряквы. Они быстро подрастают, и уже в начале июля на водоемах можно наблюдать много выводков. Молодые нырки искусно ныряют и со дна достают себе корм. Они умеют в случае опасности прекрасно укрываться под листьями лилий и кувшинок, оставляя на поверхности из-под листочка один клювик.

Как только выводки поднимутся на крыло, они сбиваются в стаи и дневку проводят уже на открытых водоемах. Вечером у них начинаются регулярные перелеты на кормные неглубокие плесы.

Полет красноголового нырка очень стремителен. Он по праву считается среди птиц одним из самых быстрых летунов. Иногда пораженный выстрелом быстро несущийся нырок, сложив крылья, рикошетом несколько раз подскакивает по поверхности плеса.

Линька у старых птиц начинается в начале сентября. К этому времени они собираются в большие стаи.

Отлет красноголовых нырков из средней полосы происходит в середине октября и совершается как-то совсем незаметно: сегодня еще на водоемах была масса табунков этой дичи, а назавтра их уже нигде не встретишь, останутся только отставшие больные да подранки.

В весеннюю брачную пору селезни красноголового нырка окрашены довольно ярко. Головка и шея ржавого цвета (окраска красного сеттера). На горле небольшое белое пятнышко. Грудка, задняя часть тушки и небольшой клинышком хвостик — блестящего черного цвета. Вся остальная часть спинки и крылья голубовато-сизого цвета с поперечными темными струйками. Нижние кроющие крыло перья белые. Клюв черный с яркой голубоватой перевязью. Лапки темно-серые, радужина глаз желто-оранжевая. Во многих местах Сибири за окрас головы и шеи этого нырка называют красношеим.

Взрослая утка по расположению красок напоминает селезня, но у нее преобладает единый ржаво-бурый окрас, который имеет разные оттенки.

Красноголовые нырки — табунная птица, поэтому весной и осенью они хорошо подсаживаются к чучелам. Но, присев, быстро осматриваются и, поняв обман, тут же срываются. Насколько хорошо они чувствуют себя в воздухе, настолько тяжело они поднимаются с воды. Для охотника — любителя быстрой спортивной стрельбы — это прекрасная дичь.

При охотах с чучелами я всегда варьирую направление лета птицы, меняя соответственно места сидки. Таким образом можно, при желании, стрелять птицу, идущую на штык, идущую мимо вас слева направо и наоборот.

Чернеть хохлатая

ryabov_utka_10

Этот некрупный нырок распространен у нас довольно широко. На севере — в Европейской части СССР — местами, например на Кольском полуострове, он гнездится до 70° северной широты, в Сибири — по Енисею — до 68°. Хохлатая чернеть гнездится по всем бесчисленным озерам Западно-Сибирской низменности — в Челябинской, Курганской, Омской, Тюменской, Новосибирской областях, восточнее — в Красноярском крае, Иркутской области и в северной части Казахской ССР.

На юге встречается на гнездовье в низовьях Волги — в Сталинградской области, на Сарпинских озерах, в Чкаловской области, по долине реки Илек и на большинстве степных озер. Гнездится в Прибалтике, в Рязанской и Тульской областях, на Ладожском и Онежском озерах. Таким образом, на юг хохлатая чернеть в Европейской части страны местами доходит до 50° северной широты.

Появление этого нырка отмечается дней на десять раньше красноголового. Прилетает хохлатая чернеть большими табунами; но как только озера и плесы в камышах начнут очищаться ото льда, они разбиваются на пары.

Излюбленными местами гнездования хохлатой чернети являются степные озера с густыми зарослями камышей, рогоза, тростников, с богато развитой водной донной растительностью.

Пищу они добывают, ныряя на дно, где срывают растения и затем уже поедают их на поверхности. Так же, как и красноголовый нырок, хохлатая чернеть питается растительной и животной пищей, поедая водных насекомых, их личинок, слизняков, лягушек и мелкую рыбешку.

Полет хохлатой чернети очень быстрый и напоминает полет красноголового нырка. С воды они поднимаются так же, как и все нырковые, довольно тяжело.

Гнездо свое хохлатая чернеть устраивает часто в дуплах или просто на кочке среди камышей. В гнезде бывает от 7 до 12 яиц бледно-зеленовато-серого цвета, похожих на яйца красноголового нырка.

Селезни в воспитании молодняка никакого участия не принимают. Они собираются в отдельные стаи и так держатся на открытых водоемах до тех пор, пока не подрастет молодняк. Осенью утки с молодыми соединяются вместе со старыми селезнями и в середине октября (в средней полосе) отлетают на юг.

Зимует хохлатая чернеть на юге нашего Союза, на Каспии, в Армении, на Черном море, в северной Африке на юг до Абиссинии. Большое количество хохлатой чернети проводит зиму в Средней Азии.

Нырок белоглазый

ryabov_utka_11

Этот нырок — обитатель средней и южной полосы. Севернее Новгородской, Московской областей, Татарской АССР и Молотовской области он не гнездится. В Сибири нырок встречается в Челябинской, Курганской, Тюменской (в ее южной части) областях, в Казахской ССР и во всей Средней Азии. Оседло живет в бассейне Средиземного моря, на Кавказе. Мне приходилось убивать этих нырков в Тувинской автономной области — в Туранском районе — и в Башкирской АССР.

Обитает нырок по закрытым, густо заросшим водоемам. Питается преимущественно растительной пищей, но поедает и личинок насекомых, слизняков, червячков, водяных насекомых и мелких рыбок.

В летнее время этот нырок редко поднимается на воздух, стараясь уйти от преследования под водой. Ныряет он не хуже гоголя. Прилетают с юга белоглазые нырки примерно в те же сроки, что и красноголовый нырок. Спустя несколько дней после прилета утка приступает к кладке яиц, которых несет до 14 штук.

Белоглазый нырок, селезень и утка. Справа — беров нырок

Размером белоглазый нырок примерно со свиязь. Тушка его округлая, широкая и плотная.

Весной селезень окрашен довольно ярко. Голова, шея и грудь у него ржаво-коричневого цвета, который на боках переходит в светло-бурый. Зеркальце крыла белое. Брюшко, подмышечные перья, низ крыльев и хвоста белые. Клюв черный, ноги темно-серые, радужина вокруг глаз белая.

Уточка окрашена почти так же, как и селезень, только скромнее — голова бурее и светлее, а грудка белее.

Гоголь

ryabov_utka_12

Охотникам хорошо известен этот крупный, красиво окрашенный нырок. Кому из них не приходилось делать по десять-двенадцать выстрелов по молниеносно ныряющему подраненному гоголю! Эти же нырки являются и первыми вестниками (в весеннюю пору) скорого прилета водоплавающей дичи. Едва появятся проталины, а на реках образуются забереги, первыми гостями с далекого юга мы увидим именно белобоких гоголей и крохалей.

После долгой холодной зимы приятно услышать звенящий металлический свист от движения крыльев, издаваемый гоголями во время полета: «сви-сви-сви-сви…».

Распространен гоголь у нас очень широко. Он обычен во всей западной части Европейского севера СССР. Однако в безлесной тундре и в степной местности гоголь не гнездится. Встречается он во многих наших северных и центральных областях: Новгородской, Калининской, Ленинградской, Вологодской, Костромской, Московской, Горьковской. По Волге спускается до Саратовской области. Обитает по рекам Печоре, Каме, Вятке. На Урале область его распространения простирается до юга Башкирской АССР. В Сибири обычен во всей Западно-Сибирской низменности, в долинах рек — Оби, Енисея и Ангары.

Гоголи иногда значительными табунками остаются на зиму на незамерзающих водоемах-полыньях — по Волге, Каме, в истоке Ангары у Байкальского озера и др. Зимует гоголь в большом количестве на Средиземном, Каспийском и Балтийском морях, на Британских островах. Проводит зиму также в Средней Азии, Китае и Японии. В Америке этот нырок обычен на Аляске, в Канаде. На зимовке он встречается в Мексике.

На пролете гоголь проходит иногда огромными стаями. Но постепенно с ходом весны стаи эти как бы тают, все больше и больше птиц отстает на гнездование. Излюбленными местами для гнездования гоголей являются лесные озера, старицы таежных речек и протоки.

Гоголь очень осторожен и благодаря способности искусно нырять легко отделывается от преследования.

Этот нырок отличный летун. Полет его очень быстр с характерным, присущим только ему, далеко слышимым свистом от движения крыльев. С воды гоголь поднимается грузно, задевая крыльями за ее поверхность.

Часто при охоте с чучелами подсядет табунок гоголей и сразу же несколько из них скроется под водой. Спешите стрелять по оставшимся на поверхности белобоким селезням и будьте готовы к стрельбе по выныривающим, так как они сразу же будут подниматься на воздух, очевидно, слыша выстрел и под водой.

Кормятся гоголи растительной и животной пищей. Они поедают стебли водорослей, насекомых и их личинок, слизняков и искусно ловят рыбу. Иногда гоголи переходят целиком на рыбу, и тогда мясо их становится почти непригодным в пищу.

По прилете на родину гоголи разбиваются на парочки и у них наступает пора гнездования. Гоголи обычно устраивают гнезда в дуплах или в развилках ив, растущих у берегов водоемов. И только не найдя такого укромного места, утка иногда устраивает гнездо на земле.

В гнезде гоголя бывает от 10 до 19 яиц светло-зеленого цвета. Селезень в пору гнездования держится вблизи гнезда и принимает участие, например, в переноске птенцов из дупла на воду.

Как только молодые достаточно подрастут, гоголи сбиваются в стаи и держатся так до самого отлета. День они проводят на открытых плесах, а по зорям начинают летать на кормовые участки озер, стариц и заводей.

На осеннем пролете гоголи надолго задерживаются на плесах, богатых рыбой. При этом они иногда совсем игнорируют присутствие людей.

В г. Горьком лет тридцать тому назад табунок гоголей голов в пятьдесят каждую осень задерживался недели на две у плашкоутного моста на реке Оке. Я частенько на шлюпке подъезжал к ним из-за какой-нибудь баржи и убивал пару-тройку жирных, отъевшихся гоголей. Но мясо их было очень невкусным. Суп, сваренный из них, походил больше на плохую уху.

Оперение селезня гоголя в брачном наряде очень красивое. Голова и верхняя часть шеи у него черные с отливом фиолетового цвета спереди и на лбу. Остальная часть головы отливает зеленым цветом. На затылке маленький намек на хохолок. У клюва яркое белое пятно. Перья на спинке и надхвостье, а также малые кроющие перья крыла — черные. Кроющие перья плеча — белые. Грудка и бока чисто белые, клюв черный с голубой перевязью. Глаза с ярко-желтой радужиной.

Уточка в скромном черно-буром оперении, спереди на шее имеется грязно-белый ошейник. Грудка и бока сероватые, с беловатыми краями перьев. Нижние кроющие перья крыла и подмышечные перья бурые, остальная нижняя часть перьев белая.

Турпан

ryabov_utka_13

Многим охотникам, вероятно, приходилось убивать эту крупную птицу, относящуюся к ныркам. Турпан по-своему очень красив. В брачном наряде селезень черный с зеленым и фиолетовым отливом. На голове позади глаз белое пятно. Вершины больших кроющих крыло перьев также белые. Ноги и клюв оранжевые. На клюве имеется нарост. Радужина глаза серовато-бурая.

Утка бурого цвета с зеленоватым отливом на крыльях. Зеркальце крыла белое, как и у селезня.

Распространен турпан довольно широко. Он обычен на Ладожском и Онежском озерах, в Карело-Финской ССР, на Кольском полуострове, гнездится под Архангельском, Новгородом и в западной части Эстонии. Далее этот крупный нырок гнездится в тундре в районе устья Печоры, на островах Новая Земля и Вайгач и широко распространен в Сибири — по Барабинским озерам, в Челябинской области, по долинам рек Оби и Енисея и далее до берегов Тихого океана.

Зимует турпан в Закавказье, на Черном и Каспийском морях и в Средней Азии. С юга турпаны прилетают позднее большинства водоплавающих. Гнездо свое утка устраивает вдалеке от берега водоема, в густых зарослях кустарников. Как только выведутся молодые, утка уводит их на воду. В случае гибели утки всю заботу по выращиванию молодняка берет на себя селезень. Очевидно, селезень не покидает своей подруги и во время нахождения ее на гнезде.

На юг турпаны отлетают не раньше кряквы. Нередко в Сибири мне доводилось видеть табунки турпанов при последних охотах по отлетающей водоплавающей птице, когда по утрам у берегов появлялся уже ледок.

Охота на турпанов бывает только случайной и чаще на пролете. Иногда подлетит парочка этих крупных нырков к чучелам и убитый метким выстрелом нарядный селезень украсит собой ваши трофеи.

Пеганка

ryabov_utka_14

Пеганка относится к особому роду водоплавающих — «пеганкам». Это пестро окрашенная крупная птица.

Селезни окрашены ярче уток. У них голова, верх шеи и плечевые перья черные с ярким металлического блеска зеленым отливом; белое оперение на груди, нижней части спины, подхвостье, верхней части хвоста, на боках; белые верхние кроющие перья крыла; наконец, белое брюшко; спинка же, бока грудки и нижняя часть хвоста ржаво-рыжего цвета. Вдоль грудки протянулась широкая черная полоса и, расширяясь, идет на брюшко. На крыльях хорошо выраженное бронзово-зеленое зеркальце. На клюве, у его основания, имеется большой нарост. Клюв и ноги ярко-красного цвета. Радужина глаз бурая.

Утка окрашена менее ярко, чем селезень, меньше его размером и без нароста на клюве.

У пеганок высокие ноги, благодаря чему они свободно ходят по суше.

Распространена пеганка преимущественно в наших южных областях. Она довольно часто встречается в Астраханской области и на юге Сталинградской, в Южно-Казахстанских приуральских степях, водится на Кавказе и в Закавказье. Вторая область обитания пеганки — соленые озера степной части Крыма и лиманы побережья Черного моря, третья — побережье и острова Балтийского моря в пределах Эстонской и Латвийской ССР. Встречается в южной части Сибири, в Средней Азии и в Прибалхашье.

По своим повадкам и размеру пеганка напоминает гусей. Это птица соленых озер и морского побережья.

Питается пеганка растительной и животной пищей, поедая насекомых, их личинки, моллюсков и различные солончаковые растения.

Пеганки держатся больше парочками, причем селезень не покидает утку и во время зимовок. Гнезда свои эти птицы устраивают иногда вдалеке от воды: в старинных могилах, в норах, брошенных животными, или просто на земле. Самка откладывает до 12 яиц и высиживает их до 4 недель.

Селезень все время держится вблизи гнезда и оберегает свою подругу от врагов. Когда выведутся молодые, он помогает утке перетаскивать их в клюве на ближайшее озеро.

Пеганки очень эффектные птицы, но как охотничий трофей они не представляют особого интереса, так как мясо их невкусное и только изготовленное из этой птицы чучело может служить хорошим украшением уголка охотника.

Утка красная

ryabov_utka_15

К подсемейству земляных уток относится и красная утка. Эту довольно крупную птицу, размером с казарку, называют еще огарем, красным гусем, в Сибири варнавкой и часто — ошибочно — турпаном (Красноярский край).

Красная утка гнездится у нас на юге — в бассейне реки Урала, в Сталинградской, Астраханской областях, Средней Азии, Курганской, Чкаловской, Челябинской областях, Алтайском крае, Казахской ССР, на юге Красноярского края, в Тувинской автономной области и Иркутской области. Она обыкновенна на Кавказе, где встречается иногда на высоте до 2000 метров над уровнем моря.

Прилетает с юга красная утка довольно рано, примерно в то же время, что и красноголовый нырок. Появляется она небольшими табунками и сразу же разбивается на пары.

Полет огаря очень схож с полетом гуся, поэтому его иногда и называют красным гусем.

Пища красной утки состоит из насекомых, их личинок, слизняков, лягушек, рыбы и различных растений.

Во время охоты на северном Каспии, в Средней Азии и Сибири мне частенько приходилось убивать этих крупных, красиво окрашенных уток. Они довольно доверчивы и особенно хорошо налетают на чучела.

Как и пеганки, красные утки устраивают свои гнезда часто вдалеке от воды, где-нибудь в скале, в каменных древних могилах, в брошенных норах животных и т. п. Иногда красные утки гнездятся по несколько особей совместно.

Утка откладывает до 16 яиц. Селезень все время держится при выводке и помогает утке выращивать и оберегать от врагов свое потомство.

Селезень красной утки исключительно нарядная, красиво окрашенная птица. Голова и верхняя часть шеи у него рыже-охристые, на щеках верхней части головы и спереди на шее оперение более светлое. На шейке узкий черный ошейник; верхняя часть спины, плечевые перья и брюшко ярко-рыжие; верхние кроющие хвост перья и самый хвост черные с зеленым отливом; ноги и клюз почти черного цвета. Радужина вокруг глаз черно-бурая.

Утка отличается от селезня отсутствием черного ошейника и более бледными тонами передней части головы.

Луток

ryabov_utka_16

Это некрупная птица, которую большинству охотников-утятников приходилось добывать, не относится к разновидностям благородных или нырковых уток, а представляет собой один из видов крохалей. Поскольку луток является распространенным и популярным объектом охоты, мы здесь о нем расскажем.

Луток — величиной с хохлатую чернеть и много меньше других своих сородичей — крохалей.

Самец, когда сидит на воде, кажется совсем белым. По общему белому фону тушки имеются две поперечные полоски на грудке и редкие бурые перышки среди кроющих перьев крыла. На головке между клювом и глазом, а также на затылке под белым хохолком имеются черные с зеленым отливом пятна. Спинка у лутка черная, плечевое оперение белое. Кроющие перья крыла как большие, так и второстепенные маховые — черные с белыми вершинами. Клюв свинцово-серый, ноги окрашены светлее. Радужина вокруг глаз ярко-красная.

Самка окрашена скромнее. Головка ржаво-буроватая. Как и у самца, имеется хохолок. Верхняя часть тушки темно-серая со светлыми серыми пестринками. Книзу спинка окрашена темнее. Крылья окрашены почти так же, как и у самца. Между глазом и клювом, как и у самца, черное пятно. Передняя сторона шеи и низ головки белые. Брюшко белое.

Распространен луток очень широко. Он обычен во всей Сибири и в Европейской части Союза. На севере луток встречается местами даже севернее полярного круга. Луток гнездится по Онежскому, Ладожскому озерам, по Северной Двине, в Коми АССР, по Печоре, в Кировской области, по Каме, в Башкирской АССР, в долине Волги.

Зимует луток на Черном море и Каспии, в Закавказье, Средней Азии, Северной Индии, Китае, Японии.

Кто видел лутков, тот замечал, как настороженно они себя ведут — подойти к ним на выстрел крайне трудно. Стрелять их чаще удается при охотах с чучелами.

Гнездятся лутки преимущественно в дуплах прибрежных деревьев и в пнях.

Самочка кладет до 12 яиц. Она ревностно прячет свой выводок, поэтому наблюдать ее с молодыми приходится очень редко.

Кратким описанием основных объектов охоты на уток далеко не исчерпан весь их перечень.

Кроме описанных видов, многим охотникам приходилось добывать или встречать на охоте различные виды крохалей, этих ранних вестников приближения весны, изумительных ныряльщиков — гагар, поганок, в частности, чомгу, черных крикливых лысух, которые по зорям в камышах заводят такой шум и шлепотню, точно женщины вальками белье бучат, и многих других представителей водоплавающей дичи

Охота с подсадными утками
Происхождение подсадных уток

Подсадные, кряковые, или круговые утки применялись охотниками еще в 20-х годах прошлого столетия. Но, вероятно, с подсадными утками охотились и еще раньше. Где впервые начали применять кряковых уток в качестве приманки, установить не удалось. Но известно, что особенно широко развита была охота с подсадными в бывших Нижегородской, Тульской, Воронежской и Пензенской губерниях. Нужно полагать, что отсюда этот род охоты стал распространяться и дальше, сначала по Дону, а затем и по Волге до Саратова.

Не так давно, примерно лет 30 тому назад, охота с подсадными утками нашла много поклонников также среди ленинградских и вологодских охотников. Несколько позднее подсадные были завезены и в Сибирь — в Томск, Новосибирск, Красноярск, Тюмень и Курган.

Охотничьи подсадные утки выведены от диких кряковых уток.

Для улучшения голосовых качеств подсадных и особенно для получения уток с короткой, в три-четыре квачка, осадкой охотники, выводящие породу подсадных уток, практикуют спаривание своих уток с дикими селезнями. Охотники-промышленники, хвастаясь своими утками, обычно говорят: «У меня эта утка дикого натоптыша», «у меня утка дичка» и т. п. Но достоверно известно, что от метизации охотничьих уток с дикими хорошие рабочие подсадные утки в первом колене не получаются. Утки, выведенные домашней птицей из яиц дикой кряквы, для охоты, за редким исключением, бывают непригодны.

Разновидности подсадных уток

Существует четыре разновидности подсадных уток: тульские, пензенские или воронежские, семеновские (в Горьковской области) и саратовские. В Сибирь и в Среднюю Азию подсадные утки завозились из разных мест, поэтому здесь можно встретить табунки уток любой разновидности.

Тульская утка. В бывшей Тульской губернии лет тридцать-сорок назад была широко развита охота с подсадными утками.

Очевидно, не без основания среди охотников-утятников очень славились тульские подсадные утки, или «тулячки», как их называли. Это некрупная широкая утка (самая мелкая из всех четырех разновидностей), на низких ножках, с темноокрашенным оперением. По сложению тульская утка схожа с серой уткой, но отличается от последней более темным оперением; ножки у «тулячек» почти черные; клюв короткий, неширокий. Селезень в брачном оперении значительно темнее дикого крякового селезня.

Голоса у большинства тульских уток сравнительно высокие. Осадка у некоторых из них «заркая» (энергичная) и нередко при высоком голосе, но с отличной короткой настойчивой осадкой, они бывают очень добычливыми.

Эта разновидность кряковой охотничьей утки в чистом виде стала теперь большой редкостью.

Пензенская и воронежская утки размером с дикую крякву. В большинстве они светлого окраса; лапы у них светлые, желтовато-красные.

Эти утки отличаются хорошими голосами, поэтому охота с ними очень добычлива.

Семеновская утка. В Горьковской области — в Заволжье — и, в частности, в Семеновском районе среди местного населения раньше была широко развита охота с подсадными утками. Здесь у многих охотников и до сих пор имеются табунки подсадных уток.

Местная семеновская утка — некрупная, пропорционального сложения, несколько удлиненной формы со сравнительно тонкой шейкой и небольшой хорошего рисунка головкой; от глаз в обе стороны тянутся резко выраженные темные проточинки. Клюв неширокий и недлинный, но длиннее, нежели у тульских уток, темный, без пятен. Лапки несколько темнее, чем у дикой кряквы.

Среди этой разновидности встречаются утки, у которых головка окрашена в ровный серый тон, а проточинки у глаз выражены очень слабо или отсутствуют. В Горьковской области таких уток называют «чубарыми» или «осиновками».

Наиболее добычливыми подсадными утками из тех, с какими мне приходилось охотиться, были семеновские.

Саратовская утка. Это некрупная, но широкая утка желтовато-серого окраса с короткой шейкой. Утки этой разновидности особенно отличаются от других желтоватым оттенком своего оперения.

Как выбирать подсадных уток

ryabov_utka_17

На охоте с подсадными утками и весной и осенью желательно иметь с собой двух уток. Они высаживаются по обе стороны от скрадка; тогда, не видя друг друга, утки дают больше голоса, а это особенно важно.

Чтобы иметь хороших, добычливых подсадных, нужно приобрести двух уток и селезня от известных вам лучших присадистых добычливых уток.

Осенью молодок можно уже взять на охоту и попробовать их голоса. Вместе с утками на воду нужно посадить и чучела — по зорям благородные и особенно нырковые утки охотно присаживаются и к чучелам, и к подсадным.

Давая одновременно натаску молодым уткам, вы узнаете их голоса, характер осадки, поведение во время подлета диких уток и прочее. За три-четыре выхода на охоту молодки вполне привыкнут к ногавке (колечко для привязывания утки), поводку, к стрельбе, научатся вылезать на кружок и, сидя на нем, подманивать пролетающих мимо уток.

При выборе молодых уток рекомендуется отобрать «четырехзубок» (у каждой утки на середине нёба имеются зарубки — от двух до восьми). Такая незначительная, казалось бы, деталь имеет, видимо, связь с голосовыми качествами уток и, главным образом, с характером осадки. Утки с четырьмя зарубками на нёбе чаще имеют густой сильный голос и короткую, в четыре-пять квачков, энергичную осадку.

Из выводка хороших охотничьих подсадных уток нужно выбирать утят некрупных, пропорционально сложенных, с более чистыми, густыми голосами и без природных недостатков.

При хороших низких густых голосах у большинства из них короткая осадка, что для добычливости охоты с подсадными особенно ценно.

Натаска уток к охоте

С натасканной (наваженной), или, как говорят охотники-утятники, с «вызоренной» уткой охота всегда бывает добычливее. И, наоборот, дичливость молодой утки, боязнь выстрелов, налетающих селезней и птиц и особенно подранков иногда вконец портит охоту.

Готовую наваженную добычливую утку купить трудно, разве только по какому-нибудь случаю. Поэтому нужно уметь самому наваживать на охоте молодых уток или лучше переходок (утки по второму году). Переходки предпочтительнее тем, что, пробыв год с селезнем и дав уже один выводок утят, они, зачуяв приближение брачной поры, более энергично зазывают к себе пролетающих мимо расписных селезней. Другое дело осенние охоты на уток с подсадными и чучелами, когда почти каждая молодка с окрепшим голосом и вполне вылинявшая много кричит, и этого бывает достаточно. Весной же, когда селезни слышат кругом призывные крики самок, для успешной охоты нужны очень хорошие подсадные утки с заркими густыми голосами и короткими энергичными осадками. Поэтому наваживание уток лучше начинать с осени.

Любители охот с подсадными утками за лето и осень обычно успевают переслушать всех своих молодок и переходок. Если угодья, где держатся дикие утки, недалеко, проделать это не трудно, так как в корзинке (садке) можно брать с собой каждый раз по две-три утки.

Отсаживая поочередно молодых уток от табунка, можно в домашних условиях определить голосовые качества всех молодок. Таким путем в первую очередь отбраковываются молодки со слабыми и высокими или со свистящими срывающимися на осадке голосами и кричащие не чисто, а как бы захлебываясь: «каль, каль, каль». Из оставшихся уток с чистыми густыми голосами нужно отобрать молодок с более приятными на слух голосами с короткой, в четыре-пять квачков, резко оканчивающейся осадкой, и дающих больше голоса. Из подобранных таким путем уток уже на охоте, практически, окончательно отбираются лучшие, наиболее добычливые утки, которые и оставляются на зиму.

Приведу характерный пример охоты с подсадными. У меня в табунке уток была одна исключительно добычливая утка. С нею я очень успешно охотился в течение 8 лет. Однажды в весеннее время — в самое половодье — я спускался в ботнике (челне) по реке Ветлуге и все дни, меняя попутно места сидок, успешно бил селезней. Выбрав в одном месте хорошее плесо, окруженное со всех сторон затопленным лесом, я высадил свою любимицу-утку, а сам, добежав до старого остожья, сел на сено и, накидав его на ноги и плечи, остался неподвижно сидеть.

Еще направляясь к месту засидки, я слышал, как на покрякивание утки раздалось ответное шарпенье нескольких селезней. Не успел я еще замаскироваться, как тройка селезней подлетела к подсадной. После первой азартной, очень короткой осадки подсадной селезни круто повернули и сели между мной и уткой.

Я убил только одного, так как второй раз не смог стрелять — сено закрыло стволы. Оба оставшиеся в живых селезня снялись. Утка продолжала кричать.

Вижу — один опустился напротив метрах в трехстах от меня в затопленные кусты, а второй, сделав круг, направился в мою сторону. После короткой настойчивой осадки подсадной селезень, учащенно работая крыльями, опустился на то же место, где минуту назад был убит его соперник. Первого селезня едва успело отнести ветром шагов за десять, как на том же месте после выстрела остался и второй.

Третий селезень, спугнутый моим выстрелом, полетел стороной над тростниками, намереваясь, очевидно, улететь. Утка, заметив его, закричала еще зарче, растягивая каждый квачок и прижимаясь к воде. Селезень, сделав большой круг, налетел достаточно близко и после первой короткой осадки «колом» опустился на то место, где селезни сели втроем в первый раз. Третий выстрел настиг и его.

Чтобы охота с подсадными была добычливой, к уткам нужно предъявлять следующие требования:

они должны быть ручными — не дичливыми и позывистыми;
отзываться на свист, давая голос;
спокойно сидеть на поводке (не рваться и знать кружок);
не бояться выстрелов и битых и раненых селезней;
не жировать и не замываться на охоте.

Если утка дика и, боясь выстрела, срывается с поводка, то поимка ее затем сопряжена с большими хлопотами. Завидев охотника, подъезжающего в лодке или подходящего к ней по берегу, утка будет рваться, бить крыльями и окатывать охотника холодной водой. Чтобы этого избежать, нужно приучить уток брать корм из рук и спокойно сидеть у вас на руке. Прежде чем задать уткам корм, нужно поманить их, чтобы они подбежали к вам. Утки быстро привыкают к хозяину и на его зов охотно, наперегонки, с кряканьем спешат к нему. Манить уток лучше всего свистом. Они скоро его усваивают и, ожидая вас утром с кормом, едва заслышав знакомый свист, закричат в осадку. Подходить сразу не следует — свистните еще раз и ваши утки осадку повторят. После этого задайте им корм.

Повторяя этот несложный урок, вы сделаете уток позывистыми и приучите их по сигналу давать голос осадкой. Первое качество очень ценно: если ваша утка сорвалась, она, точно послушная собачонка, поспешит приплыть на ваш зов. Второе качество не менее важно: если утка, жируя (кормясь) или купаясь, прозевает налетевшего селезня, вы коротко негромко свистните, и она сразу же даст голос осадкой.

Невызоренные, неопытные утки, будучи высаженными на воду, всегда рвутся на поводке, хлопают по воде крыльями и не дают голоса. Чтобы этого избежать, нужно заблаговременно приучить своих уток к ногавке и поводку. Ногавку с колечком лучше пришить к лапке утки на весь, сезон охоты.

Взяв пару уток, высадите их на часок на воду, рассадив одну от другой на некотором расстоянии. Еще лучше начать сразу же приучать уток не рваться с поводка, высаживая их на кружок. Чтобы легче приучить молодок вылезать на кружок, можно заменить кружок пучком сена, привязанного к рогатке. Принимая его за кочку, утка, накупавшись, охотно на него вылезет. В другой раз высадите молодку на обычный деревянный круг, и она воспользуется и им для отдыха.

Некоторые молодые утки боятся выстрелов, и на первой же охоте их можно совсем испортить. Поэтому еще до отъезжей охоты уток нужно приучить к выстрелам. А на охоте в первое время высаживать молодую утку следует несколько в стороне от чучел и другой утки.

Чтобы утки не боялись битой птицы, не следует убирать подстреленных селезней. Постепенно утка привыкнет даже и к подраненным селезням и будет продолжать работать.

Очень досадно, если утка на охоте начинает жировать, не обращая никакого внимания на летающих мимо селезней. Чтобы избежать этого, нужно до охоты накормить утку просом (лучший корм для подсадных уток) и высадить на кружок на глубоком месте. Любят жировать преимущественно те утки, которые редко бывают на воде.

Невычистившаяся и неперелинявшая подсадная утка непригодна к охоте. Накупавшись, она будет чиститься и перебирать клювом свои перышки. Ее мало интересует окружающее и особенно хозяин, сидящий в шалаше и посылающий утке проклятья за ее молчаливость, в то время как кругом шарпят селезни. В этом виноват сам охотник, не давший уткам возможности перелинять и вычиститься.

Содержание подсадных уток

Насколько просто и легко содержать и разводить подсадных уток в сельской местности, настолько затруднительно держать их в городских условиях. Если нет опасения, что уток переловят или перебьют, можно выпускать их пастись на пруд или речку, а к вечеру нужно обязательно загонять. Чтобы утки охотнее приходили домой, необходимо каждый вечер кормить их зерном (просом, овсом или пшеницей).

В городских условиях в летнее время уток можно содержать в огороженном месте. Для купанья уток нужно вкопать в землю большое корыто или сделать бетонный бассейн. Воду необходимо менять через каждые 2—3 дня.

Кормить уток следует не меньше трех раз в день. Перед кладкой яиц и в период кладки нужно в корм прибавлять сухой гашеной извести или яичной скорлупы, иначе яйца уток, возможно, окажутся с тонкой скорлупой.

Вмешиваться в это время в жизнь уток не следует. Они сами найдут себе укромные, темные места, где из соломы и надерганных со своего брюшка перьев и пуха соорудят себе по хорошему, теплому гнезду. Оставлять в гнездах больше двенадцати яиц не следует. На яйцах утки сидят 30 дней.

Вылупившихся утят нужно забрать и положить в решето с ватой, чтобы они просохли.

Первые 3—4 дня утят кормят круто сваренным яйцом, мелко накрошив его. На четвертый — пятый день им можно уже давать пшенную кашу и творог. Неплохо кормить их и дождевыми червями, которых они с жадностью поедают.

ryabov_utka_18

Удивительно быстро растут и развиваются утята на естественном водоеме — озере или речке. Тут они, под руководством хлопотливой мамаши, в изобилии находят себе самые разнообразные и питательные корма.

В городских условиях утята растут и развиваются значительно медленнее. Поэтому, чтобы иметь хороших во всех отношениях подсадных уток, лучше всего держать их где-либо в деревне, вблизи водоема.

С наступлением холодов и выпадением снега уток нужно перевести в теплый омшанник. В зимнее время кормить их следует просом, овсом или пшеницей. Вместо воды можно давать уткам чистый мягкий снег, который они охотно поедают. Также необходимо давать им и зеленые корма — нарубленную капусту, картофель, свеклу — и изредка животный корм — рубленое мясо.

Для перетирания грубых зерновых кормов утки нуждаются в мелких камешках, которые в их желудке играют роль жерновов — перетирают грубые корма.

Хорошо упитанные и вычистившиеся утки легко переносят довольно низкую температуру. В Сибири некоторые охотники держат уток всю зиму в холодном помещении. А морозы там достигают 40°. Этого, конечно, делать не следует. К зиме нужно соорудить для уток теплый рубленый омшанник. Чтобы уткам было теплее и они меньше пачкались, необходимо менять подстилку из соломы или сенной трухи не реже двух раз в неделю и купать их в теплом помещении два раза в месяц.

Где охотиться с подсадными утками

Мнение многих охотников, что охота с подсадными утками несложна, — ошибочно. В одних и тех же угодьях, на тех же местах один охотник за две зори добывает десятки селезней, а другие с трудом несколько штук.

Успех охоты с подсадными утками зависит от многих обстоятельств и, главным образом, от знания, где и как нужно соорудить скрадок, какое плесо, водоем, излучину реки выбрать для охоты среди целого лабиринта водоемов.

В весеннее время пролетная водоплавающая птица держится по самым разнохарактерным водоемам и заболоченным угодьям, не пренебрегая и таежными моховыми болотами.

Где же выгоднее всего высадиться с подсадными утками и чучелами?

Заливные (поемные) луга по долинам рек, затопляемые в «полую» воду (в половодье), — вот излюбленные места для пролетной водоплавающей птицы. Многочисленные, вкрапленные в речные долины, глухие озера, протоки, старицы и кочкарные болота представляют собой прекрасные кормовые участки.

Если весной вы приехали на несколько дней поохотиться на какую-нибудь заболоченную разлившуюся полой водой речку, где, по слухам, бывает много пролетной птицы, — не спешите сразу начинать охоту. Обследуйте сначала угодья — затраченное на это время с лихвой окупится. Как правило, на поемных лугах с массой самых разнохарактерных водоемов есть участки, которые водоплавающая птица, и особенно кряквы, предпочитает другим. Поэтому и важно, прежде чем начать охоту, обследовать окрестности, порасспросить местных охотников о местах, где больше держится утка, и, раздобыв лодку, отправиться в такие места.

Если у вас хорошие, «присадистые» утки, дающие много голоса, и на угодья вы приехали вовремя — до зари, высаживайтесь на таком месте, откуда можно наблюдать за пролетом птицы. Так вы будете иметь возможность, постреливая красавцев-селезней, определить по лету дичи коренные, излюбленные птицей места. Заметив, приблизительно, приметные кусты или деревья, над которыми часто пролетают табунки и парочки уток, вы уже легко на самом пути лета дичи разыщете водоемы с укромными присадистыми уголками.

Лучшие, наиболее излюбленные дичью участки, где всего выгоднее высадиться с подсадными утками и чучелами, — пойменные луга с мелкими плесами и незатопленными кочками. Еще лучше, если по бережку есть осока и грязь — эти места утка предпочитает другим. Если с таких плесов вы спугивали отдыхающих крякв, — здесь и остановитесь. Выбрав сухое место на берегу или на кочке, соорудите хороший скрадок из материала, растущего тут же (кустов, осоки или камыша), чтобы для налетающих селезней он был мало заметным.

Озера бывают самыми различными по размеру и глубине, а также по характеру берегов. В зависимости от этих условий и водоплавающая дичь держится по ним неравномерно.

Проследить, где больше всего скапливаются на озерах утки, куда они летят и откуда снимаются, чтобы идти на кормежку, — нетрудно. Особенно нужно обратить внимание на протоки и тихие заводи, защищенные кустами, камышами или грядой от озера и от возможной при ветре волны. На мелкие места с молодой зеленью охотно летит всякая утка: шилохвость, серые, широконоска, свиязь и особенно чирки и кряква.

Некоторые озера с берегов широкой полосой заросли камышами и тростниками и подойти к воде оказывается невозможным. В этом случае нужно достать лодку и, пользуясь знанием угодий местными охотниками, постараться доплыть до открытых плесов, которые обычно бывают среди зарослей камыша.

Облюбовав одно из таких плесов, через которые особенно часто пролетают табунки уток, найдите сухую кочку и, если охотитесь на крякв, соорудите из камыша шалаш и высадите подсадных и чучела. Если ваши утки будут хорошо осаживать пролетающих мимо селезней, охота окажется успешной.

ryabov_utka_19

Болота, в зависимости от почвы и растительности, также бывают различными: моховые, кочкарные, травянистые с песчаным плотным дном и топкие. Иногда на болотах, при отсутствии вблизи хороших водоемов, озер и речек, водится много разнообразной водоплавающей дичи. Всякие болота представляют прекрасные кормовые угодья для большинства видов уток. Болота кочкарные с осокой все благородные утки предпочитают другим. При охоте с подсадными на болотах нужно выбрать наиболее посещаемое утками плесо, сделать шалаш, высадить уток и раскидать по плесу чучела так, чтобы зеркало воды от вас находилось в сторону зари.

Шалаш и скрадок

Шалаш или скрадок не должен выделяться на общем фоне окружающей местности.

Для охоты на строгих кряковых селезней лучшим является шалаш, сшитый из редкой легкой ткани защитного цвета и замаскированный под общий фон травой, тростником или лапником хвойных деревьев. Зоркому селезню невозможно заметить в таком шалаше укрывшегося охотника, и это делает птицу крайне доверчивой. Кряковые селезни, не говоря уже о других видах водоплавающей дичи, смело присаживаются к уткам и чучелам, совершенно не обращая внимания на шалаш, похожий на кочку или кучу хвороста. В таком шалаше и охотник чувствует себя значительно спокойнее, не нервничает и не боится, что селезень его заметит и, сделав над шалашом круг, улетит. В вырезанные в шалаше отверстия можно спокойно наблюдать за плесом, пролетающей дичью, не спеша стрелять, понаблюдать за поведением птиц, а при желании и сфотографировать их. Если птица бита, вылезать из шалаша нет необходимости — досужий ветерок прибьет добычу куда-нибудь к берегу.

При охоте с подсадными на водоемах, окруженных хвойным лесом, шалаш нужно делать так: основу шалаша составляют восемь-десять тонких березок или таловых прутьев, воткнутых заостренными концами по кругу в мягкий грунт; верхушки их загибаются и связываются, после чего шалаш наглухо покрывается еловым или сосновым лапником. Внутрь шалаша нужно набросать еловых или пихтовых лапок и сверху покрыть сеном, сухой травой или осокой. Ранней весной опасно садиться на холодную не оттаявшую землю без подстилки, так как в шалаше можно задремать и легко простудиться.

В чернолесье строить шалаш лучше всего в каком-нибудь кусте. Если на берегу плеса или озера растет лес, березняк или ольховник, шалаш нужно построить со стороны леса. Сверху шалаш можно оставить открытым, а боковые стенки хорошо замаскировать сухой травой.

Иногда приходится охотиться с подсадными утками и чучелами в таких местах, где плеса бывают совершенно открытыми. Случается, что по берегам нет не только кустов, — нет и достаточно высокой травы. Например, весной с самого прилета кряковые любят кормиться на полях, где после уборки хлеба остается много зерна. Обычно тут же среди полей по низинам бывает вода — «снежица», так называемые «лывы». Сюда хорошо летят утки. Чтобы укрыться в таких местах от изумительно зорких глаз крякового селезня, надо на сухом берегу выкопать лопаткой в земле круглую яму диаметром в 1 метр и глубиной до 80 сантиметров. С одной стороны земля недовыбирается, чтобы осталось место для сиденья. Снятый дерн идет на обкладку краев ямки, благодаря чему скрадок становится еще глубже. Края ямы замаскировываются травой и бурьяном, растущим вокруг. Из такого скрадка стрелять приходится преимущественно по летящим и садящимся птицам. Охотник в любой момент может встать и с удобного положения наверняка стрелять по налетевшей вплотную птице. Иногда сиденье выгоднее устраивать так, чтобы сидеть в скрадке спиной к чучелам и уткам. Это нужно в том случае, когда птица на воду идет с полей — со стороны берега.

ryabov_utka_20

При засидке в высоких камышах и в вырытом в земле скрадке закрываться сверху не следует. Хорошо владея ружьем, вы будете иметь возможность стрелять всех налетающих на вас селезней.

Охота с подсадными утками весной

Конец марта. Охотники давно уже поговаривают между собой о весенней охоте. Одни собираются на глухариные тока, другие на тетеревов или на тягу вальдшнепа, а большинство на селезней с подсадными утками.

С появлением на почерневших дорогах первых деловитых грачей охотники-утятники с нетерпением ожидают прилета долгожданных пернатых гостей. Уже заранее, если разливы или пойма реки недалеко, охотники понастроили на облюбованных кочках скрадки-шалаши и еще затемно выходят на улицу послушать, не свистят ли крыльями далекие пернатые путешественники.

Прилет водоплавающей дичи происходит постепенно. Вскоре за грачами — этими глашатаями весны — появляются крохали, за ними гоголи, сразу оживляющие весенние разливы своим ярким оперением и характерным мелодичным свистом крыльев во время полета. А выйдешь дня через два-три на пойму какой-нибудь речушки, смотришь — уж и красавцы-кряковые тут как тут. Обычно кряковые селезни опережают на день, на два своих сереньких подружек. Следом за кряковыми появляются чирки-свистунки, одновременно с ними чернеть хохлатая, а там повалит и другая утка: шилохвость, серая, широконоска и другие. Начинается валовой пролет водоплавающей дичи. Отстает лишь несколько свиязь и красноголовый нырок.

С прилета водоплавающей дичи и начинается охота на селезней с подсадными утками при строгом соблюдении правил и сроков охоты. Весенняя охота на селезней с подсадными и чучелами разрешена у нас в большинстве областей и краев.

Особенно хороша ранняя охота, когда только что появляются первые расписные кряковые селезни. В это время они очень зарко идут на призывный крик утки; налетев на задорную «осадку» (учащенный призывный крик) подсадной, они обрывают свой быстрый полет и «колом» опускаются перед вашим скрадком на зеркальную гладь весеннего разлива.

Наиболее успешной бывает охота с подсадными, когда утки сядут на гнезда и оставят селезней в одиночестве

Охота с подсадными утками летом и осенью

С большим успехом охота с подсадными практикуется многими охотниками также во второй половине лета и до самого отлета водоплавающей птицы.

Со второй половины августа табунки уток начинают летать на хлеба. По утрам они возвращаются в излюбленные ими укромные уголки в болотах и камышах. Местами дневок обычно бывают глухие, хорошо закрытые, труднодоступные заводи. Эти места нетрудно определить, так как на них остается много пера и пуха от линяющих уток.

Для успеха охоты нужно проследить, откуда поднимаются вечером табунки уток, и, пробравшись туда, соорудить скрадок, что в это время года, благодаря густой зелени, сделать очень легко. До зари нужно высадить на плесо пару подсадных уток и несколько чучел. Хорошо на такой охоте иметь небольшую легкую лодку.

Едва рассветает, как табунки уток один за другим начнут появляться на вашем плесе. Завидя чучела и услышав крик подсадных, табунки, не раздумывая, присаживаются на плесо. Весь успех этой охоты зависит от того, насколько точно вы нашли место утиных дневок.

В это время с успехом можно охотиться и на озерах, вдоль которых по зорям тянут табунки уток. Выбрав где-нибудь в конце озера неглубокое присадистое место, вы рассаживаете чучела, окрашенные в летнее оперение уток.

Пара молодых подсадных для этих охот не хуже старых, так как в это время они очень много кричат. Если место выбрано удачно, вам придется много стрелять. При этой охоте выгоднее стоять в открытом сверху скрадке, чем сидеть в глухом шалаше.

Позднее, когда утки станут более строгими, их возможно с успехом добывать только с подсадными утками и чучелами. Берега озер в это время густо заросли камышами и тростником; на поверхности воды масса листов кубышки и лилии; природа еще сохраняет летний облик, но в воздухе, особенно по зорям, уже чувствуется приближение заморозков. Утки собрались в крупные стаи и днем держатся теперь на открытых плесах. По зорям они охотно сворачивают на крик подсадных и присаживаются к чучелам.

При такой охоте нужно высаживать побольше чучел — от 10 до 15 штук. Рассаживать их следует таким образом, чтобы чучела крякв, шилохвостей и свиязей, разбросанные в беспорядке по плесу, находились ближе к вашему скрадку, а чучела нырковых пород нужно раскидать отдельным расплывшимся табунком несколько дальше — на более глубоком месте. Расстояние до крайних чучел не должно быть более 25—30 метров. Это расстояние и будет служить для определения дистанции до подсевших уток.

В этих условиях выгоднее стрелять уток в лет, особенно в те моменты, когда они перед посадкой делают круг и, сбившись в кучу, налетают на затаившегося охотника.

Чем ближе к осени, тем больше и больше по озерам станут появляться табунки нырковых уток. В это время начинается охота на чернеть. Так как нырковые утки держатся на глубоких местах, то и шалаш при охоте на чернеть нужно строить на чистых, не заросших водорослями плесах, не в глухих заводях, а на самих озерах.

Оставлять дома подсадных не следует. Они в это время могут сослужить хорошую службу — кряковые иногда задерживаются до самых заморозков. Селезни к этому времени успевают совершенно вылинять, и табунок таких отъевшихся красавцев может подлететь к подсадным и дополнить ваши прекрасные осенние трофеи.

Охотясь в течение тридцати пяти лет на уток с подсадными и чучелами, я уже много лет применяю не совсем обычный способ этой охоты. В местах перелетов водоплавающей дичи с мест дневок на кормовые участки и обратно (для кряквы — хлебные поля и болота, для нырковых — большие водоемы) я выбираю открытое плесо, видимое проходящей мимо птице, идущей иногда довольно широкой полосой.

Впервые я применил этот способ на Сарпинских озерах под Сталинградом. Со мной было две подсадных утки и 12 чучел. Я сел на одном из открытых плесов, над которыми птица в большом количестве дважды в сутки ходила кормиться на какие-то далекие водоемы. Разбросав по плесу чучела в летней окраске и высадив подсадных, я с челном укрылся в окрайке камышей.

За час до восхода солнца водоплавающая дичь пошла на дневку. Над чучелами, на непрестанный зов подсадных табунки уток различных видов проходили один за другим. Стрельба была легкой, так как жирные кряквы, замедлив лет, снижались над чучелами всего в каких-нибудь 25 шагах от моего скрадка. С каждым дублетом на воду падали по две-три птицы. Все патроны, в том числе и с номерами дроби 7—8, предназначенной для мелкой дичи, я расстрелял за какой-нибудь час. Убил я в то утро 68 уток различных видов, большей частью крякв.

В условиях Сибири этим методом в весеннее время я добывал за день до 80 селезней.

Этот способ охоты вполне применим на промысловом отстреле водоплавающей дичи.

* * *

Техника охоты с подсадными мною детально разработана, и я практикую эту охоту до сих пор.

Если я намерен стрелять птицу, идущую слева, то раскидываю чучела, высаживаю уток и прячусь в скрадке с открытым верхом на правой стороне по направлению лета птицы. Если сесть на левом берегу, придется стрелять птицу, идущую мимо вас с правой стороны.

Очень оригинальная, хотя и не совсем легкая, стрельба птицы, идущей на вас низко, на штык. Для разнообразия я сажусь на плесе лицом к идущей на меня дичи. Птица, снизившись над чучелами, представляет хорошую, быстро летящую на вас мишень.

Прочие виды охоты на уток

Охота с лайкой

Все разновидности лаек прекрасно работают по утке. Обладая изумительно сильным чутьем и охотничьей страстью, они быстро приспосабливаются к охоте по водоплавающей дичи. Богатая теплая псовина с густым подшерстком позволяет лайкам работать по утке в воде даже и при низкой температуре, когда никакая собака другой породы в воду не лезет.

У меня была коми лайка, кобель по кличке Боско, который был одновременно и прекрасным работником по медведю и незаменимым утятником. Он способен был часами, не выходя из воды, несмотря на осенние заморозки, лазать по недоступным заболоченным участкам угодий, выживая из крепей уток.

Лайки легко и быстро поддаются дрессировке и, будучи обученными, охотно подают из воды битую дичь в руки охотника. По полазистости же и способности мастерски выгонять на охотника таящихся в крепях уток с лайкой могут сравняться разве только русские спаниэли и жесткошерстные легавые.

Мне довелось однажды видеть замечательно слаженную, мастерскую работу двух лаек по уткам.

Дело было в середине августа в Горьковской области. Я приехал на охоту в волжскую деревню, в окрестностях которой были отличные угодья, богатые дичью.

Ночевать я остановился у старого, знакомого мне по прежним охотам за глухарями на токах местного охотника-промышленника Викторки, как все его звали, несмотря на преклонный уже возраст. Он предложил мне ночью до зари переплыть через Волгу и охотиться вдвоем с его лайками — Кубарем и Лыско, а моего сеттера оставить дома, так как его марийские лайки были очень злобны и могли попортить моего Джима. «А стрелять нам и из-под моих собак придется вдосталь», — говорил Викторка.

Мы переплыли Волгу, когда почти уже рассветало. Один за другим гасли бакены, глухо шлепал где-то за поворотом на перекате невидимый еще пароход, — тишина была изумительная.

Я много побродил по нашей обширной Родине, много рек исплавал, но нигде я не ощущал такой величавости и в то же время такой ласковости, как на нашей Волге. Вытащив подальше на заплесок лодку, взяв ружья и сумки, мы тропкой двинулись к так называемой «палме» — болоту Пробуса.

Палмой на Волге называют заболоченные заросли черной ольхи. Такие заболоченные угодья с ольховником, растущим на высоких кочках, представляют отличные условия для гнездования уток, особенно кряквы. Болото Пробуса было особенно глухо и недоступно для охотника, поэтому утки там спокойно выводились, выращивались и проводили период линьки. Редкий охотник рискнет пробраться на таинственные недоступные плесы, имеющиеся в самой глуши болота Пробуса. Много «окон» и глубоких илистых мест с трясиной отпугивают охотников от этого заповедного уголка. Только на перелете, когда утки перед зарей, деловито накрякавшись и как бы сговорившись, поднимутся на крыло, они бывают доступны для охотника.

Я слышал и раньше, что Викторка со своими лайками бьет очень много уток, и мне интересно было, как завзятому лаечнику, посмотреть на работу его собак. Я нарочно не расспрашивал старого охотника о технике, какую он практикует при добыче уток, желая посмотреть его охоту на месте и особенно в таких недоступных угодьях, как Пробуса.

Луга с богатейшим заливным травостоем были уже выкошены, ходьба была легкой. Стога сена, живописно разбросанные по лугам с зеленями, по низинам и грядами кустарников и осокорей, растущих по берегам озер, — дополняли волжский пейзаж.

Когда мы подходили к Пробусе, Викторка подманил к себе Кубаря и Лыско и взял их на поводки. В палму мы зашли с одного из концов, где до открытых плесов было не менее трехсот метров. Нам сразу же пришлось брести по воде выше колена. Нужно было очень хорошо знать место, где можно пройти, иначе рискуешь попасть в трясину. Недаром среди местных жителей Пробуса пользовалась дурной славой. Много скотины погибло в ее топях, а лет двадцать тому назад утонул в трясине один из охотников — местный учитель.

Но Викторка уверенно брел впереди меня с длинной жердью, которую мы предусмотрительно захватили с собой. Высокие ольхи росли каждая на своей кочке и получалось оригинальное зрелище: мы пробирались настоящим лесом, растущим на болоте. Вода между кочками сплошь была покрыта зеленью, разрисованной следами плававших по ней уток. Попадались нам на пути и открытые плесики, но уток на них не было.

Наконец, впереди показалось большое открытое плесо. Лыско и Кубарь были спущены с поводков и вплавь удалились вглубь лесного болота. Мы с Викторкой встали на прогалинке в сплошной заросли осоки и тростника. Эту прогалинку старый охотник заранее прокосил в болоте, чтобы легче было замечать плывущих, не желающих подниматься на крыло уток. Я удобно устроился на большой сухой кочке. Мне хорошо была видна вся прокошенная просека на расстоянии среднего выстрела, и ни одна утка не могла проплыть не замеченной.

Викторка, шлепая по воде, побрел дальше. С тревожным кряканьем из-под него сорвалась кряква. Свернувшись в воздухе после выстрела, она упала в тростник. Но вот и старый охотник где-то притих. В палме стало сразу тихо. В это утиное царство, кроме Викторки, редко заходят другие охотники, поэтому он и называл болото «моя Пробуса».

Меня очень интересовало поведение и роль его лаек на охоте, и я внимательно прислушивался к лесной тишине. Вот где-то взвизгнула собака, послышалось хлопанье поднявшихся уток, и табунок крякв налетел на меня. После дублета пара уток свалилась прямо на чистое плесо позади меня.

Собаки — теперь уже обе — повизгивая, двигались в нашу сторону. Они, видимо, гнали плывущих крепями уток. Слышно тревожное покрякивание старки, уводящей выводок. Собаки уже недалеко, нужно зорко смотреть, чтобы не пропустить таящихся птиц. Но вот раздаются два выстрела один за другим в стороне Викторки. Слышно хлопанье взлетевших уток. Впереди, повизгивая и шлепая по воде, и в мою сторону подвигается четвероногий загонщик. В сорока шагах от меня, пригнувшись к воде, между кочками пробирается матерая, а там еще и еще — всего шесть кряковых. Молодые уже взматерели и стали со старку, а подниматься не хотят, предпочитая вплавь уходить от преследования. Выводок уток выплыл на прокошенную просеку и направился в мою сторону. Когда они были от меня шагах в двадцати, я кашлянул и утки поднялись. Стреляю дублетом и сбиваю двух уток. На прогалинку выплыл остроухий Кубарь, вылез на кочку, отряхнулся и, деловито посмотрев на убитых уток и на меня, опять скрылся в зарослях болота. Так, меняя места, мы продолжали охоту.

Каждый раз после смены места остроухие утятники, точно сговорившись, уходили или вплавь удалялись в крепи. Нам оставалось только ждать нагоняемых на нас, таящихся в крепях, взматеревших крякв. Приходилось часто стрелять и по налетающим на нас уткам.

Лыско и Кубарь артистически подавали битых птиц, но только в руки Викторки, совершенно игнорируя меня.

Я был доволен такой работой пары остроухих. Когда мы со старым охотником, грязные и мокрые, выбрались, наконец, из темной, мрачной палмы на светлые, залитые солнцем луга, у нас было по большой связке кряковых уток.

Охота с легавой

Как и на всякой охоте, при охоте на уток по выводкам и на перелетах, собака оказывает охотнику большую помощь. Она разыскивает выводки или таящихся в крепях уток, поднимает их на крыло или, преследуя подранков, дает возможность перехватить и стрелять их и, наконец, подает битых уток в руки охотника.

Для охоты на уток пригодны легавые собаки всех пород. Но, учитывая, что во время охоты собаке приходится долгое время находиться в воде, предпочтительнее других легавые длинношерстные: все породы сеттеров, особенно черные с подпалинами, жесткошерстные легавые и спаниэли.

Чтобы легавая собака не утратила те навыки, которые она приобрела в процессе натаски по болотной или лесной дичи, не рекомендуется брать на охоту за утками легавых моложе трех полей. Только тогда, когда легавая собака вполне освоит всю технику работы по так называемой благородной дичи, выдерживающей над собой стойку собаки, — ее можно брать и на охоту по уткам.

Собаки, хорошо работающие по болотной и боровой дичи, быстро осваиваются с охотой на водоемах — в зарослях камышей, тростников и осоки, и преисправно, за счет своего замечательно развитого чутья, легко разыскивают умело таящихся уток, выгоняют их из крепей, молча преследуют до выстрела и отлично подают битую птицу в руки охотника.

Из легавых получаются очень хорошие утятники, которые не в ущерб своей основной «специальности» — работы по болотной, лесной и степной дичи — вполне обеспечивают самые высокие требования, какие можно предъявлять к собаке на утиной охоте.

Охота с русским спаниэлем

Так как на охоте за утками вовсе не требуется от собаки стойка, то спаниэли — эти миниатюрные легавые — для этого рода охоты особенно пригодны. Несмотря на свой незначительный рост, спаниэли — крепкие, выносливые собаки. Они очень любят подавать в руки хозяина различные предметы и особенно хорошо подают битую дичь. Спаниэли легко поддаются дрессировке, которая сводится всего к трем требованиям: безотказно подавать предметы и дичь с суши и с воды, ходить у ноги и быть позывистой и послушной во время поиска.

Обладая большой охотничьей страстью, спаниэли рано и легко принимаются хорошо работать. Поиск спаниэля, конечно, не может сравняться со стильным поиском крапчатого сеттера или пойнтера, но поиск его «разумен» и, при известной натаске, правилен. За счет же сильно развитого чутья спаниэли хорошо обыскивают угодья. Большого хода от него при охоте на уток не требуется, а в полазистости и страсти к охоте за утками по водоемам и крепям спаниэли не уступают хорошим утятникам других крупных пород собак.

Собрались как-то мы вдвоем с товарищем за утками на дальние угодья, где редко бывают городские охотники. У моего друга была пара прекрасных кофейно-крапчатых спаниэлей — Марс и Том. Хозяин хвалил их за полевые качества и особенно по утке.

Только к вечеру, когда уже совсем стемнело, добрались мы до пасеки нашего знакомого — Игната, вблизи которой протекала небольшая речка с заболоченными берегами и массой прекрасных глухих озер, заросших камышом, рогозом и тростниками, с укромными заводями, где водилось большое количество уток, особенно кряковых и чирков.

На пасеке нам поставили самовар, и мы, напившись чая с душистым сотовым медом, улеглись спать на свежем сене. Утомившись за дорогу, мы несколько проспали. Когда вышли на луга, солнце уже поднималось из-за гор, покрытых темной тайгой.

Мы решили с утра пройти километра четыре берегами речки Черной, а затем уже заняться озерами.

Над речкой еще висел белый туман, который постепенно начал как бы рваться на отдельные лоскуты и, незаметно растворяясь под лучами августовского солнца, быстро на глазах исчезал. День обещал быть ясным и теплым.

Перебравшись в мелком месте вброд через речку, мы спустили собак и разными берегами направились вниз по течению. Заводи, которые часто встречались то с одной, то с другой стороны, приходилось обходить кругом.

Мы прошли уже километра два, а убили только по одной утке. Видимо, вблизи своей пасеки Игнат успел разбить все выводки. Было восьмое августа — самая пора охоты по утиным выводкам.

Собачки старательно обшаривали прибрежные заросли, но ничего, кроме крикливых куличков, не спугивали.

Вдруг вижу — на том берегу Марс старательно, энергично заработал около густых зарослей тростника, — безусловно, он причуял дичь. Моему другу работа собаки видна не была, поэтому я встал, ожидая результата. Марс скрылся в тальниках, и в тот же момент с кряканьем срывается матерка и шесть молодых размером со старку. Первый выстрел оборвал полет старки, а вторым я сбил одного молодого. Остальные, отлетев метров триста, опустились за кустами на соседнее озерко. Убитых уток взяли обе собаки и потащили своему хозяину.

Поблизости оказался брод и, так как озерко было на моем берегу, друг мой перебрался ко мне, и мы с разных сторон подошли к озеру. Собак не было видно, только слышалось их шлепанье и пыхтенье в затопленных кустах. Вон Марсик, повизгивая, плывет хвощом вдоль моего берега, преследуя удирающих водой уток. Вон и они — все пять, вытянув шейки, спешат уплыть от преследователя. Мне удается убить двух — одну плывущую и одну в лет. Оставшиеся полетели вдоль озерка на моего друга. После дублета две упали — одна на воду, а другая чуть ли не к ногам охотника.

Том был уже тут, он спешил к дальней утке, а вторую, убитую мной утку, Марс нес своему хозяину.

«Что же это за безобразие, — кричу я своему другу, — так у тебя уток будет вдвое больше. Собаки таскают тебе и твоих и моих уток. А я стараюсь, бью только жирных!»

Шутливо делясь впечатлениями, мы направились к озеру Виловатое, на котором всегда держалось до восьми-десяти выводков. Не успели мы подойти к носку озера, как собачки, все время сдерживаемые нами, скрылись в тальниках. С шумом сорвалась пара кряковых. После выстрелов одна из них, сложив крылья, упала в заросли камыша, а вторая, продолжая работать одним крылом, под углом снизилась в зарослях тростника.

Я подошел ближе к берегу. Собаки одна за другой спешили вплавь к убитой, чуть еще шевелящей лапками, утке. Том, как более сильный, опередил маленького Марсика и, взяв с гордостью трофей, направился к берегу. Марсик недовольно покосился в сторону Тома своими выразительными глазами и продолжал путь дальше к тому месту, где снизился подранок. Так как друг мой был на противоположном берегу, я, взяв от Тома утку, направил его обратно в кусты, а сам, забежав вперед по берегу, осторожно подошел к озеру и стал ждать. Слышу пыхтенье Марсика, который водой преследует уходящего подранка. Вот и он, низко пригнувшись к воде, спешит осокой уйти от преследователя. Выстрел прекратил погоню. Одновременно с моим выстрелом с берега бросился в воду Том и, вновь опередив Марсика, первый доплыл до утки. Оглядываясь на обескураженного Марса, Том поплыл ко мне.

Охота на перелетах

Многие охотники, любящие охоту по так называемой красной дичи, напрасно с пренебрежением относятся к охотникам-утятникам. Прежде всего, охота на уток у нас самая распространенная. Водоплавающей дичи в нашей стране больше, чем всякой другой, и поэтому она для широких масс охотников является наиболее доступной.

Охотники, считающие, что охота на уток несложна и примитивна, неправы. Им попросту не знакомо все многообразие и сложность целого ряда способов охоты на уток, зависящих от многих условий: сезона года; часов охоты — на заре или днем; видов уток; характера угодий и др.

На утиной охоте, как и на всякого рода охотах, при совершенно одинаковых условиях один охотник добудет значительное количество дичи, а другой за тот же отрезок времени — в несколько раз меньше. Зависит это от опытности, уменья хорошо стрелять, от знания угодий и, главное, от природных способностей охотника.

Охота на уток на перелетах очень интересна и довольно трудна. Даже и противники утиных охот «снисходят» до того, чтобы поохотиться на уток на перелетах.

Когда молодые вполне взматереют и поднимутся на крыло (обычно в двадцатых числах августа), кряковые утки по зорям начинают летать кормиться на поля и богатые кормами плеса и заводи. Чем позднее (ближе к осени), тем регулярнее и закономернее становятся перелеты. Но такие перелеты свойственны не только одним кряковым. И другие виды уток по зорям начинают летать с мест дневок на кормовые участки угодий. Чирки, серые утки, широконоски, шилохвости и другие благородные летят кормиться на кормные болота, заводи озер, прудов и старицы речек; нырковые же с дневки поднимаются на крыло и уходят кормиться на большие открытые плесы, где они и питаются рыбой, водяными насекомыми и водорослями.

Как правило, кряквы остаются на местах кормежки на всю ночь до утренней зари.

Чем ближе к осени, тем дольше остаются утки на больших плесах и, наконец, стабунившись, значительную часть суток проводят на открытых водоемах.

Стрельба уток на перелетах основана на знании мест, над которыми утки проходят с дневки на кормовые участки угодий и на утренней заре обратно на места дневки. В зависимости от характера угодий такие места бывают различными. На хлеба летают кормиться только кряковые утки, причем всем другим культурам они предпочитают гречиху, просо и затем уже пшеницу и овсы.

Дневку кряквы проводят в глухих камышовых или кустарниковых заболоченных угодьях, на глухих заросших прудах, старицах рек и т. п. Перед вечерней зарей, сперва как бы скричавшись, табунки один за другим поднимаются на крыло; в начинающих сгущаться сумерках вы слышите нарастающий характерный свист крыльев «сю-сю-сю-сю-сю» и густое покрякиванье летящих на хлеба кряковых уток. Они летят обычно довольно низко — в меру выстрела, а в некоторых местах, где им приходится перелетать через возвышенности, тянут чуть ли не над самой землей.

Стрельба кряковых на перелетах из-за обманчивого освещения считается довольно трудной, так как быстро надвигающиеся сумерки не дают возможности точно корректировать степень необходимого при стрельбе упреждения.

Грузно шлепаются о землю сытые в эту пору жирные кряквы. Но находить битых уток, особенно в хлебах, крайне трудно. Поэтому хорошо на перелеты брать с собой собаку, подающую дичь из воды. Тогда ни один подранок от вас не уйдет. Собаки быстро понимают свою роль на такой охоте и зорко следят за каждой птицей в момент выстрела.

Лучшими местами, где следует становиться на утиных перелетах, это окрайки болот или озер, с которых вылетают кряквы на хлеба, или же вблизи хлебных полос, где-нибудь в перелеске или в кустарниках, над которыми, как вам известно, тянут на хлеба табунки уток.

Стрельба кряковых на перелетах обычно практикуется только на вечерней заре, так как утром они снимаются с хлебных полос как-то сразу и в какие-нибудь 10 минут все уходят на дневку.

Для обеспечения успеха охоты на перелетах нужно предварительно хорошенько порасспросить местных охотников или просто колхозников, работающих на полях, о том, где по зорям летают на полосы утки. Вам с удовольствием все расскажут и покажут места перелетов, так как кряквы наносят полям значительный урон.

Однажды, дело было в Сибири, я как-то в десятых числах сентября приехал в деревню, расположенную среди целой группы озер, на которых водилось много уток. Свободных у меня было несколько дней, поэтому я и решил остаток первого дня потратить только на разведку. Расспросив пастуха и колхозного бригадира, я узнал, что кряковые утки табунками хорошо ходят на суслоны пшеницы, не вывезенной с полей совхоза — около Гусиного озера. Было еще около трех часов дня. Забрав, на всякий случай, побольше патронов, я направился к озеру.

Был серый пасмурный день. Изредка начинал моросить мелкий дождь.

Идя берегом речки Кудинки, я издали увидел табунки крякв, перелетавших с обширных болот, которыми протекает Кудинка, в направлении к Гусиному озеру и обратно от озера за речку Кудинку. До озера оставалось с полкилометра. Хлеба со всех полей были уже вывезены и только у Гусиного озера поле гектаров в 100 было уставлено суслонами спелой пшеницы. Над суслонами все время вились табунки крякв штук по 40—50. Одни снижались на полосы, другие снимались и летели на воду — на припивку.

В пасмурные дни утки весь день летают кормиться, а в солнечную погоду — только по зорям: вечером — на хлеба, а на утренней заре обратно на водоемы — на дневку. Объясняется это просто. В сырую погоду пернатые хищники не летают, так как они боятся дождя; поэтому утки чувствуют себя в мокрую погоду в безопасности. И там, где их мало тревожат охотники, они кормятся на полях в течение всего дня.

В бинокль я заметил, что особенно активно табунки крякв снижаются на одном конце поля. Туда я и направился по дороге, идущей к Гусиному озеру. Когда я подошел ближе, много крякв снялось с полей и большими табунками ушло в сторону болот за речку Кудинку, где имеется масса укромных, малодоступных, густо заросших камышами, рогозом и тростниками, озер.

Быстро соорудив из бабок пшеницы скрадок с открытым верхом, я положил около себя сумку с патронами и стал ждать. Вскоре, вижу, летит в мою сторону большой табун уток. Медленно, сверкая белыми подкрыльями, с кряканьем, проходят утки надо мной. Наконец, они меня заметили и хотели взять в сторону, но было уже поздно: три выстрела из браунинга оборвали полет нескольких грузных отъевшихся крякв. Остальные, взмыв кверху, часто взмахивая крыльями, спешат улететь.

Не прошло и пяти минут, как опять на меня налетел табун крякв и, сделав облет, пошел на посадку над самой землей. Когда утки были всего в каких-нибудь 20 шагах, я сделал по ним четыре выстрела и шесть крякуш закувыркались по стерне.

Вдоволь настрелявшись, я дал возможность нескольким табункам сесть на пашню, чтобы понаблюдать за ними во время кормежки. Опустившись на пашню, весь табунок, вытянув свои длинные шейки, несколько секунд сторожко оглядывал полосу, нет ли опасности, и затем быстро, деловито устремлялся к суслонам хлеба. Покрякивая точно так, как и обычные домашние утки, кряквы торопливо обирали зерно с колосьев зрелой пшеницы и, когда я вставал у них на виду, они моментально «колом» взмывали в воздух, но выстрелы достигали их и каждый раз две-три утки оставались на полосе.

Следует отметить, что не все кряковые утки летают кормиться на хлеба. По глухим заболоченным водоемам некоторый процент кряковых кормится исключительно на болотах. Сразу замечаешь таких «болотных» крякв — они обычно бывают худы, в то время как кряквы, кормящиеся хлебом, очень жирны.

Как уже упоминалось выше, все другие виды благородных уток и нырковые, как только молодь становится линной, также совершают по зорям перелеты с мест дневок на кормные участки угодий — в укромные болотные уголки, старицы рек, а нырковые на большие открытые водоемы — озера, пруды и заливы, где они и кормятся.

Естественно, что успешная стрельба всех этих уток — серых, чирков, широконосых, свиязей, шилохвости и нырковых — зависит от знания угодий и мест, над которыми пролетает птица. Такими местами являются перемычки камышей на водоемах, тянущаяся линия озер, плесов, русло заболоченной речки и т. п. Становиться в засаде нужно где-нибудь в зарослях камышей, тростников. Часто в такие глухие места без лодки попасть невозможно; поэтому не лишне иметь с собой маленькую надувную резиновую лодочку — на одного человека, или же достать в деревне легкий челн.

Для большего успеха стрельбы уток на перелетах хорошо раскидать на водоемах несколько утиных чучел в летней окраске.

Чем дальше от пасеки, тем чаще и чаще встречались утки и одиночные, еще таящиеся в эту пору перелинявшие селезни и нетронутые выводки.

Около одиннадцати часов мы с другом, вволю настрелявшись, в укромном тенистом кусте черемухи соорудили стан, вскипятили чай и под веселые жизнерадостные крики малюток-крачек, летающих над озером, заснули крепким, здоровым сном

Охота на уток с подъезда

Эта интереснейшая увлекательная охота, которая производится все время непосредственно на воде, предъявляет к охотнику серьезные требования. Охотник, прежде всего, должен уметь прекрасно плавать; в совершенстве владеть веслами как распашными (парными), так и, особенно, кормовиком; быть достаточно сильным и выносливым.

Охота на воде доставляет незабываемые впечатления. Непередаваемы никакой кистью художника сочетания красок воды и неба на утренних и вечерних зорях. То вокруг вас умиротворяющая тишина и покой зеркальной глади водоема, то бурные волны, заставляющие напрягать силы, чтобы выйти победителем из борьбы со стихией. Все это укрепляет нервную систему и вырабатывает у охотника ценнейшие качества: смелость, находчивость, настойчивость.

Охота на уток с подъезда на челне производится или на больших открытых водоемах — озерах, прудах, заливах и вдоль камышей и зарослей, окаймляющих водоем, или по небольшим заболоченным речкам и заводям.

Для охоты с подъезда в камышах — по плесам и заболоченным речкам — челн должен быть прежде всего легким, достаточно устойчивым, проходимым и ходким. Я предпочитаю на этого рода охоте обычный долбленый осиновый ботник (облас). Сделанный опытным мастером, широко и правильно разведенный ботник — это идеальный челн для охоты на уток, когда приходится преодолевать значительные расстояния.

ryabov_utka_21

Охотиться с подъезда обычно принято вдвоем: один гребет кормовиком или толкает челн «пропешкой», а второй спокойно сидит в носу лодки и стреляет вылетающих уток. Однако я такую охоту предпочитаю производить в одиночку. Сидя в середине челна, лицом к носу лодки, гребу кормовиком и, как только срывается в меру выстрела утка, быстро кладу весло, схватываю лежащее наготове на чем-либо между ног ружье и стреляю. При достаточном навыке на все эти манипуляции уходит очень мало времени и результат стрельбы бывает не ниже, чем когда челн гонит другой человек. Когда едешь в челне один, то все колебания челна зависят только от тебя самого, а это очень важно для успеха стрельбы. Естественно, что бой ружья для такого рода охоты должен быть кучный и резкий.

При езде в челне нужно соблюдать полнейшую тишину: не стучать веслом о борт, меньше производить плеска, а главное не говорить. Всякая птица и зверь не так боятся выстрела, как голоса человека.

Охота с подъезда в челне по глухим с заболоченными берегами речкам увлекательна и бывает очень добычливой.

Когда плывешь по такой глухой извилистой речке, перед вами за каждым поворотом открываются пейзажи один живописнее другого. Каждое колено — изгиб речки — сулит неожиданности, точно страницы интересной книжки.

Вы легко, почти не производя шума, выплываете из-за поворота и на тихой заводи впереди вас, всего в каких-нибудь пятнадцати шагах, не подозревая опасности, спокойно плавает табунок кряковых. Заметив вас, они «колом» с кряканьем срываются с воды, но выстрелы обрывают полет пары уток и они грузно шлепаются на плесо. Подобрав трофеи и перезарядив ружье, вы трогаетесь дальше. Так, плывя вниз по воде, не затрачивая много сил, вы совмещаете туризм с вашим любимым занятием — охотой.

В нашей обширной стране имеется много угодий, богатых водоплавающей дичью: Барабинские степи, Арало-Тургайская низменность; Курганская, Омская, Тюменская области и проч. Мне на такого рода охоте доводилось за день убивать до 90 уток.

Охота на уток с подъезда на открытых водоемах значительно сложнее. Успех такой охоты зависит прежде всего от опытности охотника, конструкции челна и уменья хорошо и бесшумно грести.

Для охот с подъезда на озерах, прудах и заливах охотники применяют так называемые «подъездные челны» специальной конструкции — с низкими бортами и закрытым верхом.

При охоте с подъезда на открытых плесах необходимо знать ряд требований, без соблюдения которых охотник ничего не добудет. Привожу основные условия, обеспечивающие успех охоты с подъезда:

тщательно замаскировать челн тростником, осокой — он должен походить на обычную плывущую кочку;
чтобы маскировка была низкой, сидеть в челне нужно на самом дне;
к плавающим уткам подъезжать по ветру, чтобы утки, поднимаясь против ветра, неизбежно приблизились к вам;
плыть на уток строго носом челна — так меньше его профиль;
когда утки насторожатся, подъезд нужно прекратить и продолжать, когда они вновь успокоятся;
в солнечное утро или на закате можно с успехом подъезжать к плавающим уткам прямо от солнца, так как против солнца челн будет мало заметен.

Всех случайностей не предусмотреть. Поэтому в заключение следует посоветовать при охоте с подъезда на открытых водоемах никогда не спешить, а, составив заранее план, во время подъезда со всей внимательностью наблюдать за поведением птиц.

Охота на нырков нагоном

Иногда на охоте за утками заметишь на открытом плесе, пруде или озерке табунок нырков, которые держатся вдалеке от берега и взять их бывает почти невозможно. Если водоем не очень широк — выстрела на три, то вдвоем можно легко нагнать нырков на расстояние ружейного выстрела. Один из охотников остается где-либо на берегу — в зарослях камышей, осоки или кустов, а другой обходит озеро кругом и не спеша идет вдоль берега, постепенно отжимая нырков к противоположному берегу. Стараясь не напугать спокойно кормящихся на плесе нырков, охотник продолжает подвигаться в их сторону.

Нырки обычно подолгу не снимаются с воды, если они находятся от человека на расстоянии далее 120—150 метров. Например, гоголи и хохлатая чернеть при приближении к ним человека только отплывают от него на большее расстояние, продолжая нырять и кормиться.

Сообразуясь с местом нахождения на другом берегу товарища, охотник-загонщик при известной сноровке легко может нагнать табунок нырков на верный выстрел затаившегося охотника.

Мне с товарищем еще в детстве удавалось успешно стрелять по ныркам поздней осенью, когда они на пролете задерживались на широких плесах Волги. Один из нас прятался с ружьем где-нибудь на косе, на дамбе, а другой в лодке нагонял табунок прикормившихся и не желающих подниматься на крыло нырков на товарища.

Охота на уток скрадом

Среди большинства охотников имеется пренебрежительное отношение к охоте на уток путем скрадывания. Однако этот род охоты имеет свою прелесть и при известном навыке бывает весьма добычливым. Я знаю нескольких охотников-утятников, артистически умеющих подбираться к табунку уток на верный выстрел, причем делают они это без особого труда и за короткое время.

Один из таких «утиных пластунов» был моим первым пестуном на охотничьем поприще — железнодорожный путевой сторож Яков. Несмотря на то, что у Якова был только один правый глаз, видел он им, точно в бинокль. Идешь бывало с ним вдоль берега озера, он прищурится и, указывая на далекие кусты на другом берегу, скажет: «Вон пара кряковых под берегом сидит. Пойти, разве, взять». И Яков отправлялся в обход озера.

Сядешь и ждешь. Ну, думаешь, еще минут через десять будет выстрел. Но гораздо раньше вспыхивает на противоположном берегу дымок, доносится выстрел и никто с воды не поднимается. А вон и Яков. Вылезает из кустов, бредет в воду и показывает мне пару уток.

Искусство скрадывания уток дается не каждому. Нужно иметь отличное зрение, хорошо знать повадки уток, уметь примечать с расстояния место, куда следует выйти, и обладать искусством охотника-пластуна.

Техника скрадывания несложна. Заметив где-либо на водоеме сидящих или кормящихся уток, нужно по какому-нибудь ориентиру определить место нахождения дичи и, зайдя с противоположной стороны, начать подходить. Техника подхода та же, что и при скрадывании строгого зверя. Нужно учитывать направление ветра, уметь использовать естественные прикрытия при подходе к строгой дичи и бесшумно передвигаться с ружьем к намеченной точке.

Этот род охоты лучшая школа для выработки качеств, которые могут замечательно пригодиться в военной обстановке. Никто так ловко, в условиях войны, не скрадет врага, никто так быстро и легко не достанет «языка», как охотники-пластуны.

О технике стрельбы уток

Стрельба уток, в зависимости от ее вида, быстроты полета уток и обстановки (на открытом плесе, в лесу или в густых высоких камышах) бывает весьма различной. Более разнохарактерной обстановки и условий для стрельбы, чем при охоте на уток (включая и нырковых), не имеется ни на какой другой охоте.

В зависимости от того, стреляем ли мы тяжело подымающуюся с воды кряковую, или в сумерках на вечернем перелете бешено мчащихся со свистом мимо вас уток, — трудность и техника стрельбы будут совершенно различны.

Существует три основных приема стрельбы из гладкоствольных ружей: навскидку, с поводкой и с досылом.

Стрельба навскидку имеет целый ряд преимуществ, особенно в условиях, когда приходится стрелять по мелькнувшей в кустах или камыше птице, вырвавшейся на дальней дистанции, когда дорог каждый миг.

По эффектности и красоте стрельба навскидку не имеет себе равной. Но этим методом можно стрелять только при абсолютно прикладистом, пригнанном по фигуре стрелка ружье и достаточной тренировке.

Стрельба с поводкой также очень хороша, и все опытные охотники этим способом владеют. В ряде же случаев стрельба с поводкой наиболее выгодна и практична. Так, например, когда из-под вашей собаки в 10 шагах поднялась кряква и плавно потянула над лугом, стрелять по ней навскидку невыгодно. Птица перед вами, как на ладони, расстояние невелико, и поэтому правильнее всего стрелять ее с поводкой.

Существует два рода стрельбы с поводкой: навскидку с контрольной поводкой и с плавной поводкой. Стрельба навскидку с короткой контрольной поводкой, настолько короткой, что заметить ее со стороны трудно, именно и есть та манера охотничьей стрельбы, на которую в результате долголетней практики переходят все хорошие стрелки и на охоте и на стенде. Даже самые ярые сторонники стрельбы навскидку, при наличии легких условий, стреляют с контрольной поводкой. Но бывает так, что и в такой быстрой стрельбе необходимости нет: например, на перелетах, когда спокойно летящие птицы дают полную возможность с уверенностью стрелять их с плавной поводкой, тогда стрелок, вскинув ружье, ведет стволами за летящей птицей, перегоняя ее стволами на нужное упреждение и, не останавливая движения стволов, без рывка плавно нажимает на спуск.

Стрельбу с досылом многие охотники применяют по угонной летящей мишени. При взлете птицы охотник быстро вскидывает ружье стволами, намеренно направленными несколько ниже цели, и быстрым плавным движением досылает стволы точно до нужного положения.

У охотников, стреляющих с контрольным досылом, результаты стрельбы всегда очень высоки.

Стрельба уток на подъеме, то есть по поднимающейся с воды или с суши птице, если она срывается в меру выстрела, наиболее легка. Особенно нетрудна стрельба по поднимающимся с воды нырковым, которые, прежде чем подняться на воздух, как бы бегут по воде метров 12—15. Другое дело, когда с воды поднимается испуганная кряква или чирок. Их, точно вихрем, подбрасывает в воздух, и, не успеешь глазом моргнуть, птица уже почти вне выстрела.

Если вы идете или плывете в челне по ветру, стрельба бывает труднее, так как птица срывается на больших дистанциях и быстрее уходит. Стрелять уток на подъеме, в зависимости от быстроты взлета птицы и расстояния, следует навскидку или с коротким контрольным досылом.

Стрельба на перелетах производится большей частью по птице, идущей над головой или в стороне. В первом случае стрелять принято с поводкой. Вскинув ружье, охотник стволами как бы гонится за летящей птицей, перегоняя ее на нужное упреждение, и, не прекращая движения стволов, плавно нажимает на спусковой крючок.

От уменья предельно точно дать нужное упреждение, чтобы снаряд дроби встретился с летящей птицей в точке пересечения, и зависит успех стрельбы уток, идущих над головой.

При стрельбе по птице, идущей стороной, также более выгодна стрельба с поводкой с нужным упреждением. Размер упреждения зависит от расстояния до летящей птицы и в большей мере от быстроты ее полета. Если при стрельбе кряквы, плавно летящей стороной в 40 шагах от вас, достаточно упреждения в один метр, то по быстро летящему на таком же расстоянии красноголовому нырку или чирку упреждение должно быть не менее 2—3 метров.

Стрельба птицы, идущей на штык во время перелета или при засидках в скрадке, очень эффектна и, при известном навыке, не трудна. Стрелять налетающую на вас птицу лучше всего с контрольным досылом. Допустив уток шагов на 50, следует быстро вскинуть ружье стволами, направленными намеренно ниже птицы примерно на метр и, в зависимости от того, под каким углом идет птица, быстрым плавным досылом стволов взять точный прицел и плавно нажать спусковой крючок.

Практика стрельбы по летящей в разных направлениях и положениях утке дополнит все недостающие в этом разделе детали искусства стрельбы в лет.

Что должен знать охотник по технике безопасности

Вследствие халатного или неумелого отношения к снаряжению патронов и в обращении с охотничьим оружием некоторые охотники остались без рук, а иные поплатились и жизнью. Поэтому в обращении с боеприпасами, их хранении, снаряжении патронов и, особенно, на охоте каждый охотник должен выработать в себе твердую дисциплину.

Хранение боеприпасов

Всякие пороха очень гигроскопичны, поэтому хранить их нужно в сухом месте, при ровной комнатной температуре.

Дымные пороха можно содержать в металлической укупорке, а бездымные, самое лучшее, в стеклянных колбах с притертыми пробками или в бутылках.

Срок хранения бездымного пороха — 2—3 года, дымного — шесть и более лет.

Уже на второй год бездымные пороха нужно проверить. Начавшееся разложение пороха можно заметить по имеющемуся у него резкому кислому запаху вместо обычного — слабого эфирного. Если посмотреть на разлагающийся бездымный порох в лупу, то на пластинках его заметны тусклые пятна и отверстия — пластинки из блестящих становятся матовыми. Снаряжать патроны таким порохом не следует. Его нужно залить водой или сжечь на воздухе небольшими дозами.

Капсюли также нужно хранить в сухом месте при ровной температуре.

Дробь и картечь в сыром месте или в соприкосновении с какими-либо маслами быстро окисляется, тускнеет и покрывается белой окисью; поэтому хранить свинец нужно также в сухом месте в герметически закрытых банках.

Если в семье есть дети, все боеприпасы и снаряженные патроны должны храниться под запором.

При снаряжении патронов нужно быть внимательным и осторожным.

Для вынимания и вставления капсюлей следует пользоваться приборами «Барклай», «Диана» и др.

Нельзя загонять капсюли в патрон при помощи молотка.

При снаряжении патронов нельзя курить.

Если из снаряженного патрона выпал капсюль, ни в коем случае нельзя его ни вставлять, ни пытаться догнать на место.

Готовые снаряженные патроны с пометками номеров дроби, сорта пороха, веса заряда и даты снаряжения нужно хранить в сухом месте и обязательно под запором.

Чтобы предохранить снаряженные патроны от сотрясения в пути на охоту, следует их уложить плотно рядами.

Во время охоты на воде по водоплавающей дичи патроны, особенно папковые, нужно хранить в металлических, плотно закрывающихся коробках.

Обращение с оружием

Хранить ружья в домашней обстановке нужно в сухом месте, убранными в чехлы или футляры. Если в семье есть дети, необходимо держать ружья под запором.

Оружие должно быть всегда хорошо вычищенным и не густо смазанным нейтральным оружейным маслом.

При переездах на охоту ружье нужно в разобранном виде сложить во фланелевый чехол и затем уже, самое лучшее, в жесткий кожаный футляр.

Если, приехав на охоту, вы остановились в деревне, то до выхода на охоту вынимать ружье из футляра не следует. Были случаи, когда местные неопытные охотники, рассматривая оружие, портили его.

Возвратясь с охоты, нужно в первую очередь вычистить ружье, смазать его и уложить в футляр.

Заряжать ружье, идя на охоту, следует только придя на место охоты.

Если папковые патроны отбухли и туго идут в казенник, лучше их отложить; позднее, придя в избу, следует их просушить и прогнать через калибровочное кольцо.

Нельзя в ружье со скользящим затвором загонять туго идущий в казенник патрон ударами затвора. Также и в центральное ружье нельзя насильно досылать туго идущий в казну патрон, с большим усилием закрывая стволы.

Если в стволы ружья попадет песок, земля или снег, вы рискуете при выстреле, в лучшем случае, лишиться ружья, а худшем — на всю жизнь остаться инвалидом.

При ходьбе на охоте ружье должно быть всегда направлено кверху или вниз.

На охотах загоном и на облавах заряжать ружье разрешается только встав на номер. По сигналу распорядителя об окончании облавы ружье должно быть разряжено.

Придя на стан в компанию, ружье следует разрядить, повесив его над собой на крепком сучке.

Во время ночлега в лесу под открытым небом или в палатке ружье нужно зарядить и положить рядом с собой.

Во время охоты с подъезда в челне нужно быть особенно осторожным в обращении с ружьем. Нельзя класть ружье перед собой стволами, направленными в сторону товарища или в борт лодки. От такой оплошности один мой товарищ едва не утонул. При взлете утки он быстро схватил ружье, лежавшее перед ним наготове; спусковой крючок, видимо, задел за складки одежды, на которой лежало ружье, произошел выстрел и весь заряд пробил одежду, утиный садок и борт лодки. Долбленый ботник дал трещину и стал быстро наполняться водой. К счастью охотника, произошло это на неглубоком месте.

Много покалечено рук охотников из-за того, что иногда в азарте, при виде летящей дичи, охотник бросается за ружьем, лежащим в скрадке или в лодке, хватает его за стволы и тянет к себе. В этом случае чаще всего последует выстрел, могущий стоить охотнику жизни. Никогда, ни при каких обстоятельствах, нельзя брать ружье за стволы и тянуть к себе.

Приведу пример другой неосторожности, которая произошла с моим товарищем. Выгрузившись с лодок на берег, по возвращении с охоты, нам нужно было дотащить чучела, битую дичь и снаряжение до деревни. Нам предложили помочь ребятишки, которые играли на берегу. Нагрузившись, мы пошли в деревню. Не успели мы отойти шагов сто, как сзади раздался выстрел. Оказалось, что мой товарищ свое ружье повесил на одного из пареньков. Ружье оказалось заряженным и не поставленным на предохранитель. Паренек нечаянно нажал на спусковой крючок и заряд пролетел у самой головы моего товарища, шедшего сзади.

Мне известен случай гибели одного охотника, который, перелезая через прясло, хотел поставить заряженное ружье с другой стороны, но, очевидно, задел за сучок спусковым крючком и снаряд угодил в неосторожного охотника.

На ходовой охоте очень удобно пользоваться погоном «всегда готов», благодаря которому ружье постоянно находится у вас в руке и носить его необременительно.

Снаряжение охотника

Костюм охотника. Весенняя охота на селезней с подсадными утками начинается очень рано, когда по озерам и заводям не растаял лед, а по утрам еще бывают сильные заморозки.

Лучшая осенняя охота с подсадными и чучелами — перед самым отлетом дичи, а в эту пору иногда по утрам тихие плесы покрываются ледком.

В такое время — и ранней весной, и поздней осенью — нужно быть особенно внимательным к одежде, чтобы не простудиться. Помимо тонкого белья, хорошо одеть теплое, а поверх него еще и толстую рубаху. Тужурка должна шиться на вате и быть достаточно длинной, не короче опущенных по швам рук. Лучший материал для пошивки охотничьих тужурок — верблюжий бобрик или простое армейское сукно. Эти материалы имеют защитные — желтый и серый — цвета, не боятся воды, особенно армейское сукно, довольно дешевы и достаточно теплы.

Шаровары необходимы простеганные на вате или толстые суконные.

Шапку лучше заказать по своему размеру из того же материала, что и тужурку,— фасона треуха с небольшим квадратным козырьком.

Остается обуть болотные сапоги и вы будете хорошо одетым.

Болотные сапоги — это самая ответственная часть костюма охотника-утятника. Нередко ранней весной и поздней осенью, при отсутствии лодки, бывает необходимо забрести по воде подальше от берега; нужно высадить подсадных уток и разбросать чучела; достать с воды битую дичь или перейти тот или иной водоем. В плохих сапогах, пропускающих воду, этого лучше не делать. Промочишь ноги раз, другой, а на третий можно простудиться и заболеть.

Большинство охотников, страдающих ревматизмом, охотились в плохих сапогах.

Болотные сапоги шьются из хорошо проработанной яловой кожи. Сперва заготавливаются так называемые «крючья» (вытяжки), причем нужно добиться от посадчика, чтобы вытяжки были посажены на касторовом масле или конском сале. Шить сапоги следует отдать опытному мастеру, знающему, что представляют собой болотные сапоги. Чтобы сапоги были абсолютно непромокаемыми, они шьются на хорошо прожиренном бычьем пузыре, который ставится под поднаряд сапога. Отличные болотные сапоги можно сшить и без пузырей, на легком из плотного товара поднаряде. Чтобы сапоги не были тяжелыми, ставить подклейку не обязательно.

У сапога, сшитого из вытяжки, имеется всего один шов, который должен быть «расколотным». Подошва на болотные сапоги ставится не толстая, но плотная, с напуском ранта наружу на 3/4 сантиметра. Рант хорошо предохраняет сапоги от проколов и протирания по насту, особенно в перейме. Подборы (набойки) делаются широкими и низкими, в один слой кожи.

На такой охоте, где мало приходится ходить, вполне пригодны высокие резиновые сапоги. Обутые на меховые (собачьи) чулки и портянки, они не дают испарины и абсолютно непромокаемы.

Утиные чучела. При охоте с подсадными утками, для большего успеха, нужно иметь деревянные утиные чучела. Они должны соответствовать видам водоплавающей птицы, встречающимся в данной местности. Чучела применяются в весенний период и на осеннем пролете.

Особенно хорошо присаживаются к чучелам следующие виды водоплавающей дичи: красноголовые нырки, шилохвости, гоголи, хохлатая чернеть, чирки и свиязь.

При охоте с чучелами и подсадными утками нужно иметь до 15 чучел. Комплект чучел составляется обычно в следующем составе: уток кряковых 3—4, свиязей 2—3, шилохвостей селезней 3, нырковых 6—8, чирков 2—3.

На охоте чучела высаживаются, конечно, в соответствии с теми видами дичи, какие встречаются на водоемах в данный период.

Техника изготовления чучел. Лучшим материалом для поделки утиных чучел является липа. Где нет липы, можно делать неплохие чучела из осины или кедра. Чтобы чучела не порвало, материал должен быть сухим.

Прежде чем приступить к изготовлению чучел, нужно нарисовать профили птиц и контуры разрезов: вид (рисунок) донышка птицы — шаблон № 1, вид спереди — шаблон № 2 и вид сбоку — шаблон № 3.

ryabov_utka_22

Шаблоны вырезаются по рисункам, из твердой бумаги или картона. Затем из древесины по длине и ширине чучел заготавливается нужное количество болванок. Головки изготавливаются отдельно.

Дальше процесс изготовления распадается на следующие этапы: острым небольшим топориком болванка обтесывается по шаблону № 1, затем стесывается вся лишняя древесина по шаблону № 2 и, наконец, по шаблону № 3. Таким образом, у вас будет готово чучело (туловище) вчерне. Головка вытесывается особо из небольшого квадратного куска дерева по шаблонам № 4 и № 5. Затем тушка чучела острой продольной пилой распиливается по горизонтали по пунктиру. Для упрощения чучело можно не распиливать, а осторожно раскалывать. Из получившихся двух половинок при помощи острой полукруглой стамески выбирается вся излишняя древесина. Затем обе половинки склеиваются казеином или рыбьим клеем. После приклейки полезно половинки скрепить тремя-четырьмя тонкими гвоздиками. Когда клей достаточно просохнет, чучело начисто отделывается, сперва острой стамеской, затем рашпилем и, наконец, стеклянной шкуркой.

Головка, не будучи еще окончательно отделанной, подгоняется к чучелу. Длина шейки не должна быть ни излишне короткой, ни очень длинной. Головка к тушке чучела прикрепляется с помощью деревянного или железного штифтика. На штифт головка закрепляется прежде, чем она окончательно будет отделана. После того как голова подогнана к тушке, она окончательно отделывается при помощи острой стамески и стеклянной шкурки.

ryabov_utka_23

Просушенные чучела прокрашиваются (грунтуются) масляной (на натуральной олифе) краской. Когда краска просохнет, чучело окончательно раскрашивается. Раскраска производится или по рисункам (в красках) или по тушкам битой дичи.

В передней части донышка делается металлическая петелька, к которой привязывается поводок с грузилом.

Для удобства во время перевозки головки лучше делать отъемными. Перевозить чучела хорошо в специально сплетенной корзине.

При охоте с подсадными утками высаживать их, в зависимости от характера места, можно различно. Если плесо неглубокое с наличием кочек, утку можно высадить прямо на кочку, закрепив конец поводка к колышку или грузилу. Если водоем — открытое, достаточно глубокое плесо, можно утку на полтора, два часа высаживать просто с грузилом при условии, что утка вполне перелиняла и вычистилась и вода не очень холодна. Если же глубина водоема не более метра, лучше всего высаживать уток на заранее приготовленные кружки. Отсюда и название уток «круговые», то есть высаживаемые на круг.

Кружок делается из вязкого неколкого дерева — осины, березы — размером в диаметре 10—12 сантиметров, при толщине в 4 сантиметра. Чтобы кружок не набухал, он окрашивается масляной краской. К центру кружка прикрепляется железный прут с острым концом. Это необходимо при охоте ранней весной, когда дно водоема еще не совсем оттаяло и воткнуть в него деревянный кол бывает невозможно.

Промышленники-утятники, охотясь с подсадными, обычно берут с собой несколько кругов, насаженных на прутья разной длины. Утомившись плавать, утка охотно вылезает на несколько затопленный круг и, не имея возможности жировать, добросовестнее выполняет свои обязанности — внимательно следит за летающей птицей и больше кричит.

Путцы (ногавки). Для привязывания утки к кружку, колышку или грузилу делаются так называемые путцы, или ногавки. К лапке утки на сезон охоты на мягком ремешке прикрепляется медное колечко, за которое она и пристегивается маленьким карабинчиком. Поводок должен быть из достаточно крепкого нескручивающегося зеленого шнура длиной около двух метров. На одном конце поводка прикрепляется карабинчик, а на другом — легкое берестяное или черемуховое кольцо.

Камышовый щит. При охоте в камышах для более быстрого сооружения скрадка удобно иметь заранее изготовленный щит. С этой целью заготавливается одинаковой длины неперестойный камыш, из которого при помощи шпагата делается циновка шириной около метра.

Выбрав удобное место для высадки, охотник при помощи заранее приготовленных колышков делает из циновки скрадок с открытым верхом, настилает в нем сухой травы и затем высаживает на воду чучела и уток.

Утиный садок. Для ношения уток на охоте и перевозки их в пути охотники пользуются садками, сделанными из фанеры или сплетенными из тонких таловых прутьев — в виде корзиночки.

ryabov_utka_24

Из тонких досок изготовляется дно и верх садка. Боковые же стенки и задвигающаяся сверху по пазикам дверка делаются фанерными. В целях вентиляции в стенках садка просверливаются отверстия.

Для переноски на охоте к садочку прикрепляется погон. Садок окрашивается масляной краской в защитный неяркий желто-зеленый цвет.

Садок-корзиночку — «боковушку» с вогнутой внутрь задней стенкой следует заказать сплести мастеру-корзинщику. Особенно хороши садочки, сплетенные из корней тальника.

Охотничий челн. Для успешной охоты на уток на водоемах (озерах, реках и разливах) совершенно необходимо иметь лодку-челн. Какой тип челна предпочесть для охоты, зависит от местных условий, привычки охотника и характера охоты.

При охоте на реках с сильным течением, для преодоления вверх по реке иногда значительных расстояний, бесспорно, лучшим челном является долбленый из осины или тополя так называемый «ботник».

На реках Оби и Иртыше такие челны называют «обласом», на Енисее — «веткой». Эти челны замечательно легки на ходу — на одном кормовом весле на них можно быстро подниматься против течения.

Ботник, будучи хорошо разведенным, при длине всего в 3 метра свободно поднимает двоих людей с поклажей.

Новый сухой ботник с нашитыми в одну доску бортами весит всего 20—25 кг. В этом большое его преимущество перед другими видами лодок. Двое или даже один человек, могут свободно перетащить такой челн, из водоема в водоем.

Некоторые охотники-утятники для удобства перетаскивания челна из озера в озеро имеют при себе ось с двумя колесиками, на которую привязывается челн. Проплыв одно озеро, охотник вытаскивает челн на берег, ставит его на ось, привязывает и, взяв за один конец, легко перевозит челн со всем снаряжением, точно тележку, до другого озера или речки.

Я много лет охотился и путешествовал преимущественно в челнах этого типа и проделывал в них огромные расстояния. За день в ботнике по течению, при умении хорошо грести свободно проплываешь до 80 километров.

Огромное удовольствие плыть весной в челне по какой-нибудь глухой речке! С вами все необходимое: ружье, подсадные утки, чучела, теплая одежда и все охотничье снаряжение, до палатки и топорика включительно.

Такого рода охотничьи поездки представляют замечательное сочетание туризма с вашим любимым занятием — охотой. Проплывая большие расстояния по малопосещаемым охотниками угодьям, удается охотиться и на глухариных токах, и на тетеревов, и на водоплавающую дичь. Подобные поездки вдвоем, втроем являются прекрасным отдыхом.

На охоте на уток и другую водоплавающую дичь на закрытых водоемах — озерах и больших разливах — самый удобный тип челна — это так называемый «подъездной челн». Такими челнами давно пользуются ленинградские, архангельские и вологодские охотники. Подъездной челн, или «утюг», представляет собой небольшую плоскодонную лодочку с очень низкими бортами. Плоское дно челна к носу и корме приподнято на 4—5 сантиметров, что придает ему лучшее скольжение. Верх челна к носу и корме закрыт, оставлено лишь неопалубленное место (кокпит) для охотника и багажа.

При охоте ранней весной и осенью с подсадными и чучелами такие челны служат охотникам одновременно и скрадком и палаткой. Заехав на дальние водоемы далеко от берега, охотники по несколько дней проводят в челне, не выезжая на берег. Кокпит с боков маскируется натянутым на вставленные в борта дужки полотном защитного цвета, а на ночь закрывается и верх. Для согревания в челне имеется малого образца примус, вставленный в ведро. На примусе можно быстро вскипятить чай и приготовить обед.

Когда прекращается лет птицы, охотник, удобно устроившись на мягкой подстилке, отдыхает на чистом воздухе под живительными лучами весеннего солнца, читает интересную книгу и т. п. Возвратившегося через 5—6 дней с такой охоты с трофеями охотника трудно бывает узнать: он загорит, поправится и кажется помолодевшим.

Иногда плывешь по водоему и только по кричащим уткам и живописно разбросанным по плесу чучелам заметишь приткнувшийся к обтаявшей почерневшей льдине охотничий челн, ловко подкрашенный охотником под цвет льдины.

Я много лет охотился в таких челнах на Белом море, на Ладожском озере и в Сибири, и всегда охота давала мне большое удовлетворение.

Такого же типа челны, но с еще более низкими бортами, удобны для охоты на водоплавающую дичь с подъезда. Техника этой увлекательной охоты требует от охотника уменья в совершенстве владеть веслом, знания повадок дичи и сноровки.

Хороший подъездной челн может самостоятельно изготовить каждый охотник. Нужно заготовить несколько брусков сухого елового теса без сучков, толщиной 8—10 сантиметров и приступить к постройке челна.

Штевни, к которым пришиваются борта,— носовой («форштевень») и кормовой («ахтерштевень»), а также шпангоуты (дуги, посредством которых сшивается между собой ошва, доска бортов челна) — вытесываются из сосны, а самое лучшее из дуба. В кокпите на шпангоуты кладется легкая «слань» (щиток из дощечек), покрывающая дно челна. «Банка» (скамеечка) изготовляется широкой и съемной. Чтобы иметь возможность, сидя в челне, облокотиться, делается вставляющаяся в гнездо съемная спинка.

Когда челн готов, все щели тщательно проконопачиваются, шпаклюются, после чего челн дважды опрашивается масляной краской в защитный цвет.

Чтобы иметь возможность быстрее передвигаться, в бортах челна делаются гнезда для уключин. Распашные весла и кормовик изготовляются из сухой прямослойной ели без сучков. Весла необходимо пропитать олифой и окрасить масляной краской в защитный цвет.

Погон «всегда готов». При ходовой охоте и стоя на перелете держать ружье за шейку бывает очень обременительно. Поэтому, например, во время охоты в Средней Азии за фазанами, когда каждую секунду нужно быть готовым к выстрелу, я пользовался специальной подставочкой, на которую и опиралось ружье. Такая подставочка в виде широкого крючка (около 6 см) из сталистой проволоки, обшитого кожей, прикреплена с правой стороны к поясному ремню. Чтобы легче было носить подставочку, через левое плечо перекинута портупея.

Ружье, поставленное на такую подставочку-упор, находится в самом выгодном положении для производства быстрого выстрела.

Такой погон я назвал — «всегда готов».

Перечень необходимого снаряжения на охоте с подсадными утками:

Ружье в чехле или футляре.
Патроны, в зависимости от угодий, где происходит охота, от 100 до 500 штук: 20—30% с дробью № 2 или № 1, остальные № 4 и № 5.
Шомпол, вишеры, щетки и масло ружейное (щелочное и нейтральное).
Экстрактор.
Садок с двумя утками.
Утиные чучела и запасной шнур.
Путцы (ногавки) и кружки для уток.
Легкий топорик.
Саперная лопатка.
Серп, если охота производится в камышах.
Брезентовый плащ, запасные шерстяные обертки на ноги, белье, свитер, мыло, полотенце.
Голицы и перчатки.
Котелок или чайник, нож, ложка, кружка, спички.
Плетушки для переноски и просушки битой дичи.
Бинокль.
Рюкзак.

Советы охотнику

Бережно относитесь к запасам дичи. Дикие звери и птицы являются государственным достоянием, так же как ископаемые, леса и другие природные богатства.

Вследствие хищнической охоты на дичь (стрельба весной самок, разорение гнезд, собирание яиц и пускание палов) запасы пернатой дичи в ряде областей, краев и республик сократились. Большой урон в дичном хозяйстве наносят и пернатые хищники.

Следи, чтобы браконьеры не истребляли весной самок, борись с разорением гнезд и собиранием яиц пернатой дичи. Это зло особенно губительно отражается на запасах дичи.

Еще большее зло — пускание палов, особенно весной, в период кладки яиц и вывода молодняка — с 1 мая по 1 июня. От спички вредителя уничтожается иногда огромное количество гнезд с яйцами и молодняком дичи.

Ежегодно вовремя, до апреля, получи билет на право производства охоты. Вступи в члены Добровольного общества охотников.

Строго соблюдай установленные сроки и способы производства охоты.

Бережно относись к запасам дичи. Веди активную борьбу с нарушением другими охотниками правил, сроков и способов охоты.

Подай заявление в Управление охотничьего хозяйства о желании участвовать в борьбе с нарушителями в области охотничьего хозяйства. Вступи в добровольный охотничий надзор.

Истребляй ястребов-тетеревятников, луней болотных, коршунов и филинов. Этим ты спасешь сотни выводков боровой и водоплавающей дичи.

Через правления колхозов и сельсоветы веди борьбу с выжиганием камышей — этим губится масса гнезд и молоди водоплавающей птицы.

Если встретишь в охотничьих угодьях во время запрета охоты бродячих собак и кошек без владельцев, уничтожай их — это злейшие разорители охотничьих угодий.

Истребляй волков! Особенно большую пользу принесешь, уничтожая выводки волков на логовах-гнездах. За добытых волков и волчат, кроме стоимости шкуры, получишь премию в размере 300 рублей.

При встрече в угодьях с охотником вежливо попроси его предъявить охотничий билет, взаимно предъявив ему свой.

В случае задержания браконьера, оформи в присутствии свидетелей протокол и направь протокол в Управление охотничьего хозяйства. Помимо благодарности, получишь за это денежную премию.

Если добудешь птицу с кольцом на лапке, сообщи в Управление охотничьего хозяйства номер и буквы на кольце.

Если обнаружишь массовую гибель какого-либо зверя или птицы по тем или другим причинам, сообщи об этом в Управление охотничьего хозяйства.

Если заметишь массовое переселение (миграции) каких-либо зверей, также сообщи об этом в Управление охотничьего хозяйства.

Соблюдай правила безопасности в обращении с боеприпасами и оружием.

Совершенствуй свой охотничий опыт и повышай знания, изучая нашу охотничью литературу.

Передавай свой опыт и знания молодым охотникам. Прививай им любовь к природе, приучай их к бережному отношению к дичи.

В осенне-зимний сезон добывай пушного зверя. Добытых зверьков тщательно оснимай, обезжирь и, распялив на правилке, просуши.

Всю пушнину сдавай государству!

Какие номера дроби употреблять для стрельбы уток

При охоте на водоплавающую дичь нужно иметь патроны с различными номерами дроби. На летних, августовских охотах, когда дичь еще не совсем оперилась после линьки, она не очень крепка на убой я можно пользоваться более мелкой дробью. Ранней же весной и поздней осенью, когда птица становится упитанной и в полном пере, необходима более крупная дробь. Охотникам известно, как в это время иногда бывает трудно убить с одного выстрела на дистанции в 50—60 шагов плавающего гоголя или крохаля. Поэтому даже и при кучном и резком бое ружья в эти периоды требуется дробь более крупных номеров.

Приводим таблицу номеров дроби, употребляемых на охоте на водоплавающую дичь:

ryabov_utka_24

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ