Домой Библиотека Охота на болотную и луговую дичь

Охота на болотную и луговую дичь

780
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Серая куропатка

5219dedeaebcd0ae5dc34225403bf37f
Статьи и книги

Идем за серой куропаткой , Охота на перепела и коростеля Вячеслав Ососков

С эпаньолем за фазаном Дмитрий Карманов

Раннее утро. Молочно-белый туман низко стелется над болотом. Солнце еще не выкатилось из-за горизонта, но на востоке все ярче разгорается оранжево-красная заря, предвещая теперь уже скорое появление дневного светила.

Светло-зеленая осока сплошным ковром покрывает болотную почву. Кое-где, особенно в низких местах, среди болотных трав, поблескивают подернутые ржавчиной лужицы, а вокруг более глубоких водоемов буйно растут камыш и рогоз, перемежаясь с тростниковыми зарослями.

Наконец первые лучи солнца вырвались из-за горизонта, и болото сразу преобразилось: из блекло-матового оно превратилось в яркое, красочное. Зеленее стала трава, заискрилась вода в лужицах и в причудливо извивающейся речке-ручье, где «верба гнется над осокой», а между травами заблестели, переливаясь серебром, диски паутины, покрытые мельчайшими брызгами росы.

Чист и прозрачен августовский воздух, насыщенный ароматом трав и болотных растений. Легко дышит грудь. Кругом, насколько хватает глаз, расстилается бескрайнее зеленое пойменное болото.

Вы медленно движетесь вперед по вязкой, сочно чмокающей под ногами почве. За низкорослыми кустами ракитника и густым ольшаником скрывается быстрая речка.

Ваш четвероногий помощник, красно-пегий пойнтер, на широком поиске с высоко поднятой головой мелькает впереди. Внезапно он оборвал стремительный бег и, резко повернув против ветра, перешел на потяжку.

Потяжка пойнтера становится все медленнее и осторожнее, он как бы крадется к невидимой птице и вдруг мгновенно останавливается, замирая в картинной стойке.

Вы подошли к собаке вплотную. Первая дичь особенно волнует охотника — и старого и молодого. Как сложится ее вылет? Какой будет первый выстрел? Ведь от него, по охотничьим приметам, часто зависит успех всей охоты. Вы принимаете удобную для стрельбы позу и посылаете собаку вперед. Короткая подводка — и с резким чирканьем, как камень, выброшенный из пращи, из травы вырывается старый бекас. Сильными бросками из стороны в сторону с огромной скоростью он пронесся над болотом.

Ружье мгновенно вскидывается к плечу. Вы поймали на мушку мчащуюся по воздуху птицу, взяли нужное упреждение и на зигзаге, во время поворота бекаса, нажали на спуск.

Короткий резкий выстрел разорвал тишину. Бекас, сложив крылья, наискось упал в густую осоку. Первый выстрел удачный, и это радует охотника. А впереди еще долгий августовский день, заполненный скитаниями по болоту, вдоль реки и по широким пойменным лугам, по местам, богатым разнообразной дичью, — день, до краев наполненный незабываемыми и яркими впечатлениями.

Охота на болотную и луговую дичь, несомненно, самая спортивная из всех охот по перу.

Она требует от охотника силы, выносливости, настойчивости в преодолении трудностей. Ходьба по топкому болоту, когда почва колеблется под ногами и при каждом неверном шаге можно провалиться в трясину,- дело не легкое, доступное только хорошо тренированному человеку. Стрельба по многим представителям болотной и луговой дичи исключительно трудна. В этом отношении особенно отличается быстрокрылый, увертливый бекас, выстрел по которому справедливо считается самым трудным выстрелом по пернатой дичи. Недаром у охотников хорошим стрелком считается тот, кто успешно стреляет по бекасам.

Освоив технику охоты на лугах и болотах, молодой охотник как бы сдает свой первый экзамен и получает «аттестат зрелости» спортивного охотника по пернатой дичи. В дальнейшем ему предстоит еще многому научиться, столкнуться со многими трудностями, но фундамент его охотничьей практики уже заложен.

Обширны и прекрасны охотничьи угодья нашей страны. Особенно хороши и разнообразны болота и луговые угодья. В старом бору мы встречаем глухие моховые болота, покрытые мягким толстым слоем мха (сфагнума), заросшие хвощом, осокой, другими болотными растениями. В изобилии стелются по такому болоту стебли клюквы, густо усеянные розовыми созревающими ягодами. В этих зарослях, помимо болотной дичи, охотники могут повстречать и могучего глухаря-мошника и выводки белой куропатки.

На торфяных болотах по окраинам заросших озерков, в камышах и осоке охотник находит бекаса, коростеля, болотных курочек, камышниц, иногда дупеля и гаршнепа, а также всевозможных уток.

Но наиболее богаты дичью наши пойменные болота, расположенные по берегам рек и речек, низинные болота, удаленные подчас от водоемов, и травянистые луга, примыкающие к озеркам и рекам. Здесь множество представителей так называемой красной дичи — дупеля, бекаса, гаршнепа, быстроногих коростелей, болотных курочек.

Охота по болотной и луговой дичи вполне доступна каждому охотнику — и городскому и сельскому, ибо луга и болота встречаются везде: и в глухих уголках нашей страны и поблизости от больших городов.

Надо только, чтобы каждый молодой охотник хорошо изучил болота — поле своей охотничьей деятельности, научился правильно ходить по ним. Ведь хождение по некоторым болотам (особенно по топким, торфяным) не всегда безопасно.

Прекрасное описание болот, встречающихся в стране, дал в своей книге «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» наш замечательный писатель, основоположник русской охотничьей литературы Сергей Тимофеевич Аксаков:

«Говоря о болотной дичи, я часто буду упоминать о месте ее жительства, то есть о болотах. Я стану придавать им разные названия: чистых, сухих, мокрых и проч., но людям, не знакомым с ними в действительности, такие эпитеты не объяснят дела, и потому я хочу поговорить предварительно о качестве болот, весьма разнообразных.

Болота бывают чистые луговые. Этим именем называются все влажные, потные места, не кочковатые, а поросшие чемерицей и небольшими редкими кустами, мокрые только весной и осенью или во время продолжительного ненастья. Покрытые сочною и густою травою, они представляют изобильные сенокосы и вообще называются лугами; они составляют иногда, так сказать, окрестность, опушку настоящих мокрых болот и почти всегда сопровождают течение рек по черноземной почве, особенно по низменным местам, заливаемым полою подою.

Сухими болотами называются места, носящие на себе все признаки некогда существовавших топких болот, как-то: кочки, достигающие иногда огромной величины, следы иссохших паточин, родниковых ям и разные породы болотных трав, уже перемешанных с полевыми. Такие места по большей части зарастают кустами и отбиваются от сенокоса. Весьма обыкновенное дело, что болота мокрые и топкие превращаются в сухие оттого, что поникают ключи или высыхают головы родников; но я видал на своем веку и противоположные примеры: болота сухие, в продолжении нескольких десятков лет всегда представлявшие какой-то печальный вид, превращались опять в мокрые и топкие. Это по большей части случается в такие годы, когда дождливая, продолжительная осень до того насытит землю, что она уже не принимает в себя влаги, когда внезапно последуют затем зимние морозы, выпадут необыкновенно глубокие снега, и все это повершится дождливою, дружною весною. Тогда-то вновь открываются давно иссякшие жилы родников, вся окрестность просачивается подступившею из-под земли влагою, и оживает мертвое болото: в один год пропадут полевые травы, и в несколько лет просохнут кусты и деревья. В такие мочливые годы, как говорят крестьяне, не только иссякшие ключи получают прежнее течение, но нередко открываются родники и образуются около них болота там, где их никогда не бывало.

Болота мокрые и кочковатые, всегда поддерживаемые подземными ключами, изредка поросшие таловыми кустами, постоянно сохраняя влажность почвы, уже не представляют богатых сенокосов, потому что изобилие болотных трав и излишняя мокрота мешают произрастанию обыкновенных луговых трав. Везде видно преобладание чемерики, или чемерицы, пупавок и трилистника. Мягкая поверхность земли, уступая ноге человека, не глубоко тонет под ней: сейчас слышен твердый грунт. Ходить по таким болотам не вязко, не топко и не тяжело. Это самые обширные и лучшие болота для охоты; они нередко пересекаются текучими, а не стоячими в ямах родниками.

Болота топкие с грязями, паточинами или ржавчинами и стоячими родниками имеют уже совсем другой характер: трав луговых там нет, да и болотная растительность скудна. Местами виднеются круглые пятна или длинные косы жидкой грязи и довольно большие лужи, иногда красноватые; в последнем случае болота называются ржавыми или просто ржавчинами. Красноватый цвет воды и грязи показывает несомненное присутствие железной руды. Кочек на них бывает мало, а на грязях и ржавчинах не растет почти и трава; зато нередко обрастают они кругом гривами густого, мелкого камыша, хвоща и необыкновенно высокой осоки. Поверхность воды на ржавых лужах подернута тонкою пленою, которая отражается на солнце железно-синеватым блеском. Водяные пауки любят бегать по ней взад и вперед на своих длинных, дугообразных ногах. Вода в родниковых ямках, которые иногда бывают довольно глубоки, хотя не имеет видимого течения, а только сочится, остается и летом свежею и холодною, особенно если зачерпнуть ее поглубже. Истомленный зноем охотник, распахнув насоренную поверхность воды кожаным картузом своим, может утолить жажду и прохладить раскаленную солнцем голову… беды никакой не будет: он пойдет опять ходить по болотам и разгорится пуще прежнего. Но ходьба эта очень трудна, особенно около грязей и паточин: там иногда можно увязнуть по пояс и не скоро выбраться на более твердое место. Причина, отчего происходят в болотах топкие грязи и паточины, состоит в следующем: сквозь тину и верхний слой почвы протачивается, неприметно для человеческого глаза, тонкая струйка родниковой воды. Струйка эта так мала, что не может составить никакого течения и только образует около себя маленькие лужицы мутной, иногда красноватой воды, от которой, однако, вымокают даже и болотные растения: торф обнажается и превращается в топкую, глубокую грязь. Она засыхает сверху, во время сильных жаров и засух даже трескается и может жестоко обмануть еще неопытного охотника: если он, обрадовавшись, по-видимому, сухому месту, прыгнет на него с кочки, то выкарабкается не скоро.

Хотя камыш и тростник растут иногда в обыкновенных мокрых болотах и даже в топких, на местах, которые потверже, как я уже говорил, но есть собственно камышистые, или тростниковые, болота, принадлежащие только по почве к роду болот мокрых. Они покрыты мелкими кочками и отдельными кустиками камыша, именно на них или около них растущими. Травы на таких болотах бывает очень мало, и хотя они грязноваты, но не топки, и мелкий скот может бродить по ним без всякого затруднения и опасности завязнуть, что часто случается в болотах топких.

Вообще в болотах, больше или меньше, растут разные породы мхов, но есть собственно моховые болота, непременно поросшие лесом и преимущественно еловым; они же называются и глухими. На черноземной почве болота такого рода редкость… Они не топки, но мягки и пухлы. В дождливую погоду бывают очень мокры, а в засуху на полянах или там, где лес редок, иногда совершенно высыхают, ибо не поддерживаются ни подземными ключами, ни открытыми родниками, ни паточинами. Лесные, моховые болота обязаны своим происхождением близости глиняного грунта, не пропускающего сквозь себя дождевую воду: она стоит на нем, как на глиняном блюде, и верхний пласт земли, плотно лежащий на глине, постоянно размокая, разбухая, лишенный солнечных лучей от навеса древесных ветвей, производят мох. В таких болотах родится, иногда в великом изобилии, клюква и брусника; красивая зелень последней известна всем, ягоды же служат лакомою и питательною пищей для некоторых пород лесной дичи, равно как и для людей.

Наконец, есть болота зыбкие, которые народ не совсем верно называет трясинами, ибо они не трясутся, а зыблются, волнуются под ногами человека, ходнем ходят, как говорит тот же народ. Это не что иное, как целые озера, по большей части мелкие, но иногда и глубокие, покрытые толстою и очень крепкою пленою, сотканною из корней болотных растений, кустов и деревьев, растущих в торфяном грунте. Иногда посреди таких болот остаются незаросшие более глубокие места прежнего озера. Природа медленно производит эту работу, и я имел случай наблюдать ее: первоначальная основа составляется собственно из водяных растений, которые, как известно, растут на всякой глубине и расстилают свои листья и цветы на поверхности воды; ежегодно согнивая, они превращаются в какой-то кисель — начало черноземного торфа, который, слипаясь, соединяется в большие пласты: разумеется, все это может происходить только на водах стоячих и предпочтительно в тех местах, где мало берет ветер. Водяной цвет, называемыйзеленью около Москвы и шмарою в Оренбургской губерний, которым ежегодно во время лета покрываются непроточные пруды, озера и болота, который появляется и на реках, но разбивается и уносится быстрым их течением — водяной цвет, соединяясь с перегнивающими водяными растениями, древесными иглами и листьями, составляет уже довольно густую массу, плавающую на воде. Погоныши и даже болотные курочки бегают по ней не проваливаясь, оставляя только дорожки следов, которыми и скрещивается вдоль и поперек разными узорами это зеленое покрывало. Прибиваемая ветром к берегу липкая масса пристает к нему плотно и осеменяется разными болотными, береговыми травами, которые охотно растут на ней и которые сейчас скрепляют ее длинными нитями своих корней. Год от года толстеет и твердеет эта плавучая почва, и год от году усиливается растительность трав, ежегодное согнивание которых производит торфяную землю. Наконец, появляются на ней тальник, ива, даже ольха и береза: они окончательно скрепляют почву своими корнями, и скоро по наружности она сделается совершенно похожею на берега и будет казаться их продолжением. Впоследствии времени порастает она даже кочками. Иногда большие куски этой плены отрываются от берега и плавучими островами, со всею зеленью, деревьями и живущею на них птицей, гуляют по озеру и пристают то к тому, то к другому берегу, повинуясь направлению ветра; иногда опять прирастают к берегам. Это случается только на озерах больших и глубоких; на водах же средней величины и мелких процесс зарастания обыкновенно оканчивается тем, что сплошной слой от края до края, во всех направлениях, заволочет поверхность воды, и через несколько лет наружность его представит вид обыкновенного болота, но обманчива эта наружность… Как только отойдешь несколько шагов от настоящего края, земля начнет в буквальном смысле волноваться, опускаться и подниматься под ногами человека и даже около него, со всеми растущими по ее поверхности травами, цветами, кочками, кустиками и даже деревьями. С непривычки может закружиться голова и ходить покажется страшно, хотя и не опасно, если болота не имеют так называемых окошек, то есть мест, не заросших крепкими корнями трав и растений. Такие места очень верно называют крестьяне «прососами» и «просовами». Окошки чистые, не малые, в которых стоит жидкая тина или вода, бросаются в глаза всякому, и никто не попадает в них; по есть прососы или окошки скрытые, так сказать потаенные, небольшие, наполненные зеленоватою, какою-то кисельною массою, засоренные сверху старою, сухою травою и прикрытые новыми, молодыми всходами и побегами мелких, некорнистых трав; такие окошки очень опасны; нередко охотники попадают в них по неосторожности и горячности, побежав к пересевшей или подстреленной птице, что делается обыкновенно уже не глядя себе под ноги и не спуская глаз с того места, где села или упала птица. Бывали примеры, что такая неосторожность стоила жизни охотнику. Жидкая, тенистая, липкая масса, на дне которой стоит вода, засосет туда человека, если он не успеет или ему будет не за что схватиться. Во всяком случае, без товарища по таким болотам ходить не должно. Утвердительно могу сказать, что зыбкие болота иногда превращаются в обыкновенные: вероятно, верхний пласт, год от году делаясь толще и тяжелее, наконец сядет на дно, а вода просочится наружу и испарится.

Таковы виды болот, мне известные. Самое лучшее из них — болото чистое, луговое, заливаемое весенними потоками, поросшее кустиками и редкими деревьями. Как хорошо оно в теплое весеннее утро! Вода сбыла, оставя кое-где мокрые следы и небольшие гривы наносной земли с черноземных полей. Нигде растительность не является с такой силой. Солнце палит влажную, тучную почву и тянет из нее травы и цветы: чуть не видишь как растут они! Кусты и деревья только что распустились или распускаются, блестящим ароматным лаком покрыты их листья. Каждый куст и дерево окружено собственною, благоуханною атмосферой…»
Болотная и луговая дичь, охота на нее
Бекас

Бекас, несомненно, самый интересный и, пожалуй, самый распространенный представитель болотной дичи. Каждый охотник не раз встречал на болоте или около речек и озер быстрокрылых, вертких птиц и нередко «отпускал» по молниеносно поднявшемуся бекасу пару выстрелов, подчас безрезультатных.

Бекас, называемый также барашком, чиком, диким или лесным барашком, относится к роду «бекас», семейству «ржанки», подотряду «собственно кулики» и к отряду «кулики». В нашей стране обитают 6 представителей рода бекасов: обыкновенный, азиатский, редко встречающийся японский, бекас-отшельник, называемый также горным дупелем, дупеля обыкновенный и лесной.

Обыкновенный бекас — птица небольшая, достигает величины трехнедельного цыпленка: длина тушки равняется примерно 30 см, вес 150-200 г. Имеет стройное тело, очень длинный, прямой и тонкий клюв, относительно длинные крылья и высокие ноги. В окраске преобладают бурые, черные и белые цвета. На голове вдоль темени две черные полосы, между которыми лежит узкая рыжеватая полоска. Верх туловища окрашен попеременно черными и желтыми полосками. Вдоль плеч и над крыльями заметны светлые охристые каемки. Шея, грудь и подхвостье серовато-желтые, с черными отметинами. Бока беловатые, живот чисто-белый. Хвостовые перья рыжие, с черным окаймлением. Клюв темно-рогового цвета, ноги зеленовато-оливковые. Глаза темно-карие, отодвинуты далеко назад к затылку.

Азиатский бекас, распространенный в восточных районах нашей страны, очень похож на обыкновенного и отличается от него лишь большим количеством рулевых перьев на хвосте, более высоким у основания и более коротким клювом и меньшей белизной оперения.

Гнездится бекас почти на всей территории СССР, за исключением Крайнего Севера, пустынь и некоторых южных степных районов. Встречается и на вершинах гор, покрытых вечными снегами. Зимует за пределами СССР, а также в Закавказье и Средней Азии.

Весенний пролет бекаса с мест зимовки к местам гнездования длится с марта (южные районы) до июня (северные районы). В центральных областях СССР бекас обычно появляется в апреле.

Вскоре после прилета у бекаса начинается брачный период. Токует самец в воздухе, поднимаясь на значительную высоту, откуда резко пикирует вниз, причем перья крыльев и хвоста при падении издают вибрирующий звук, напоминающий блеяние барана (отсюда и название «барашек»). Некоторые натуралисты считают, что в этих полетах наряду с самцами участвуют и самки. Однако установлено, что самки во время тока сидят в траве и, заслышав летящего самца, подают призывный голос. Нередко во время весеннего тока можно наблюдать сидящих на высоких кочках, на кустах, на макушках деревьев, даже на телеграфных столбах бекасов, издающих своеобразное кваканье: «таку, таку, таку». Некоторые охотники ошибочно утверждают, что «квакающие» бекасы — самки. Наблюдения показывают другое: токующий в воздухе самец, сделав несколько кругов, камнем падает вниз, садится на дерево или кочку и издает свое «таку, таку». По существу, это вторая форма тока у бекасов, отличающаяся от основной формы, происходящей в воздухе.

В мае, реже в начале июня самки на сухом месте в болоте устраивают гнездо — небольшую ямку, выстланную сухой травой. Обычно самка откладывает (как и все кулики) четыре пестрых яйца и высиживает их в течение 18-20 дней. Самец не принимает участия ни в высиживании, ни в последующей заботе о потомстве, хотя держится это время неподалеку от гнезда.

Вылупившиеся из яиц птенцы сразу же покидают гнездо и вместе с матерью отправляются на поиски корма, придерживаясь крепких, хорошо защищенных мест. Молодые бекасы быстро развиваются, очень скоро становятся совершенно самостоятельными и покидают мать.

Перед отлетом на юг бекасы сильно жиреют, делаются менее подвижными, ближе подпускают охотника и собаку. Отлет к местам зимовки начинается в восточных районах в конце августа и продолжается обычно до октября. Отдельные экземпляры, особенно разжиревшие перед отлетом, задерживаются иногда до выпадения снега. Наблюдались случаи зимовки одиночных бекасов около незамерзающих родников.

В ноябре 1955 года на заячьей охоте мне удалось добыть крупного, жирного старого бекаса в Рязанской области, на берегу небольшой совершенно замерзшей речки. Следует отметить, что в это время стояли крепкие морозы и уже выпал довольно глубокий снег.

Весенняя охота на бекаса запрещена. Стрелять его можно только с открытием летне-осенней охоты по перу, как правило, в августе и вплоть до отлета на юг к местам зимовки.

Основной способ охоты на бекаса — стрельба из-под легавой собаки. Обычно рано утром, на рассвете, охотник с собакой приходит в места, где водится бекас: топкие пойменные болота, заболоченные берега рек и озер, торфяные болота с кочкарником и кустами. Охотник идет по угодьям, стараясь держать направление против ветра, и пускает собаку, которая обыскивает угодья. Причуяв затаившегося в траве бекаса, собака переходит с поиска на потяжку и, определив место нахождения птицы, замирает в стойке. Охотник, подойдя к собаке и изготовившись к выстрелу, посылает ее вперед. Перейдя на подводку, собака поднимает бекаса на крыло, и охотник стреляет. Упавшую после выстрела птицу приученная собака подает хозяину и по команде продолжает поиск новых птиц.

Я считаю охоту на бекаса с легавой собакой одной из интереснейших и ставлю ее на второе место после весенней тяги вальдшнепа.

В течение многих лет мне приходилось охотиться на бекасов со своими пойнтерами Ладой и Анчаром на заболоченных лугах реки Ясельдьт, в Западной Белоруссии близ Пинска. На бекаса можно вполне успешно охотиться и с хорошо подготовленным спаниелем. Правильно поставленный полевой спаниель быстрым галопом обыскивает заболоченные угодья и, прихватив птицу, переходит на характерную для спаниеля потяжку, затем, после короткой приостановки, резким броском поднимает бекаса на крыло под выстрел охотника.

Лет тридцать назад я часто охотился на бекасов со своим спаниелем Чарли. У него на этой охоте выработалась особая манера. Если я находился далеко, он замедлял потяжку и подводку к птице, как бы поджидая меня, причем при подводке всем своим видом и поведением как бы подсказывал, откуда должен вылететь бекас.

Однажды в 1950 году в районе города Судогды Владимирской области я охотился с Чарли на пойменном болоте. Птиц здесь было много, и спаниель непрерывно поднимал их на крыло. Прихватив одного из затаившихся бекасов, Чарли уверенно стал подводить к нему. Внезапно во время потяжки собака резко свернула в сторону, но сейчас же выправилась и пошла в прежнем направлении. Когда впереди снялся бекас и упал после выстрела в густую осоку, Чарли, вместо того чтобы идти за упавшей птицей, вновь свернул в сторону и поднял на крыло вторую, затаившуюся недалеко от первой. Только после второго выстрела он подобрал обоих убитых бекасов и подал их мне. Такое поведение спаниеля наглядно характеризует его мастерство: во время работы по первой птице Чарли, несомненно, причуял и второго бекаса, сработал их одного за другим и обоих «доставил».

Спаниель на охоте по бекасам хорош еще и тем, что ни одна из упавших птиц не пропадает для охотника. В какие бы крепи она ни упала, спаниель всегда разыщет ее и принесет хозяину. Между тем, на охоте по бекасам без спаниеля в труднодоступных болотах немало сбитых птиц остаются не найденными.

Некоторые охотники, не имеющие собак, охотятся на бекасов, как говорят, «самотопом»: двигаясь по бекасиным угодьям, они спугивают птиц и стреляют в лет. В подобной охоте нет той красоты, которой насыщена охота с собакой. При «самотопе» бекас взлетает внезапно и охотник не испытывает острых ощущений, наблюдая за поиском собаки, и особенно охотничьего волнения, с которым он спешит к четвероногому другу, застывшему в стойке над затаившейся птицей…

Поздней осенью, перед самым отлетом на юг, бекасы иногда собираются очень большими стаями, причем в таких местах, где их трудно ожидать. В октябре 1947 года я охотился на перелетах водоплавающей птицы в районе Рыбинского моря. Высадившись на одном из островов, наполовину затопленном, я переходил к заливу, на который охотно присаживались кряковые и нырковые утки. Путь мой лежал через молодой, залитый водой сосновый лесок. Шлепая по воде, которая местами была выше колен, я не ожидал никакой дичи. И вдруг прямо из-под ног взлетел старый разжиревший бекас. Вслед за первым одна за другой стали подниматься длинноклювые птицы и, пролетев с десяток метров, опускались на землю. Лесок был буквально забит бекасами.

Стрелять бекасов надо самой мелкой дробью, но крупнее № 9, которую охотники так и называют «бекасинником». Ружье не должно иметь кучного боя, лучшими следует считать стволы цилиндрической сверловки. При стрельбе из ружья с кучным боем попасть в быстрого, верткого в воздухе бекаса значительно труднее, а при попадании птица неизбежно будет сильно разбита.

В августе одежда охотника должна быть легкой и свободной. Лучше всего надевать просторный лыжный костюм, на голову — кепку с большим, предохраняющим от солнца козырьком, на ноги — сапоги-поршни или прочно сидящие тапочки, старые ботинки, сандалии, а то и легкие лапти. Патронташ лучше иметь «бурский» или закрытый на поясном ремне. Ягдташ должен быть легким, с сеткой и тороками. Для быстрого охлаждения стреляных бекасов следует подвешивать на торока.

Поздней осенью одеваться надо потеплее, поддевая под куртку шерстяную фуфайку. В холодную пору полезно поверх куртки носить меховую безрукавку, а в дождливую — брезентовую, кожаную или резиновую куртку. Для осенней охоты обуваются в высокие непромокаемые болотные сапоги, кожаные или резиновые.

Охотиться на бекаса можно в течение всего дня, сделав в жаркую погоду перерыв для отдыха с двенадцати до шестнадцати часов. Во время перерыва полезно сварить в котелке суп, подкрепиться самому и накормить собаку, выпить чаю и поспать час-другой перед вечерней охотой.

Кроме обыкновенного бекаса в восточных районах страны, как было сказано, обитает родственный ему азиатский, а в районы Дальнего Востока иногда залетает бекас японский. На последнего, естественно, никакой охоты не существует, а на азиатского охотятся с собакой. Охота на него менее интересна, чем на обыкновенного бекаса, так как азиатский много бегает и не западает так мертво под стойкой собаки, как обыкновенный. Да и стрельба азиатского бекаса при взлете не столь спортивна: в полете он не делает замысловатых зигзагов и акробатических трюков, а летит относительно прямолинейно.
Дупель

В большинстве охотничьих угодий дупель встречается значительно реже бекаса, по вкусовым качествам ценится выше последнего. Обычно о дупеле охотники говорят, как о первой, лучшей, болотной дичи.

Дупель, которого местами называют пятначкой, лежанкой, молчанкой и белокуприком, отличается от бекаса более крупными размерами, плотным сложением, относительно более коротким и высоким у основания клювом. Шея у дупеля короче, чем у бекаса, брюшко не чисто-белое, а грязновато-серое, испещренное мелкими пятнами. Весит дупель до 300 г.

Гнездится дупель почти по всей территории СССР, не встречается только восточнее Енисея и крайне редко попадается в степных районах. Зимует преимущественно в Африке. Весной к местам гнездования прилетает несколько позднее бекаса, осенью улетает на зимовку немного раньше, в центральных районах — обычно уже в конце сентября.

Весенний ток дупеля резко отличается от бекасиного. Токует дупель не в воздухе, а на земле, обычно на нескошенных полянах, «точках», окруженных кустами и деревьями. Места тока, как правило, из года в год одни и те же. С заходом солнца к месту тока первыми прилетают самки и особыми «квакающими» звуками извещают самцов о своем прибытии. Самцы ведут себя на току как тетерева: опускают вниз крылья, распускают веером хвост, нахохливают перья и, принимая причудливые позы, важно прохаживаются вокруг самки.

Во время тока самцы щелкают клювом, хлопают крыльями и издают своеобразные звуки, что-то вроде «бибиперере». Иногда токующие самцы ссорятся, вступают в драку. Ток обычно продолжается всю ночь, а под утро дупеля парами разбредаются по болотам.

Самка на сухом месте делает гнездо, такое же, как у бекасов, и к началу июня (в центральных районах) откладывает четыре пестрых яичка. Высиживание продолжается 17-18 дней. Забота о гнезде и птенцах полностью ложится на самку. Дупелята развиваются быстро и уже через месяц покидают мать. К августу молодые дупеля и перелинявшие старики переселяются из крепких мест на более открытые и кормовые.

Перед отлетом на юг дупеля обычно сильно жиреют, становятся малоподвижными. Некоторые бывают настолько жирны, что при падении после выстрела на землю на их грудке лопается кожа и под ней обнаруживается толстый слой желтоватого жира. Перелет к местам зимовок старые дупеля совершают большей частью в одиночку, хотя и летят в одно время. Молодые птицы часто движутся небольшими стайками, гуськом, низко над землей.

В СССР, кроме обыкновенного, обитает так называемый лесной дупель, который по виду сильно напоминает азиатского бекаса, но крупнее его. Близок обыкновенному дупелю и бекас-отшельник, или горный дупель, — крупная птица, окраской напоминающая обыкновенного бекаса, но отличающаяся от него обилием белых пятен и каемок. Гнездится горный дупель преимущественно в горных болотах и вдоль горных потоков в восточных районах нашей страны. На зимовках встречается в Сибири, у незамерзающих ручьев в предгорьях, у родников и в лесных торфяных болотах.

Осенью 1958 года во время охоты на обширных пойменных лугах речки Окры, недалеко от ее впадения в Днепр, вблизи города Жлобина, мне удалось добыть очень крупного дупеля, оперение которого было обильно покрыто белыми пестринками. Своей окраской он напоминал и обыкновенного и горного дупеля; скорее всего он являлся помесью этих родственных видов. Но как могло произойти скрещивание видов, обитающих в весьма отдаленных друг от друга районах нашей страны? Можно предположить о случайной встрече родителей этого «метиса» где-то в промежуточном районе.

Как и на бекаса, на дупеля охотятся с легавой собакой или со спаниелем. Весенняя охота на дупеля запрещена, а летне-осенний сезон продолжается обычно с августа и до конца отлета его на юг.

Следует помнить, что в выборе места для гнездования и обитания дупель более капризен, чем бекас, и в отличие от последнего не селится на любом болоте.

Искать дупеля следует на обширных и влажных лугах, на сравнительно сухих болотах с кочкарником, с большим количеством кустов и деревьев, с богатой растительностью, в мокрых низинах у озер и стариц рек. Обычно места обитания дупеля из года в год одни и те же.

Охота на дупеля с собакой мало чем отличается от подобной охоты на бекаса. Однако дупель — птица менее строгая, чем бекас, он лучше выдерживает стойку собаки и ближе подпускает охотника. Поднимается дупель на крыло из-под собаки молча, с характерным, «выпуклым», хлопаньем крыльев, летит медленно, низко над землей, описывая небольшую дугу, и садится, как правило, недалеко от места подъема. На лету птица иногда издает своеобразные крякающие звуки. Переместившийся дупель западает так крепко, что поднять его вторично бывает нелегко: он не оставляет следов, наоборот, сразу опустившись на траву, столь плотно прижимается к почве, что почти не дает запаха.

Стрелять дупеля значительно легче, чем бекаса: он летит медленно и не делает в полете таких зигзагов и поворотов. Для стрельбы дупеля, как и по бекасу, применяется самая мелкая дробь.

К ружью, одежде, обуви и снаряжению на охоте по дупелю предъявляются те же требования, что и на бекасиной охоте.

Охота на дупеля бывает двух видов: по местовому дупелю (т. е. гнездящемуся в данной местности) и по высыпкам пролетного дупеля. Охота по местовому дупелю протекает попутно со стрельбой бекаса и других представителей болотной дичи. Охота по дупелевым высыпкам представляет особый, очень интересный вид. Дело в том, что со второй половины августа гнездящиеся в северных районах дупеля начинают откочевывать на юг, останавливаясь на непродолжительное время в промежуточных районах отдохнуть и подкормиться и собираясь в таких «дупелиных» местах иногда большими партиями.

Для охотника важно не прозевать появления дупелиных высыпок и вовремя захватить их на месте.

Вспоминаю случай, который произошел со мной в молодости, когда я охотился с шотландским сеттером Анчаром на границе Нижегородской и Владимирской губерний, в поймах рек Колпи, Тетруха и Кестраньки. Накануне утром мы нашли в полусухом травянистом болоте изрядное количество бекасов и несколько местовых дупелей. На другой день к вечеру решили вновь посетить это болото и пострелять бекасов. Как только мы подошли к окраине болота, Анчар с места прихватил верхом, потянул к заросшей низине и встал. Я поспешил к собаке, ожидая вылета бекаса, однако с небольшой площадки один за другим поднялись три дупеля. Это было так неожиданно, что мне удалось сбить только одного. Пущенная в поиск собака непрерывно переходила на потяжку и останавливалась. И каждый раз из-под стойки вырывался дупель, а иногда и пара. За короткий срок я поднял массу птиц, расстрелял весь запас патронов и вынужден был вернуться в деревню. На следующий день, когда я пришел на рассвете на это болото, дупеля исчезли. Пришлось довольствоваться бекасами. Очевидно, большая высыпка дупелей остановилась здесь всего на сутки, после чего отправилась дальше на юг.

Охота на дупеля без собаки еще труднее, чем по бекасу, так как дупель сидит гораздо крепче и поднять его можно только случайно.

Дупель, благодаря ленивому и спокойному характеру, считается лучшим объектом для натаски молодой собаки и для полевых испытаний легавых собак и спаниелей.
Гаршнеп

Эту нарядную птичку, незначительно превышающую по размерам обыкновенного воробья, очень любят охотники-спортсмены. Дело в том, что когда поздней осенью уже улетят в теплые края на зимовку дупеля и бекасы, исчезнут на болотах коростели, погоныши и пастушки, в угодьях появляется, иногда большими высыпками, новая болотная дичь, крошечный куличок — гаршнеп. Причем высыпки гаршнепа нередко остаются на болоте вплоть до первых заморозков, а иной раз и до первого снега. И когда, казалось бы, уже кончилась до следующего года охота с легавой собакой на болоте, вы снова получаете возможность прийти с собакой на знакомые места, чтобы пострелять на сей раз долгоносых болотных красавцев.

Гаршнеп значительно меньше дупеля, но гораздо красивее и наряднее его по окраске оперения. Клюв гаршнепа относительно короткий по сравнению с дупелем и тем более с бекасом, слегка расширен у основания. На голове вдоль темени широкая черная полоса, верхняя часть шеи орехово-коричневая, черные перья на плечах и спине имеют металлический фиолетовый или зеленый отлив. Охристые, рыжие и белые тона окраски яркие, красочные; удлиненные верхние перья оранжевые. Клюв и глаза бурые, ноги оливково-бурые. Длина птицы не превышает 16 см, вес не более 90 г.

В отличие от дупеля гаршнеп любит топкие, трясинистые болота, обильно заросшие тростником, хвощом и осокою. На пролете часто останавливается в травянистых местах на берегах заболоченных рек и озер.

Весной, вскоре после прилета к местам гнездования, гаршнеп появляется одновременно с бекасом, а улетает на юг, к местам зимовки, значительно позднее, — как уже говорилось, иногда после появления первых заморозков. Гнездится гаршнеп в северных и центральных районах нашей страны и крайне редко в ее более южных районах. Подчас проникает и в лесотундру, однако в Сибири встречается не часто и в небольшом количестве. Питается, как и другие кулики, преимущественно червями, слизняками, личинками насекомых, но чаще других куликов потребляет и растительную пищу — семена, молодые побеги болотных растений.

Вскоре после прилета к местам гнездования у гаршнепа начинается брачный период. Самец гаршнепа, как и бекасы, токует в воздухе, поднимаясь иногда на значительную высоту, откуда стремительно падает по наклонной линии. При таком падении оперение издает особый дребезжащий звук, который весною можно нередко слышать у топких болот.

Самка на сухой кочке среди топкого, трудно проходимого болота в небольшой ямке, устланной травами и хвощом, откладывает четыре крупных яичка величиной с бекасиное. Высиживая, самка сидит настолько крепко, что ее свободно можно взять из гнезда, что, конечно, делать не полагается. Если же самку согнать с гнезда, она немедленно по земле возвращается обратно и продолжает высиживание.

Весенняя стрельба гаршнепов строго запрещена. Охота на него разрешается в летне-осенний период с легавой собакой или со спаниелем. Да и поднять его на крыло без собаки почти невозможно, уж очень крепко он сидит. Гаршнеп настолько нестрогая птица, что подпускает собаку и охотника почти вплотную и взлетает буквально из-под самой морды пса. Поднятый на крыло, гаршнеп летит медленно, слегка покачиваясь в воздухе и напоминая порхающую бабочку. Однако в ветреную погоду полет птицы резко меняется: ветер бросает ее из стороны в сторону и значительно увеличивает скорость полета. Поэтому, если стрельба гаршнепа в тихую погоду не представляет трудностей, то при ветре она осложняется. Мясо гаршнепа вкуснее бекасиного, но уступает мясу дупеля.

Для стрельбы гаршнепа применяются самые мелкие номера дроби, обычно № 10, а если возможно, то 11 и 12. Бой ружья, одежда и обувь охотника должны быть такими же, как и на бекасиной охоте.

Как уже было сказано, преимущество гаршнепа перед другими представителями болотной дичи заключается в его наиболее позднем отлете на зимовку. Вспоминаю, как в начале ноября 1927 года я проходил с ирландским сеттером Лаской по пустовавшему уже около двух недель большому пойменному болоту, расположенному вдоль реки Клязьмы, в районе города Вязники Горьковской области, и носящему странное название Посконка. Я не ожидал встречи с дичью, может быть, только запоздавшие утки могли оказаться в многочисленных озерках и старицах болота. Внезапно Ласка втянула носом воздух и повела к мочажине, поросшей по краям редкой осокой. Собака встала как вкопанная и по приказанию перешла на подводку. Из-под ее морды вылетел гаршнеп и с тихим характерным кряхтением, плавно покачиваясь, полетел над травой. После выстрела он упал в осоку и был подан мне собакой. Ласка снова перешла на поиск и одного за другим стала поднимать на крыло многочисленных гаршнепов. Так неожиданно удачно был закончен осенний сезон охоты с легавой собакой по болотной дичи.

Поздно осенью высыпки гаршнепа можно встретить и на типичных бекасиных болотах, в тех же самых местах, где обычно обитают эти птицы. В подобных случаях охота с собакой доставляет большое удовлетворение. Двигаясь по болоту, она поднимает то бекаса, то гаршнепа, и охотнику приходится молниеносно стрелять быстрокрылых, юрких бекасов или спокойно выцеливать медленно тянущих над водой гаршнепов. Такая охота, благодаря разнообразию в стрельбе, всегда бывает исключительно интересной и спортивной.

Мне приходилось охотиться на таких болотах по бекасу и гаршнепу с молодым первопольным спаниелем Кармен в районе Спас-Клепиков Рязанской области и в районе Бологого Калининской области. В обоих случаях на топких, заросших болотах, расположенных у больших озер, обитало много бекасов и гаршнепов, и собака поднимала то одних птиц, то других. Кроме того, довольно часто удавалось поднять погонышей и даже пастушков. Каждый выход на эти болота оставлял богатые впечатления и приносил изрядные охотничьи трофеи.

На охоту по болотной, в основном мелкой, дичи обычно берут с собой патроны, снаряженные бекасинником. Однако не следует забывать о возможных неожиданных встречах с крупной птицей, а то и со зверем.

Поздней осенью 1927 года на охоте на той же Посконке, взяв несколько гаршнепов, я возвращался домой. В патронташе у меня были заложены патроны лишь с мелкой дробью, а в карман, уже уходя из дома, я на всякий случай положил один патрон, снаряженный двухнулевкой. И как же выручил меня этот патрон!

Едва я отошел от болота и вышел на Клязьминские луга, как над самой головой неожиданно громко загоготали гуси. Их было два, и летели они медленно, направляясь к широкому заливу Клязьмы. Реакция в те годы у меня была отменной, и руки сразу же сработали сами. Патрон с бекасинником вылетел из ружья, уступив место двухнулевке, и прекрасный, уже разжиревший серый гусь присоединился к лежавшим в ягдташе крошечным гаршнепам.

С тех пор я, отправляясь на любую охоту, всегда беру с собой несколько патронов, снаряженных крупной дробью и картечью. Делать так рекомендую каждому молодому начинающему охотнику.
Коростель

Коростель широко распространен почти по всей территории нашей страны и не встречается только на Крайнем Севере; в Южном же Казахстане и в большинстве районов Средней Азии он не гнездится, но попадается там на пролетах. Относится он к роду «коростель», входящему в семейство «пастушковые», отряд «пастушки». Местами его также называют дергун, дергач, кречек и кряква — все названия связаны со звуком голоса птицы.

Длина коростеля колеблется от 24 до 30 см, размах крыльев — от 41 до 49 см. Вес — от 200 до 250 г. Очень редко встречаются крупные коростели, которых С. Т. Аксаков называл «князьками». Мне лично за шестьдесят с лишним лет охотничьей практики лишь однажды, во время охоты в Фировском районе Калининской области, в мелком березняке, смежном с заболоченными лугами, удалось добыть такого «великана». Размерами он почти вдвое превосходил обычных дергачей, а сложением и окраской от них не отличался. Установить причину подобного отклонения от нормы пока не удалось.

Коростель — птица подобранная, как говорят, «поджарая». Он обладает узким, вытянутым и сжатым с боков туловищем, длинной шеей, коротким хвостом и относительно высокими ногами. В окраске преобладают рыжие, охристые цвета. Перья сверху темно-бурые, испещренные оливково-серыми пятнами; горло, щеки и нижняя сторона шеи пепельно-серые, бока темно-бурые, в рыжих пятнах, крылья буровато-рыжие, в мелких светло-желтых пятнах. Клюв бурый, глаза темные, карие, выразительные.

Коростель — птица перелетная. Прилетает он в мае, отлетает на зимовку в северных районах в августе, в более южных местах гнездования задерживается до середины октября. Зимует в Африке и Южной Азии.

Обитают коростели преимущественно на травянистых болотах и на лугах, вблизи речек и хлебных полей, предпочитая влажные, но не слишком сырые места, заросшие густой высокой травой, с большим количеством кустов. В этой траве они проделывают ходы — «тропы», по которым ловко и быстро бегают, причем во время движения совершенно не колеблют стебли трав.

Осенью 1954 года в районе города Мосальска Калужской области мне приходилось встречать массу коростелей в лесах, почва которых за годы войны сильно заросла высокой травой. Поднять на крыло этих птиц было чрезвычайно трудно, и от спаниелей, с которыми я охотился, требовались большое мастерство, быстрота, верное чутье.

Питаются взрослые коростели насекомыми и их личинками, червяками, моллюсками, гусеницами, различными семенами. Охотно поедают и мелких лягушат, только недавно покинувших оболочку головастиков.

Сразу же после прилета к месту гнездования у коростеля начинается брачный период. В это время в течение круглых суток можно слышать его скрипучий брачный крик, состоящий из двух слогов и напоминающий звук, издаваемый зубьями гребенки, когда по ней медленно водят деревяшкой.

Коростели не разбиваются парами, а живут в многобрачии. Самка на сухом месте выкапывает в земле ямку и выстилает ее травой, мхом, корешками растений. Кладка состоит из 8-9, а иногда 11-12 яиц. Высиживает только самка: самец не принимает участия в заботах о потомстве.

Высиживание продолжается около трех недель. На гнезде самка сидит крепко, позволяет снять себя руками и нередко во время сенокоса гибнет под косой. Вылупившиеся птенцы бывают покрыты черным шерстистым пухом и своим видом напоминают скорее мышей, чем молодых птиц. Очень скоро они покидают гнездо и вместе с матерью отправляются на поиски пищи. Самка проявляет большую заботу о своем потомстве: самоотверженно защищает птенцов от врага, разыскивает для них насекомых и червей, а на отдых собирает их под крылья, как наседка цыплят.

Молодые коростели — исключительно проворные существа. Они ловко бегают в густой траве, а в случае опасности моментально прячутся, причем так искусно, что найти их почти невозможно.

Мне не раз приходилось во время полевой натаски собак встречать на лугах самку коростеля с выводком. Малыши по первому тревожному крику матери стремительно бросались в разные стороны и моментально исчезали, а самка с криком бегала перед собакой, стараясь отвести ее подальше. И когда я отзывал собаку и уходил прочь, заботливая мать некоторое время продолжала бежать за нами, провожая нас тревожными криками, и, только убедившись, что мы отошли достаточно далеко, возвращалась обратно к птенцам.

Молодые коростели быстро растут и развиваются. Вскоре они полностью покрываются рыжевато-бурыми перьями и из птенцов, похожих на мышей, превращаются во взрослых коростелей. Только перья на крыльях молодых птиц отрастают не сразу, и они еще некоторое время не могут летать. Охотники называют их, как и утят, «хлопунами». В этот период молодые дергачи покидают мать и начинают вести самостоятельный образ жизни. Постепенно на крыльях у них отрастают перья, и коростели становятся совсем взрослыми. В южных районах страны старые самки нередко приступают ко второй кладке и выводят второй выводок птенцов, которые к моменту отлета на юг становятся совершенно взрослыми.

В образе жизни коростеля следует отметить одну особенность, на которой и основана охота на эту птицу. Коростель неохотно поднимается на крыло, предпочитая спасаться от преследования бегством в густой траве. Бегает он настолько быстро, что заставить взлететь его крайне трудно. Даже в начале лета, когда можно приблизиться к кричащей (токующей) птице почти вплотную, поднять ее на крыло удается очень редко. Она обычно с большой скоростью отбегает в сторону, и ее голос, только что звучавший совсем рядом, слышится уже где-то в стороне, нередко в 20-30 м от вас.

Взлетает коростель только в самых крайних случаях, когда у него полностью отрезаны пути к отступлению по земле. При виде взлетевшего коростеля создается впечатление, будто он вообще плохо летает. Поднявшись в воздух, он летит медленно, низко над землей, по прямой линии, часто работая крыльями, и очень скоро опускается обратно на землю. Во время полета коростель не подбирает ноги: они неуклюже висят у него книзу.

Однако мнение о том, что коростель плохо летает, неверно. Во время осеннего и весеннего перелетов, которые происходят в основном по ночам, дергачи поднимаются высоко в воздух, летят быстро и споро, подобрав ноги, преодолевая большие пространства и пересекая моря, лежащие на пути к местам зимовок или гнездования. Следовательно, нежелание коростеля подняться в воздух объясняется не плохими его способностями к полету, а отличными качествами бегуна, не желающего себя обнаружить и умеющего ловко скрываться от врага при помощи быстрых ног. В этой связи следует отмести предположение, будто коростель весною и осенью к местам гнездования и зимовки не летит, а двигается по земле.

Скорость коростеля на бегу изумительна. Мне однажды пришлось поднять старого дергача на кромке нескошенной травы, окруженной со всех сторон только что обкошенной луговиной. После выстрела легко раненная в крыло птица упала на скошенную полосу, а затем со всех ног бросилась удирать по лугу. Бежала она с такой быстротой, что поймать ее не было никакой возможности, и лишь второй выстрел прекратил этот стремительный бег.

Охота на коростеля с легавой собакой не может быть рекомендована, так как он не выдерживает стойки, бежит от собаки и этим сильно ее горячит. Молодую собаку на охоте по коростелю можно вконец испортить: она будет срывать стойку по бекасу, дупелю и по другой «красной» дичи.

Иногда на коростеля охотятся с гончей собакой или с полукровкой. Мне в 1939 году пришлось охотиться в Винницкой области с одним местным охотником, у которого была беспородная, но очень активная собака с хорошим чутьем. Причуяв в траве коростеля, она сильными прыжками бросалась к нему, и нередко ей удавалось поднять птицу на крыло под выстрел охотника. Но все же большинство дергачей успевало спастись от собаки бегством и скрыться в густой траве или в кустарнике, из которых собака при всем старании не могла выгнать птицу.

Наиболее подходящая собака для охоты на коростеля, несомненно, маленький спаниель. По коростелю он работает быстро и энергично, настойчиво преследует убегающую птицу и обязательно поднимет ее на крыло под выстрел охотника. В 1951 году мы, группа московских охотников, с большим успехом охотились на коростелей со спаниелями в луговых угодьях Черниговской области. Местность была настолько крепкой и заросшей, что заставить птицу взлететь было неимоверно трудно: она предпочитала ловко маневрировать в зарослях и не взлетала. Наша шестерка хорошо подготовленных спаниелей, во главе с моим Чарли, разыскав коростеля, начинала энергично его преследовать. Собаки буквально брали птицу «в окружение» и отрезали ей все отходы в заросли. Вынужденный подниматься на крыло, дергач попадал под выстрел одного из охотников.

Хорошо подготовленный спаниель, отлично изучивший повадки коростеля, показывает на этой работе высокое мастерство и выдающуюся смекалку. В августе 1953 года мой Чарли во время охоты по болотной дичи в Бронницком районе Московской области разыскал и настойчиво преследовал бегущего в траве старого коростеля. Спасаясь от собаки, дергач укрылся в огромном густом кусте. Чарли сунулся за ним, сейчас же выскочил обратно и, глядя на меня, дважды подал голос, как бы предупреждая, что дичь найдена. Вслед за тем он быстро обежал куст кругом и с обратной стороны бросился на затаившуюся птицу. Старый опытный дергач был вынужден подняться на крыло в мою сторону и попал под выстрел.

Осенью 1957 года на охоте в Калининской области я стрелял коростелей «английским способом» из-под своих собак — пойнтера Лады и спаниеля Кармен. В этих случаях Лада находила коростеля и делала по нему стойку, а Кармен заходом с обратной стороны броском поднимала птицу на крыло под выстрел.

При взлете коростеля не следует горячиться и спешить с выстрелом. Птица поднимается обычно близко от охотника и легко может быть разбита при выстреле. Надо отпустить ее шагов на тридцать и только тогда стрелять. Известный натуралист, охотник и писатель Н. А. Зворыкин как-то советовал мне при взлете коростеля вначале произнести: «Эх, какой!» — и только после этого восклицания поднять ружье, прицелиться и выстрелить. Совет оказался полезным, и я всегда старался следовать ему.

Ружье для стрельбы коростеля не должно иметь кучного боя, не требуется и резкость боя, так как эта птица не крепка к выстрелу. Дробь следует применять мелкую, не крупнее № 7. Порохом желательно пользоваться бездымным, чтобы облако дыма не помешало точно заметить место падения убитой птицы: найти ее в густой и высокой траве не так-то легко.

Одежда, обувь и снаряжение на охоте по коростелю такие же, как и на охоте по бекасу и дупелю. Носить убитых дергачей лучше не в сетке, а подвешенными на тороках: в этом случае они лучше проветриваются, не теряют вида и меньше портятся.

Заканчивая раздел об охоте на коростеля, мне хочется остановиться на некоторых особенностях этой малоизученной птицы. Дело в том, что образ жизни, характер и повадки ее еще недостаточно изучены орнитологами. Существует твердое убеждение, что коростель не переносит неволю и, пойманный, быстро погибает. Некоторые ученые неоднократно и безуспешно пытались содержать коростелей в вольерах, создавая им условия, близкие к их естественной обстановке и предоставляя соответствующее питание. Поэтому коростель и относится к птицам, до сих пор еще весьма слабоизученным.

В отношении коростеля бытуют всевозможные неправильные, а подчас и смешные поверия. Некоторые украинские охотники всерьез уверяли меня, что коростель — не птица, а помесь птицы со змеей (?!) и что потому он плохо летает и отлично передвигается в густой траве. А один охотник из Винницкой области, лет пятьдесят назад, заявил даже, что никогда не стреляет эту «диковинную» птицу: поднятый на крыло коростель, улетая, всегда «смотрит на вас», отчего у вас и рука на него не поднимается!

Окружающий коростеля таинственный ореол возник, несомненно, потому, что птицу не наблюдали в неволе. Мне не раз удавалось отлавливать и молодых и старых коростелей, которых я помещал в просторные клетки и вольеры. Пойманные птицы вели себя беспокойно, бились о прутья и не принимали никакой пищи. Продержав их несколько дней и ничего не добившись, я был вынужден выпускать пленников на свободу. В конце концов мне все же удалось в известной мере разгадать «тайну» коростеля.

Осенью 1963 года я охотился с пойнтерами Ладой и Анчаром на заболоченных лугах реки Пры в Рязанской области. На обширной луговине, густо покрытой высокой, уже рыжей травой, Анчар прихватил запах коростеля, повел по нему и встал. Лада находилась шагах в тридцати впереди и, «секундируя», также встала, повернувшись мордой к Анчару. Коростель побежал вперед и наскочил на Ладу. Та придавила набежавшую птицу, затем осторожно, мягким прикусом, взяла ее в зубы и подала мне.

В руках пойманный молодой коростель вел себя совершенно спокойно, с любопытством вертел головой и осматривался кругом. Собаки не помяли его: он был одет в плотное осеннее оперение.

Я принес коростеля в деревню, раздобыл у соседей большую клетку и поместил в нее пойманную птицу. Дергач спокойно осмотрелся, потянулся, разминая затекшие ноги, попил воды и начал приводить в порядок крылышки. Его поведение резко отличалось от поведения тех коростелей, которых я ловил раньше: он совсем не боялся людей, не бился в клетке, чистился, спокойно осматривался и пил воду. Однако есть не стал. Я предлагал ему рубленое мясо, дождевых червей, мух, разные семена — все напрасно. Тогда я решил покормить его насильно. Это помогло, через неделю принудительного кормления дергач стал уже сам с аппетитом поедать червей, мух, других насекомых. Мне удалось создать для него специальный корм — смесь из рубленого мяса, сырых яблок, крутых яиц, хлеба, зерен, различных насекомых и червей с добавлением творога. Такая пища особенно пришлась по вкусу коростелю — вероятно, в ней оказались все необходимые для его нормальной жизнеспособности компоненты. Но охотнее всего он поедал мелких лягушат, причем был способен съедать их «за один присест» по 20-30 штук. Словом, на таком питании коростель не худел, постоянно был бодрым, подвижным и оживленным.

К концу месяца коростеля, которого мы назвали Корочкой, трудно было узнать. Он стал совершенно ручным, свободно бегал по комнате, возвращаясь в клетку только на ночь, отлично знал свою кличку, бежал на зов, брал корм из рук, вскакивал на подставленную руку и спокойно сидел на ней, вертя головой и посматривая на людей выразительными темно-карими глазами.

Аппетитом он обладал завидным, ел помногу и за первый же месяц изрядно поправился. Особенно любил мух, за которыми ловко охотился в комнате: заметит севшую на стенку муху, иногда довольно высоко от пола, и, не отрывая от нее глаз, подкрадывается к ней, а затем резким прыжком взлетает вверх и, никогда не промахиваясь, схватывает добычу. Однажды в комнату через форточку залетела бабочка-крапивница. Коростель устроил за ней настоящую погоню и, словив на окне, легко проглотил вместе с крыльями. Так же ловко он расправлялся и с принесенными крупными жуками.

К нашему отъезду из деревни коростель настолько привык к новой жизни, что даже на собак не обращал никакого внимания, а те, в свою очередь, никогда не обижали птицу. К нам же он по-настоящему привязался. Стоило мне или жене войти в комнату, Корочка спрыгивала на пол и с нежным покрякиванием бежала навстречу, ожидая угощения.

Вечером, когда я сидел за столом и записывал дневные наблюдения, птица, стоя на куполообразной крыше своей клетки, подолгу следила за мной и щурилась на ярко горевшую над столом лампу. Потом засыпала, поджав одну ножку и спрятав голову под крыло. Выспавшись, она перелетала на стол и, очевидно проголодавшись, бесцеремонно дергала меня за пальцы, требуя угощения.

Когда мы уходили из комнаты, коростель всегда провожал нас до дверей, но никогда не пытался выскочить наружу, а проводив, возвращался на крышу клетки или на подоконник, откуда любил наблюдать сквозь стекло за гуляющими на улице деревни курами и гусями.

Поздней осенью мы вернулись в Москву. Посаженный в небольшой ящик с нитяной сеткой сверху, коростель спокойно перенес дорогу. В комнате мы выпустили его из ящика. Быстро осмотрев новое жилье, он забрался на письменный стол и стал устраиваться на нем, как в хорошо знакомой, обжитой квартире, в которую вернулся «из отпуска».

Мой письменный стол превратился в постоянное жилье нашего питомца. Здесь мы поставили для него небольшой чурбачок, который он сразу же приспособил для сна и отдыха. Под столом в большом ящике уже два года жил турухтан, выбегавший покормиться и размяться на полу, а рядом в клетке — два перепела: отлично поющий петушок и курочка. Коростель, как истый отшельник, не обращал на птиц никакого внимания, демонстративно игнорировал попытки общительного куличка завязать с ним дружбу. Если же турухтан слишком надоедал Корочке, бегая за ней по комнате, коростель взлетал на стол, куда куличок не решался последовать.

Вскоре коростель почувствовал в нашей квартире себя полным хозяином. Он бегал по всей комнате, взлетал на туалетный столик жены и с любопытством рассматривал себя в зеркало; при этом забавно вертел головой, как бы прихорашиваясь и кокетничая. По вечерам он любил слушать музыку по радио и вместе с нами «смотрел» телевизор, с интересом наблюдая за сменяющимися кадрами. Собаки не обижали птицу: лишь когда она выбегала в соседнюю комнату, где они спали, Анчар водворял Корочку обратно, легонько подталкивая мордой в хвостик.

Корочка оказалась самкой. Весной 1965 года у нее проснулся инстинкт материнства, и на моем письменном столе, в затемненном углу, она соорудила несложное гнездо, сев высиживать несуществующие яички. Свое гнездо Корочка тщательно оберегала и старалась никого к нему не подпускать. К сожалению, мне не удалось тогда найти гнездо дикого коростеля или перепела, чтобы подложить под Корочку несколько штук взятых из него яиц.

За короткий срок коростель позволил мне осуществить много ценных наблюдений за его образом жизни, привычками и характером. Этих маленьких открытий, конечно, нельзя было бы сделать, наблюдая дергачей только на воле. Корочка подтвердила, что коростель — действительно птица диковинная, необычная своим мягким, привязчивым нравом, смелостью и, если можно так сказать о птице, сообразительностью.

Когда я в 1965 году опубликовал свои двухлетние наблюдения за жизнью коростеля в неволе, не поверив написанному, мне позвонила по телефону орнитолог Л. В те дни я был в командировке, и жена пригласила ее приехать и лично убедиться в правдивости написанного. Л. была, конечно, изумлена всем, что увидела и узнала.

Корочка очень любила сидеть на моем письменном столе тогда, когда я что-либо писал. Она с огромным интересом следила за появляющимися на бумаге буквами и, как бы помогая, трогала клювом мои пальцы, выжидательно заглядывала мне в лицо.

Много всевозможных птиц держал я дома, но, пожалуй, наиболее интересной, приятной и милой из всех был наш малоизученный коростель.

К сожалению, Корочка прожила у нас недолго, немногим более трех лет. Осенью 1966 года над Москвой разразилась сильная гроза, а нас с женой в это время не было дома. Очевидно, Корочка, испугавшись, взлетела и обо что-то ударилась, сильно повредив ногу. И хотя мы приняли все меры, чтобы залечить ушибленную ногу, у Корочки началась саркома кости, и через несколько месяцев она погибла. У нас сохранились только несколько фотографий, на которых Корочка запечатлена вместе с нами и с нашими собаками.
Камышница, пастушок и погоныши

Кроме коростеля к отряду пастушков относятся еще 10 видов дичи, обитающих в нашей стране или когда-либо залетавших к нам. Из них только лысуху принято считать водоплавающей птицей, остальных же по праву относят, как и коростеля, к болотной и луговой дичи.

Некоторые из этих птиц — постоянные обитатели наших болотных угодий и часто встречаются во время охоты на болотах. Другие же (как Султанка, или Султанская курица, очень красиво окрашенная в зеленовато-синие и фиолетовые тона, с ярко-красными ногами, глазами, клювом и лобной мозолью, довольно крупная птица) за последние годы стали настолько редкими, что теперь взяты под охрану и полностью запрещены к отстрелу. Об этом никогда не должен забывать молодой охотник при случайных встречах с ними. К числу запрещенных к отстрелу относится и рогатая камышница, почти полностью вымершая птица. В СССР она не гнездится, лишь отдельные экземпляры крайне редко залетали в районы Дальнего Востока.

Объектами спортивной охоты из этой группы птиц следует считать только водяную курицу, или камышницу, пастушку и погонышей, или болотных курочек.

Обыкновенная камышница достигает размеров чирка, но благодаря высоким ногам выглядит крупнее него. Местами камышницу называют также водяной, болотной или камышовой курицей, камышовкой. В ее оперении преобладают черные, темно-серые и буровато-оливковые тона. Ноги зеленоватые, основание клюва и бляшка на лбу красные, конец клюва желтоватый, глаза буровато-красные. Вес взрослой камышницы колеблется от 200 до 250 г, самка несколько мельче самца.

Камышница довольно широко распространена на территории СССР, особенно часто встречается в южных и центральных районах страны. Весной с мест зимовки камышницы прилетают рано, уже в апреле, и сразу же после прилета разбиваются на пары и приступают к сооружению довольно сложного, похожего на искусно сплетенную из различных водяных растений корзину. Самка откладывает в гнездо от 7 до 11 ржаво-желтых яиц, испещренных множеством фиолетово-сероватых и голубоватых точек.

Высиживают оба родителя поочередно в течение 19- 22 дней. За лето они успевают вывести и вырастить два выводка: первую кладку откладывают в апреле-мае, вторую — в июне-июле. Натуралистам нередко приходилось наблюдать большие семьи камышниц, состоящих из обоих родителей, подросших птенцов из первого выводка и пуховых птенцов из второго. Обычно подобный разновозрастный выводок держится до осени, вплоть до самого отлета птиц на юг. Нередко к нему присоединяются и чужие птенцы, почему-либо потерявшие своих родителей, и тогда выводки превращаются в небольшие стайки.

В период кладки яиц самцы громко токуют и их крики отлично прослушиваются на вечерних и утренних зорях и по ночам. Токуют они обычно в густых зарослях водяных растений, а также в полете в местах своего обитания. Мне нередко удавалось прослушивать эти брачные «серенады» и определять примерное количество супружеских пар, а следовательно, и количество будущих выводков в тех или иных угодьях.

Обитают камышницы в исключительно крепких и труднодоступных местах — преимущественно в густых зарослях камыша и тростника, в заросших озерах и прудах, в заводях рек и старицах. Камышницы — птицы осторожные, ведут крайне скрытный образ жизни, в течение дня таятся в крепях и только на зорях и по ночам оживляются. Тогда и удается наблюдать этих птиц, выплывающих на открытые плеса или перелетающих с места на место.

Камышницы прекрасно и быстро бегают по земле и даже по воде, поверхность которой густо заросла разнообразной болотной или водяной растительностью. Они также ловко лазают по веткам кустов, прекрасно плавают и ныряют. На крыло поднимаются легко, но летят медленно, по прямой линии, часто и тяжело работая крыльями.

Охотиться на камышницу можно с подхода со спаниелем, с подъезда на лодке, из скрадка на утренних и вечерних перелетах. Однако из-за крайней осторожности этой птицы охота на нее обычно не бывает особенно удачной.

Пожалуй, наиболее успешно удается пострелять камышниц во время вечерних и утренних перелетов. Для этого охотник устраивает в местах, населенных камышницами, скрадок и затаивается в нем. Как было уже сказано, на вечерних и утренних зорях камышницы оживляются и начинают перелетать с места на место, а также выплывать из зарослей на чистую воду. Находясь в скрадке, охотник стреляет камышниц, пролетающих мимо него или же выплывающих на открытую воду.

Стрелять камышниц приходится иногда на довольно большом расстоянии, поэтому дробь следует применять несколько более крупную, чем при стрельбе по другим представителям болотной дичи. Я обычно стрелял на этих охотах дробью № 7 и 6, а на более дальнюю дистанцию — № 5.

Однако на камышниц специально охотятся редко, чаще их стреляют попутно, на утиных охотах, особенно в первый период после открытия летне-осенней охоты, когда утиные выводки еще не покинули крепких мест и часто обитают там по соседству с камышницами.

Мясо камышницы по своим вкусовым качествам значительно уступает мясу коростеля и погоныша.

Пастушок — относительно редкая птица, встречающаяся к югу от Новгорода, Москвы, Средней Волги, Омска, Приамурья до Кавказа и Средней Азии. Обитает преимущественно в густых камышовых зарослях вблизи водоемов. Пастушок крайне осторожен, боязлив, ведет скрытый, ночной образ жизни.

Размером пастушок несколько мельче коростеля и значительно мельче камышницы.

В его оперении преобладают бурые, светло-охристые, черные и белые тона. Клюв относительно длинный, темно-бурый с оранжево-красным основанием. Глаза светло-красные, ноги буровато-зеленые. Самка отличается от самца меньшими размерами. В СССР обитает три подвида пастушков — западный, семиреченский и восточно-сибирский, отличаются они друг от друга лишь размерами и окраской оперения.

Гнездятся пастушки парами, оба родителя в одинаковой степени участвуют в выводе и выращивании птенцов. В кладке обычно бывает 7-9 яичек, иногда несколько больше.

В связи с исключительной осторожностью и боязливостью этой птицы и относительной ее малочисленностью пастушка стреляют попутно, охотясь с собакой по другим представителям болотной дичи. Как правило, в трофеях охотника по болотной дичи пастушок занимает скромное место. Мне, например, осенью 1955 года при довольно интенсивной охоте со спаниелем на болотную дичь удалось заполевать всего двух пастушков — одного в Рязанской области и второго в Калининской.

Из погонышей наиболее многочисленным и, следовательно, одним из основных объектов спортивной охоты является погоныш обыкновенный, или болотная курочка. По виду он напоминает коростеля, но значительно уступает ему в размерах. В окраске преобладают оливково-бурые и серые тона.

Остальные виды погоныша — большой, малый, белокрылый и погоныш-крошка — распространены значительно реже обыкновенного и потому лишь случайно попадаются охотнику по болотной дичи.

Погоныш обыкновенный широко распространен по всей территории СССР. Обитает он в зарослях пойменных болот, по берегам рек и озер, в старицах, на заболоченных и густо заросших осокой, камышом и другой растительностью лугах. Погоныш значительно менее осторожен, чем пастушок, и встречается гораздо чаще.

Как и другие представители отряда пастушков, погоныши разбиваются на пары, и родители в одинаковой степени участвуют в выводе и выращивании птенцов. Количество яичек в кладке обычно от 8 до 15. Длительность высиживания колеблется от 18 до 21 дня. Птенцы вскоре же покидают гнездо и следуют за матерью в поисках пищи. Растут и развиваются они чрезвычайно быстро, рано становятся самостоятельными; еще не достигнув полного возмужания, покидают родителей и ведут самостоятельный образ жизни.

Охотятся на погонышей начиная с открытия летнего сезона и до отлета птиц к местам зимовки. Основной способ охоты — с собакой. Однако, поскольку погоныш, как правило, не выдерживает стойки легавой, охотиться на него с этой собакой не рекомендуется: птица от опасности стремится убежать, а не подняться на крыло, что сильно горячит и портит легавую.

Лучше всего на погоныша охотиться со спаниелем. Хорошо подготовленный спаниель быстро поднимет птицу на крыло и выставит под выстрел. Мне много приходилось охотиться на погоныша со спаниелем, и всегда эта охота была исключительно оживленной, особенно тогда, когда в местах охоты встречалось значительное количество болотных курочек.

Стрелять поднявшегося на крыло погоныша не трудно. Он летит медленно, низко над землей по прямой линии и представляет отличную мишень. Надо только не спешить, не горячиться, хорошо выцеливать и в меру отпускать летящую курочку. Для погоныша, как и для пастушка, употребляется самая мелкая дробь. Бой ружья, одежда и снаряжение охотника должны быть такими же, как и на охоте по бекасу и другой болотной дичи.

Мне доводилось успешно стрелять погонышей в Винницкой области, в районе города Гайсина, на берегу сильно заросшего и заболоченного озера, на вечерней охоте за камышницами. Стрельба велась по перелетающим с места на место курочкам, которые непрерывно налетали на мой скрадок.

Мясо болотных курочек отличается нежным вкусом, особенно поздней осенью, перед отлетом на юг, когда они сильно жиреют. Погоныш обыкновенный, как и другие виды болотной курочки, — отличный объект для натаски и полевых испытаний молодых спаниелей.
Кулики

Из всех охотничьих птиц, обитающих в нашей стране или залетающих к нам, отряд куликов — самый большой. Он представлен 4 семействами, разбитыми на 31 род, которые, в свою очередь, разбиваются на 75 самостоятельных видов.

Правда, не все кулики относятся к болотной дичи. Обитающий в лесу вальдшнеп, естественно, принадлежит к лесной дичи, хрустан — к горной, а кречетка, большеклювый зуек, авдотка и бегунок — к полевой. Кроме того, такие кулики, как бонапартов песочник, желтозобик, черная камнешарка и африканский шпорцевый чибис, у нас не гнездятся, а лишь иногда залетают или залетали в нашу страну, поэтому всякая охота на них закрыта. Запрещена стрельба и на такие редкие виды, как индийский украшенный чибис, восточная тиркушка и цветной бекас.

За последние годы в связи со значительным сокращением численности временно закрыта охота на все виды кроншнепа (большой, дальневосточный, средний, малый и кроншнеп-малютка) и на обыкновенного чибиса, или пигалицу, которые в прошлом были довольно существенными объектами спортивной охоты.

Из остальных куликов, разрешенных к отстрелу, сами охотники обычно не стреляют очень мелких куликов, вес которых не превышает 45-48 г. К таким крошечным куликам относятся: круглоносый плавунчик, кулик-воробей, песочник-красношейка, длиннопалый, белохвостый, бердов и перепончатопалый песочники, песчанка, грязовик, кулик-лопатень, галстучник, малый, морской, коротконосый и каспийский зуйки.

Таким образом, кроме бекасов, дупеля и гаршнепа, объектами спортивной охоты являются:

относительно крупные кулики, весящие от 250 до 500 г: кулик-сорока, серпоклюв, большой веретенник, шилоклювка, малый веретенник, ходулочник;

средние кулики, вес которых колеблется от 115 до 170 г: турухтан, азиатский бекасовидный веретенник, большой улит, охотский улит, щеголь, травник, большой песочник и американский бекасовидный веретенник;

мелкие кулики, весящие от 50 до 105 г: пепельный улит, исландский песочник, морской песочник, кулик-дутыш, черныш, поручейник, острохвостый песочник, фифи, мородунка, перевозчик, плосконосый плавунчик, краснозобик, чернозобик.

Кроме перечисленных птиц (их мы обычно называем настоящими куликами) объектами спортивной охоты являются: обитающие на севере кулики — камнешарка, золотистая и бурокрылая ржанки, тулес, которых иногда стреляют во время осеннего пролета на юг, а также обитающие в южных и юго-восточных районах страны белохвостая пигалица, луговая и степная тиркушки (на них охотятся местные охотники).

Кулики, пожалуй, самые распространенные представители пернатой дичи, обитающей в нашей стране. Многие из них, особенно представители рода песочников, ржанки, тулесы и камнешарки, гнездятся в районах Крайнего Севера, а такие, как кулик-сорока, шилоклювка, серпоклюв, тиркушки и некоторые другие, предпочитают южные районы страны. Словом, куликов можно встретить повсюду — от восточных до западных и от северных до южных границ Советского Союза.

Обитают кулики преимущественно на пойменных, торфяных и низинных болотах, по берегам рек и озер, на морском побережье и на сырых лугах. Все кулики — перелетные птицы.

Кулики, гнездящиеся в центральных районах страны, прилетают с мест зимовки обычно в апреле. И сразу же после их прилета луга и болота оживляются звонкими криками и проворными движениями этих шустрых птиц. Вскоре они разбиваются на пары и приступают к выводу птенцов. Кладка у всех куликов, как правило, состоит из четырех яичек. В выращивании потомства обычно участвуют оба родителя. В конце лета кулики сбиваются в стаи, иногда многочисленные.

Весенняя охота на куликов запрещена, а летняя и осенняя заключается в стрельбе на профили, стрельбе из засидки и охоте нагоном.

Стрельба на профили основана на большой общительности куликов, которые охотно подсаживаются к себе подобным, а также дружно идут на манок, конечно, если охотник правильно имитирует голоса птиц.

Профили для охоты на куликов легко изготовить самому из жести или фанеры. Вырезав профили различных видов куликов, придают им вид отдыхающей или кормящейся птицы, затем раскрашивают масляной краской точно в соответствии с цветом куликов, которых они изображают. Охотник устанавливает профили на местах пролета и кормежки птиц, особенно там, где они наиболее охотно собираются.

Соорудив вблизи расставленных профилей надежно замаскированный скрадок и засев в него, охотник дожидается прилета кочующих стай. Очень хорошо, если у охотника к тому же есть манок и он умеет надежно подражать призывным голосам различных видов куликов. Обычно кулики, услышав свист и увидев расставленные профили, дружно летят на скрадок с намерением присоединиться к мнимым собратьям. Не следует дожидаться посадки птиц, так как, опустившись на землю, стайка немедленно разбегается в разные стороны. Лучше стрелять по налетевшим и готовящимся сесть стайкам в момент, когда кулики скучиваются перед посадкой: в этом случае дуплетом можно выбить из стайки несколько птиц. Но слишком увлекаться конечно, нельзя, всегда следует помнить о норме отстрела, которую настоящий охотник никогда не превысит.

Стрельба из засидки без профилей практикуется обычно в местах, охотно посещаемых куликами. Замаскировавшись на путях их пролета, охотник стреляет по налетевшим на выстрел стайкам и одиночным птицам. При скоплении куликов такая охота бывает весьма оживленной, а стрельба быстро летящего кулика далеко не легкая и представляет значительный спортивный интерес.

Осенью 1950 года в районе города Судогды Владимирской области, на заболоченных лугах реки Яды, я успешно применял этот способ стрельбы. Особенно удачным был один день. С утра лил сильный дождь, холодный северный ветер дул с большой силой, а температура воздуха упала до двух-трех градусов. Придя на место охоты, я обнаружил множество куликов различных видов, непрерывно проносящихся над лугами. Тут были и турухтаны, и веретенники, и травники, и представители рода улит. Выбрав большую копну свежескошенной травы, я забрался в нее и, замаскировавшись, стал ждать. Обстрел был круговым и очень удобным. На мой скрадок непрерывно налетали стайки куликов и одиночные птицы, выстрелы гремели не умолкая. Трофеи были самые разнообразные, вплоть до крупных, величиной с хорошего голубя, больших веретенников и куликов-сорок.

Охотятся на куликов нагоном обычно вдвоем. Охотники идут вдоль речки, по берегам которой обитают кулики, и, обнаружив впереди стайку или одиночных птиц, расходятся. Один обходит птиц стороной и, выйдя вновь к речке, затаивается на ее берегу. Другой, выждав время, начинает двигаться вдоль речки к месту, где были замечены кулики. Поднявшиеся птицы налетают на затаившегося впереди охотника и попадают под выстрел. Так, продвигаясь вдоль речки и меняясь местами, охотники имеют возможность успешно пострелять не только куликов, но и уток, которые могут встретиться на пути.

В южных и юго-восточных районах страны некоторые охотники стреляют куликов с подъезда на лодке. Эта охота обычно бывает интересной и весьма спортивной. Мне не раз приходилось так охотиться на реках Белоруссии, где куликов всегда было много.

Для стрельбы куликов применяется мелкая и средняя дробь, в основном не крупнее №6. От ружья не требуется большая кучность, но желательны резкость и постоянство боя. Носить убитых птиц удобнее на тороках, а не в сетке, так они лучше проветриваются и не портятся.

Одежда и обувь охотника должны быть такими же, как и на других охотах по болотной дичи. Собака для охоты по куликам не нужна.

Раньше к болотной дичи относили и журавлей, которых в нашей стране обитает семь видов: серый, канадский, даурский, черный, стерх, маньчжурский и журавль-красавка. Теперь всякая охота на журавлей категорически запрещена, более того, они взяты под особую охрану. Однако и до запрета настоящий спортсмен-охотник, истинный любитель природы, восхищаясь красотой журавля, его музыкальным курлыкающим голосом, замечательными танцами самцов во время весеннего тока, щадил эту птицу и не стрелял ее даже при случайных встречах на дистанции верного выстрела.
Советы молодым охотникам

Итак, дорогие читатели, мы познакомились с главными отличительными признаками представителей болотной и луговой дичи, с краткими сведениями из их биологии, узнали основные способы спортивной охоты на лугах и болотах. Более глубокое представление о жизни и повадках болотной дичи дадут вам практическая охота и повседневные наблюдения, которые вы будете получать в процессе охоты. Они будут постоянно пополнять ваш опыт, расширять знания и совершенствовать охотничье мастерство.

Теперь следует остановиться на некоторых практических вопросах, хорошо знать которые обязан каждый охотник-спортсмен.
Охотничьи собаки

Почти все основные способы охоты на болотную и луговую дичь всегда связаны с использованием подружейной собаки. На большинство представителей болотной дичи (бекас, дупель, гаршнеп, коростель) охотиться без собаки или вообще невозможно, или неудобно и неинтересно.

Хорошо подготовленная, чутьистая собака успешно найдет в болотных крепях затаившуюся птицу, подведет к ней хозяина, даст ему возможность подготовиться к выстрелу и в нужный момент, по команде, поднимет птицу на крыло под выстрел, а после него быстро найдет и принесет ее, избавив охотника от длительных, подчас безрезультатных поисков добычи в вязких, густо заросших болотах.

Да и сама охота по болотной дичи без собаки скучна, однообразна, малопривлекательна. Сколько красоты и динамики в широком поиске легавой собаки, юркого спаниеля, словно читающих все, что происходит на болоте и подсказывающих правильный план действий! Хорошая собака — поистине душа всей охоты!

Обычно на болотную дичь, впрочем, как и на большинство охотничьих птиц охотятся с пойнтером, английским, ирландским, шотландским сеттерами, короткошерстной континентальной, жесткошерстной и длинношерстной легавыми собаками и спаниелем. Существуют еще несколько разновидностей подружейных собак (венгерская легавая, пудель-пойнтер, мюнстерлендер, грифон и некоторые другие), но они редко применяются нашими охотниками, а потому мы не будем на них останавливаться.

Перед молодым охотником, желающим приобрести собаку для охоты по пернатой, и в частности по болотной и луговой дичи, неизбежно встанет вопрос: какую собаку приобрести? Чтобы правильно ответить на этот вопрос, познакомимся с перечисленными породами.

Пойнтер — довольно крупная, сухой конституции, короткошерстная собака, с крепким костяком и отлично развитой мускулатурой, рельефно выступающей под кожей. По окрасу пойнтеры бывают или одноцветные (черные, коричневые, палевые), или пегие, т. е. белые, покрытые желтыми, красными, коричневыми или черными пятнами и крапом. Пойнтер — одна из наиболее популярных подружейных собак. Охотники любят его за отличное верхнее чутье, темперамент, исключительную охотничью страсть, широкий поиск на быстром галопе, мертвую стойку по птице и четкую подводку к ней. Охотничьи качества проявляются у пойнтера рано, нередко уже в полугодовалом возрасте. Дрессировке и натаске он поддается относительно легко. К недостаткам пойнтера можно отнести большую, по сравнению с длинношерстными собаками, зябкость в холодную погоду и большую подверженность порезам при работе в густой и высокой осоке или колючем кустарнике.

Английский сеттер — не менее популярен, чем пойнтер. Это красивая высокопородная, с сухой головой и длинной шелковистой шерстью собака. Окрас бывает черно-пегий, кофейно-пегий, красно-пегий, желто-пегий и трехколерный. Иногда встречаются экземпляры чисто белого окраса. Чутьем, широтой поиска, быстротой хода, охотничьей страстью и другими свойствами не уступает пойнтеру. Английский сеттер красив в поиске: его стелющийся ход напоминает мягкие кошачьи движения. Стойка по причуянной дичи часто бывает лежачей. Принимается за работу несколько позднее пойнтера и требует большей работы при дрессировке и натаске.

Ирландский сеттер — энергичная, с широким поиском и отличными полевыми качествами, сухая, несколько лещеватая собака. Окрас одноцветный, красный, иногда с белыми отметинами на груди, горле, пальцах или на морде. Шерсть длинная, волнистая. Работает на быстром карьере, «волчьим» поскоком, но в поиске менее красив, чем представители двух предыдущих пород. По сравнению с ними более упрям и горяч. Отличается большой выносливостью и верхним чутьем, чем снискал себе многих приверженцев среди наших охотников.

Шотландский сеттер (гордон) — собака более мощного сложения, чем описанный выше, блестящего черного окраса, с резко выраженными рыже-красными подпалинами. Уступает предыдущим собакам в быстроте и картинности хода, в широте поиска, но превосходит их выносливостью, спокойным уравновешенным характером, понятливостью и легкостью к дрессировке и натаске.

Короткошерстная легавая (курцхаар) — исключительно сильная, с крепким костяком и мощной мускулатурой, сухая собака. Окрас кофейно-пегий в крапе. Работает на галопе, перемежающемся с рысью; вынослива, послушна, легко поддается дрессировке и натаске. Умело совмещает работу верхним чутьем со следовой. Чутьем обычно несколько уступает пойнтеру и сеттерам, зато превосходит их своей относительной универсальностью. Хвост у короткошерстной легавой в щенячьем возрасте искусственно укорачивают (купируют).

Жесткошерстная легавая (дратхаар) — по полевым качествам мало отличается от короткошерстной, но благодаря жесткой, «проволочной», шерсти и несколько более мощному и грубоватому сложению наиболее пригодна для использования в самых труднопроходимых местах, в том числе и в колючих зарослях. Хвост также купируется.

Длинношерстная легавая (лангхаар) — крупная, с хорошо развитой мускулатурой, выносливая, покрытая длинной шерстью собака. Окрас коричневый или кофейно-пегий. Другим породам уступает в чутье и труднее принимается за работу.

Спаниель — от всех перечисленных пород отличается значительно меньшим ростом и отсутствием стойки по причуянной птице. Несмотря на это, спаниель с каждым годом завоевывает у наших охотников все большую популярность. Это объясняется тем, что он исключительно понятлив, безгранично предан своему владельцу, обладает отличным чутьем, правильным, умеренной ширины поиском, отличной подводкой к причуянной птице, умением при работе в крепях обойти птицу и поднять ее на крыло в сторону охотника. Спаниель очень рано, с шести-семи месяцев, начинает работать в поле, легко поддается дрессировке и натаске, отлично плавает и даже ныряет. Он обладает врожденным свойством находить как в воде, так и на суше убитую и раненую дичь и подавать хозяину.

Спаниель, несмотря на маленький рост, силен и вынослив. Характер его работы таков: идя по болоту легким галопом впереди охотника на поиске челноком, спаниель тщательно обыскивает местность, удаляясь от хозяина не далее 40-50 м. Ведущий голосом, свистком и движением руки регулирует поиск собаки, направляя ее в места наиболее вероятного нахождения болотной дичи. Спаниель умело пользуется ветром, совмещая работу верхним чутьем со следовой.

Причуяв птицу, иногда на значительном расстоянии, спаниель с поиска переходит на подводку. Подойдя к птице на короткое расстояние, собака, как бы предупреждая хозяина, приостанавливается, а затем энергичными прыжками заставляет птицу подняться на крыло под выстрел охотника.

После выстрела спаниель по команде бросается вперед, разыскивает убитую птицу или ловит подранка и приносит добычу хозяину. У спаниеля исключительно развита охотничья «смекалка»: он всегда стремится иметь полный и тесный контакт с владельцем.

Внешне спаниель напоминает маленького сеттера. Он обладает хорошим сложением, крепким костяком, отличной мускулатурой. Шерсть у него густая, длинная, слегка волнистая, уши длинные, хорошо одеты волнистой шерстью. Окрас бывает одноцветным (черный, коричневый, рыжий), двухцветным (черно-пегий и желто-пегий) и трехколерным. Хвост, как правило, искусственно укорачивают наполовину.

Теперь молодой охотник, познакомившись с краткими характеристиками подружейных собак, сообразуясь со своими вкусами, может решить вопрос, на какой породе ему лучше остановиться. Следует учесть только одно: лучше приобретать не взрослую собаку, а щенка. Правда, со щенком будет больше хлопот, возни и трудностей, но эти трудности полностью окупятся, когда после настойчивого и терпеливого воспитания сам подготовишь для себя такую собаку, которая с щенячьего возраста будет знать только одного хозяина и работать так, как он этого хочет, как он научил ее сам в процессе дрессировки, натаски и практической охоты по болотной и луговой дичи.

В заключение еще несколько слов о собаке. Мы хорошо знаем, какую неоценимую помощь оказывает она охотнику, каким надежным помощником бывает на охоте. Однако не ставим ли мы подчас собак в один ряд с прочими предметами охотничьего инвентаря. А это совершенно неправильно, ибо охотничья собака — не бессловесный инвентарь.

Как-то в молодости я встретил охотника, нещадно избивавшего плеткою свою собаку за какую-то провинность. Тогда я не выдержал, вырвал у него из рук плетку, а когда он в ярости набросился на меня, то столкнул его в реку, где холодная ванна остудила пыл этого живодера.

Я всегда вспоминаю замечательные слова писателя-охотника Ивана Арамилева: «Иногда люди бьют собак. И вот, когда я вижу человека, наносящего злые удары собаке, я мучительно вздрагиваю, словно это бьют меня. Хочется подойти к такому человеку, заглянуть ему в глаза и спросить: — А знаешь ли ты, что такое собака?»

Некоторые охотники утверждают, что собаку, чтобы она хорошо работала и была послушной, надо бить смертным боем. Таких людей нельзя назвать охотниками.

Охотничья собака отлично понимает своего владельца и всегда старается сделать так, как он хочет. Если же она совершит ошибку или в чем-то провинится, то хороший выговор или окрик будут отлично поняты ею. Охотничья собака всегда видит, когда хозяин недоволен ею, и старается выполнить все его желания.

За 60 лет охотничьей практики я никогда не держал в своем инвентаре плетки, и мои собаки на охоте имели со мной полный контакт, беспрекословно выполняя любые приказания, отдаваемые голосом, свистком или движением руки. Так поступает и подавляющее большинство наших охотников-спортсменов.

Охотник должен по-настоящему любить свою собаку, заботиться о ней, хорошо содержать ее и правильно кормить. В ответ на такое отношение собака обязательно отплатит охотнику преданностью и любовью, всегда будет его другом и товарищем по охоте. Никому из нас нельзя забывать слова биолога Вейсса: «По твоему отношению к собаке я узнаю, какой ты человек».
Охотничьи ружья, боеприпасы, снаряжение

Выбору охотничьего ружья, его содержанию, снаряжению охотничьих патронов, организации своего личного охотничьего хозяйства молодой охотник должен придавать серьезное значение.

Существует большое количество марок охотничьих ружей, выпускаемых как нашей отечественной промышленностью, так и различными иностранными фирмами. Не следует думать, что «заграничные» ружья всегда лучше отечественных. Как показал опыт, отечественные ружья, особенно выпускаемые в последние годы, не только не хуже заграничных, но даже превосходят их качеством боя, прочностью, удобством в обращении. Им мы и рекомендуем сделать предпочтение при выборе ружья.

Перед тем как обзавестись собственным ружьем, следует посоветоваться со специалистом-ружейником. Тот подскажет, на какой марке ружья и его калибре остановиться, поможет выбрать наиболее подходящее для данного охотника ружье. Не надо забывать и того, что для приобретения ружья необходимо вступить в общество охотников, сдать необходимый охотминимум и получить разрешение органов милиции на приобретение и хранение собственного ружья. Без такого разрешении ружье молодому охотнику не продадут.

При выборе надо обратить особое внимание на два основных свойства приобретаемого ружья: его бой и относительную прикладистость для себя. Качество боя ружья зависит главным образом от сверловки стволов. Для спортивной охоты наиболее удобно, если правый ствол имеет цилиндрическую сверловку, т. е. ствол на всем протяжении, от переходного конуса из патронника в канал ствола до дульного среза, имеет одинаковый размер. Из такого ствола снаряд дроби при выстреле дает довольно широкую равномерную осыпь, что оптимально для стрельбы по мелкой и средней птице на небольшом (до 30 м) расстоянии. Левый же ствол желателен со сверловкой «чок», т. е. такой, когда у дульного среза имеется ступенька с плавным скатом от большего размера к меньшему. В зависимости от величины сужения канала ствола у дульного среза такая сверловка называется «получок», «средний чок», «полный чок», «очень сильный чок». При стрельбе из такого ствола снаряд дроби ложится значительно кучнее, чем при стрельбе из ствола цилиндрической сверловки, летит дальше и дает большую резкость боя, что вполне удобно, когда стреляешь на дальние дистанции. Наличие у ружья стволов такой сверловки позволяет успешно стрелять по любой дичи и на любое доступное для дробового ружья расстояние (т. е. до 50 м).

Чтобы определить относительную прикладистость приобретаемого ружья для вас, необходимо сделать несколько быстрых вскидок (конечно, незаряженного ружья), прицеливаясь в какую-либо отдаленную точку. Если при этом ружье правильно и свободно садится затылком приклада в плечо и вы быстро находите линию прицеливания, проходящую от глаза стрелка через мушку до цели, то такое ружье будет для вас относительно прикладистым. И наоборот, если приклад проскакивает при вскидке, а линию прицеливания вы получаете только после сильного наклона головы вперед, в сторону или откидывая ее назад, такое ружье для вас не прикладисто, и брать его не следует.

Таковы основные требования, которые необходимо предъявлять к охотничьему ружью при его выборе. Выполнение их обеспечит в дальнейшем успешную стрельбу на охоте. Хорошее ружье, удобное для вас и имеющее правильный бой, доставит вам на охоте много приятных минут, а плохое — принесет только досаду и неудачи. Ружье должно стать для вас настоящим другом надолго, быть может, на десятки лет вашей охотничьей жизни.

Надо не забывать, что ружье требует тщательного ухода, любовного и бережного отношения. Поэтому одновременно с приобретением ружья следует приобрести и принадлежности для его чистки и хранения. Хранить ружье дома и в пути нужно в разобранном виде, обязательно в чехле или в твердом футляре. Это предохраняет ружье от сырости, пыли и поломки.

И еще одно правило хранения ружья (да и боеприпасов к нему) должен запомнить и неукоснительно выполнять молодой охотник. К ружью и дома и на охоте доступ посторонним людям, и особенно детям, должен быть полностью исключен. Право пользоваться ружьем имеет только его владелец. В противном случае неизбежны серьезные неприятности, вплоть до несчастных случаев с тяжелыми последствиями.

Для чистки ружья нужны: шомпол (лучше составной из двух-трех колен), набор щеток (щетинных и металлических) и пуховок, вишер для вдевания тряпки или навертывания пакли, запас мягких застиранных тряпок и пакли, очищенной от кострики, несколько деревянных палочек с заостренными концами, необходимых для чистки пазов и различных вырезов в ружье. Надо постоянно иметь два флакона: один — с нейтральным маслом, другой — со щелочью.

Ружье необходимо чистить после каждой охоты прямо на месте. При этом если стрельба производилась бездымным порохом, то каналы стволов протираются щелочью, потом сухой тряпкой, а затем смазываются маслом. Дома же ружье, сразу после возвращения с охоты, вновь надо вычистить и смазать. Дня через два-три чистку каналов стволов повторяют. Необходимо твердо запомнить, что чем бережнее вы будете обращаться с ружьем, тем дольше оно будет служить вам и безотказнее работать.

Периодически ружье нужно показывать специалисту. Такая профилактика также предохранит его от преждевременного износа.

Каждый начинающий охотник постепенно должен завести свое индивидуальное «охотничье хозяйство», в которое входят боеприпасы (порох, дробь, капсюли, гильзы, пороховые и дробовые пыжи), приборы для снаряжения патроном, мерки для отмеривания дроби и дымного (черного) пороха, весы и разновески для взвешивания зарядов бездымного пороха, закрутка для папковых гильз, калибровочные кольца для обжимки гильз, конус для расправления дульца папковых гильз и экстрактор для извлечения из патронника тугих патронов и стреляных гильз.

Надо также обзавестись снаряжением и инвентарем, к которым можно отнести патронташ для снаряженных патронов, ягдташ с сеткой и тороками для подвешивания дичи, охотничий нож, топорик, электрический фонарь, компас, котелок для варки пищи на охоте, ложку (удобнее деревянную), кружку, складной стаканчик для воды, рюкзак, мешочки для продуктов. Необходимы также различные манки, чучела, профили. Для собаки следует приобрести крепкий ошейник, поводок, намордник (для провоза) и свисток. Если ко всему этому добавить одежду, обувь и головной убор, то индивидуальное хозяйство охотника можно считать полным.

Где и как хранить свое охотничье имущество? Прежде всего надо отказаться от бессистемного хранения его в разных местах. Во-первых, это затрудняет поиск нужных предметов, а во-вторых, такие принадлежности охоты, как порох, капсюли, снаряженные патроны, взрывоопасны, и хранить их надо так, чтобы никто, кроме самого охотника, не имел к ним доступа.

Я рекомендовал бы следующий проверенный порядок хранения: сделать самому или заказать столяру настенный шкаф-ящик, высотой 100 см, шириной 80 см и глубиной 25 см. Передняя стенка шкафа-ящика должна служить дверцей. Ее надо прикрепить на петлях к одной из боковых стенок. Внутри ящик разделен фанерными перегородками на 20 отделений. Готовый шкаф-ящик прочно приделывают к стенке где-нибудь в малолюдной части помещения (в коридоре, чулане, свободном углу комнаты). Дверцы его постоянно должны быть заперты. В шкафу-ящике можно хранить боеприпасы, снаряженные патроны, приборы для снаряжения патронов и чистки ружья, нож, топорик, манки и другой инвентарь, распределив все это по отделениям в определенном порядке.

Под ящиком ставится небольшой сундучок, шкафчик или чемодан, также запертый на замок. В нем хранятся ягдташ, патронташ и рюкзак, одежда и обувь охотника, другие крупные предметы из хозяйства охотника. Ключи от шкафа и сундучка должны находиться у охотника, к ним полностью исключается доступ кого-либо другого, особенно детей.

Опыт показал, что такой порядок организации и хранения индивидуального охотничьего хозяйства обеспечивает его безопасность, удобство пользования и полную сохранность.

И еще об охотничьем ружье. Мы никогда не должны забывать, что охота — спорт небезопасный, что ружье — смертоносное оружие, способное при неосторожном обращении с ним убить или искалечить как самого охотника, так и другого человека, оказавшегося поблизости.

Охотник на охоте пользуется патронами, снаряженными порохом и дробью. Порох — взрывчатое вещество, а дробь — смертоносный снаряд. Поэтому с первых же шагов своей охотничьей практики никогда не забывайте об осторожности, о строгом соблюдении всех правил техники безопасности на охоте, в обращении с ружьем и боеприпасами. Что это за правила, и как их надо соблюдать?

Начнем с охотничьего ружья. Прежде всего начинающий охотник должен твердо запомнить, что от содержания ружья, от его сохранности зависят не только качество стрельбы и долговечность ружья, о чем мы говорили выше, но и безопасность самого охотника при стрельбе. Ружье, за которым владелец не следит, быстро приходит в негодность. В стволах появляются раковины, ржавчина подтачивает внутренние механизмы, и ружье выбывает из строя. Мало того, из неисправного ружья возможны преждевременные, «нечаянные», выстрелы, опасные для охотника и окружающих людей.

Приведу пример. В одном из охотничьих обществ была организована коллективная охота на уток. В числе его участников был охотник Л., плохо следивший за своим ружьем, допустивший проржавение замков. В результате правый замок не удерживал прочно внутренний курок на боевом взводе. Товарищи обратили внимание Л. на опасность охоты с таким неисправным ружьем, однако тот не придал этому серьезного значения, заявив, что ружье отдаст в ремонт после охоты.

Прибыв на место, охотники направились в большой лодке к намеченным засидкам. Последним на свою засидку высаживался Л. Оставшись в лодке один, он зарядил ружье, положил его на нос челнока и стал подгребать к облюбованному островку.

Заведя лодку и камыш, Л. вышел на берег, подошел к носовой части и, взяв ружье на стволы, потянул на себя. Неисправный замок не удержал курка, грянул выстрел, и весь снаряд дроби угодил в живот охотнику.

Л. нарушил сразу три правила. Поехал на охоту с неисправным, по своей вине, ружьем, преждевременно зарядил его и потянул за стволы на себя, вместо того чтобы взять сбоку за ложу.

Немаловажное значение в технике безопасности на охоте имеет умение правильно носить ружье, заряжать и разряжать, транспортировать в пути, правильно обращаться с ружьем как на охоте, так и в повседневной жизни.

Еще перед выходом на охоту надо обязательно проверять состояние антабок, прочность и исправность погона — в противном случае ружье может сорваться с плеча, произойдет нечаянный выстрел.

Идя на охоту, возвращаясь с нее или находясь непосредственно в охотничьих угодьях, ружье надо всегда держать так, чтобы стволы были направлены вверх. Такое положение его гарантирует безопасность охотнику и окружающим даже в случае нечаянного выстрела. На переходах до места охоты и обратно ружье следует нести на погоне, повесив через плечо, за спину или на шею. Можно и просто положить ружье на плечо, придерживая рукой за шейку ложи. Во всех этих положениях, повторяю, стволы должны быть направлены вверх. На самой охоте, ожидая появления дичи, ружье надо держать двумя руками перед собой с направленными вверх стволами. Нарушение этого, казалось бы несложного, правила может привести к тяжелым последствиям.

Несколько лет назад одна московская студентка, неплохой охотник, поехала с четырнадцатилетним братом на охоту по тетеревам. Мальчик, естественно, был без ружья. К вечеру стал накрапывать дождь, и девушка повесила ружье за плечо стволами вниз, чтобы в них не попала влага. В пути мальчик проголодался. Девушка, не снимая рюкзака, предложила брату достать из него продукты. Потянувшись за ними, мальчик нечаянно задел за спусковой крючок (ружье не было поставлено на предохранитель). Раздался выстрел, и дробь раздробила стопу мальчика.

При транспортировке ружья в поезде, на автомашине, на подводе или любым другим способом ружье обязательно должно быть разряжено и упаковано в чехол. При переправе через реку на лодке ружье также надо разрядить, а пристав к берегу, аккуратно вынуть из лодки, взяв сбоку за ложу, а не за стволы на себя, как сделал охотник Л. в рассказанном выше случае.

Перелезая на охоте с ружьем через забор или прясло, надо также соблюдать осторожность. Если вы один, то лучше, разрядив ружье, прислонить его к забору, перелезть через забор, а потом уже аккуратно взять ружье, соблюдая правила (не тянуть на себя за стволы). Если же вас двое или несколько человек, перелезающий через забор первым передает свое ружье товарищам, а преодолев препятствие, осторожно принимает по одному все ружья. Нарушение этих правил также может привести к несчастному случаю.

Соблюдать определенные правила надо и при зарядке или разрядке ружья на охоте. Заряжают ружье только при возможном появлении дичи. Также и взводить курок у куркового ружья и сдвигать на огонь кнопку предохранителя у бескуркового нужно только когда ждешь дичь.

Владельцу бескуркового ружья полезно выработать навык переводить кнопку предохранителя на огонь одновременно со вскидкой ружья при появлении дичи. У куркового ружья курки надо плавно спустить, как только миновала необходимость иметь их взведенными. При этом спускать курки надо осторожно, внимательно, подняв стволы ружья вверх и в сторону от людей и животных. Я был очевидцем случая, когда охотник, небрежно спуская курки, застрелил свою великолепную собаку. Он пальцем придерживал правый курок, а потянул за левый спуск. Ошибки при спуске курков, к сожалению, встречаются довольно часто и объясняются исключительно небрежностью и невниманием охотника.

Никогда нельзя шутить или баловаться с ружьем, хотя бы и с незаряженным. Это должно стать основной заповедью начинающего охотника. В одной из деревень Владимирской области тринадцатилетний мальчик снял со стены отцовское ружье и, считая, что оно не заряжено, стал наводить его на пришедшего товарища. А отец, оказывается, вернувшись накануне с охоты, забыл вынуть патрон. Играя, мальчик взвел курок, прицелился в товарища и нажал на спуск. Выстрелом в упор последний был убит наповал. Трагический случай произошел в результате двух нарушений: недопустимого обращения с «незаряженным» ружьем подростком и оставления заряженного ружья дома — взрослым.

Большая опасность для целостности ружья и жизни охотника возникает при засорении стволов землей, снегом, сеном, дульцем от разорвавшейся поперек бумажной гильзы, застрявшего от предыдущего выстрела пыжа (особенно, если выстрел был затяжным). Мы знаем, что давление пороховых газов на стенки ствола при выстреле чрезвычайно высокое. И если газы на своем пути к выходу встречают какое-либо препятствие, хотя бы и незначительное, их давление настолько увеличивается, что создается реальная опасность для целостности стенок ствола. В результате может произойти раздутие стволов и даже их разрыв. Последнее крайне опасно для жизни охотника.

Поэтому на охоте надо быть очень внимательным к состоянию стволов своего ружья, часто проверять их, особенно после падения (может попасть земля или снег), после привала или ночлега у костра (может попасть сено, солома, веточка, земля, снег, другие предметы) и после выстрела (в стволе может остаться дульце от гильзы или пороховой пыж). Полезно выработать привычку — после выстрела, перезаряжая ружье, каждый раз проверять стволы на свет и продувать их.

Большое значение для целостности ружья и безопасности охотника имеют качество и количество боеприпасов, которыми вы снаряжаете патроны. Прежде всего о порохе: если ваше ружье рассчитано на стрельбу бездымным порохом (об этом говорит специальное заводское клеймо на стволах), то вы можете им пользоваться наряду с дымным (черным) порохом. Если же такого клейма нет, то приходится ограничиться только дымным порохом. Нельзя употреблять неизвестные пороха (винтовочный, вискозный и другие), ибо они вызывают непомерное давление в стволах, приводящее к их разрыву. Вскоре после окончания Великой Отечественной войны в руки охотников попало много вискозного пороха. Сколько же из них после стрельбы этим порохом остались с искалеченными руками, оторванными пальцами, выбитыми глазами, не говоря уже о смертельных исходах таких «выстрелов».

Порох надо хранить очень аккуратно, строго соблюдая соответствующие правила. Дымный (черный) порох боится влаги и портится при отсырении. Поэтому держать его следует в стеклянных, плотно закрытых банках или в бутылках, помещенных в сухом месте. Отсыревший черный порох легко узнать по появлению белых (селитра) и желтых (сера) крапинок на его зернах. Кроме того, отсыревший дымный порох слипается в комки. Пользоваться таким порохом нельзя, его следует уничтожать. Иногда в нормальном черном порохе, наряду со стандартными зернами, встречается изрядное количество пороховой пыли. Происходит это главным образом из-за механического повреждения зерен при неправильных транспортировках или хранении. Пороховая пыль опасна для ружья, ибо сгорает гораздо быстрее зерен и развивает неприемлемое для стволов давление. Такой порох, прежде чем им пользоваться, надо тщательно просеять, а отсеявшуюся пыль уничтожить.

При обращении с любым порохом категорически запрещается курить и держать поблизости огонь (лампу, свечу). В молодости у меня был хороший товарищ, живой и веселый парень, отличный стрелок и заядлый охотник. Охотился он с шомпольным ружьем. Как-то на охоте он изрядно подмочил порох. Просушив его на печке и выложив комки в ступку, товарищ стал толочь их пестиком. При этом он курил махорку. Искра попала в порох, произошел сильный взрыв… Товарищ вышел из больницы с обезображенным лицом и руками, весь в рубцах, без бровей и ресниц и с тех пор поставил крест на охоте. А ведь виной всему было грубое нарушение правил обращения с порохом — сильным взрывчатым веществом.

Бездымный порох — более капризный, чем дымный, и требует большего внимания. Если дымный порох (механическая смесь) при правильном хранении сберегается десятками лет, то срок жизни бездымного (химический состав) ограничен (даже при самом тщательном хранении) несколькими годами. Дело в том, что бездымный порох со временем разлагается и превращается в пироксилин. А последнему присуще бризантное свойство, приводящее к неизбежному разрыву стволов со всеми вытекающими отсюда последствиями. Бездымный порох надо хранить в плотно закупоренных металлических банках или в стеклянной посуде, обязательно из темного стекла, в сухом помещении, с ровной, без резких перепадов, температурой. Срок годности бездымного пороха обычно указывается заводом-изготовителем на банках. Сверх указанного срока пользоваться бездымным порохом опасно. Разложение его определяется по появлению кислого запаха.

Один мои товарищ, писатель А., приобрел отличной немецкое ружье марки «Меркель» и решил испробовать его. Поехал в лес, в котором обитало много вяхирей. Патроны у него были старые, снаряженные бездымным порохом, который начал уже разлагаться. Первый же выстрел вызвал такую отдачу, что незадачливый охотник сразу, как говорится, «поправился на одну сторону», а ружье было вконец испорчено сильным раздутием одного из стволов. Могло быть и хуже.

Снаряжать патроны дымным порохом можно с помощью мерки, не превышая положенной нормы. Бездымный же порох надо обязательно отвешивать каждый заряд с точностью до 0,1 г.

Нельзя превышать и вес снаряда дроби, так как излишне большой вес усиливает давление пороховых газов в стволах. Капсюли, как «Жевело», так и «Центробой», надо вставлять в гильзу аккуратно, заподлицо, с помощью специальных приборов («Диана», «Барклай»). Следует помнить, что при вставлении капсюлей на рабочем месте не должно быть пороха, и наоборот, перед засыпкой пороха надо убрать капсюли.

При снаряжении патронов охотник должен быть предельно сосредоточенным, ничем не отвлекаться и думать только о выполняемой работе. В противном случае можно ошибиться и засыпать в гильзу два заряда пороха вместо одного, перепутать вес заряда или допустить другие опасные отклонения. Снаряжать патроны удобнее сериями — по 20-50 штук, пооперационно. Вначале проверить гильзы, затем вставить капсюли, засыпать порох, запыжить его, засыпать дробь, запыжить (если закручивать гильзу не «звездочкой»), закрутить края бумажной гильзы, откалибровать (пропустить через калибровочное кольцо) и сделать на патронах соответствующие надписи (номер дроби, срок годности и т. п.). При запыживании как пороха, так и дроби досылка пыжа или прокладки производится легким нажатием руки без особого усилия: излишне плотное запыживание может вызвать опасное увеличение давления газов при выстреле. Пыжами и прокладками можно пользоваться только соответствующими калибру своего ружья.

Пристальное внимание начинающих охотников мне хочется обратить на значение калибровки снаряженных патронов. Патрон должен быть откалиброван так, чтобы он свободно, без усилий, входил до конца в патронник ружья и также свободно извлекался из него. Тугой, не входящий в патронник патрон может стать причиной поломки ружейного экстрактора, а главное — вызвать несчастный случай на охоте.

Серьезное внимание каждого охотника должно быть обращено на правильное хранение боеприпасов (особенно пороха, капсюлей и снаряженных патронов) в домашних условиях, а также на обращение с боеприпасами на охоте и в пути следования. Дома, как было уже сказано раньше, боеприпасы должны храниться в специальном шкафу (ящике, чемодане), расположенном в сухом месте, вдали от огня и различных нагревательных приборов.

На охоте и в пути за боеприпасами надо внимательно следить, оберегая от сырости, огня, резких толчков и ударов. Если снаряженные патроны на охоте несколько раздулись (сырой воздух, дождь), но влага не проникла в порох, их нужно вновь откалибровать (калибровку обязательно иметь при себе) до свободного вхождения в патронник.

На любой охоте, особенно на коллективной, должна существовать железная дисциплина. Распоряжения и указания старшего по охоте надлежит выполнять точно и безоговорочно. На коллективных охотах надо особенно внимательно следить за положением ружья, за его заряжанием и разряжанием, за правилами стрельбы, направлением выстрела. Если охота ходовая, то участники обязаны двигаться в линию, не забегая вперед и не отставая от товарищей, периодически определяя свое положение свистом или голосом. На облавных охотах каждый стрелок не имеет права без разрешения сходить с номера, преследовать подранка или стрелять за ограничительные линии определенного для него сектора обстрела.

Каждый охотник обязан воспитать в себе чувство ответственности и непреклонную дисциплину на охоте, а старший — помочь в этом младшему, начинающему охотнику. В этом отношении я с глубокой благодарностью вспоминаю своего отца, в общем-то очень доброго и мягкого человека, но на охоте непреклонного и, как мне тогда казалось, излишне жесткого. Он требовал от меня, тогда еще мальчишки, только что начавшего свой путь охотника, железной дисциплины на охоте и строжайшего соблюдения всех ее правил. Стоило мне совершить какую-либо оплошность (неправильно нес ружье, погорячился при выстреле), как он немедленно отпирал у меня все патроны и отправлял домой, не взирая на все мои просьбы и обещания. И такая школа пошла на пользу. За шестьдесят с лишним лет охоты у меня не было ни одного нечаянного выстрела, а ружье, с которым я начинал охоту, до сих пор сохранилось вполне пригодным для стрельбы.

На охоте никогда нельзя горячиться, неоправданно торопиться. Здесь себя полностью оправдывает мудрая поговорка древних римлян: «Спеши медленно».

Стреляя на охоте, надо всегда следить за направлением выстрела, особенно если приходится стрелять в камышах, в зарослях или на уровне человеческого роста. В последнем случае стрелять можно только тогда, когда ясно видишь, что на линии выстрела, хотя бы и далеко от тебя, нет людей или домашних животных.

Никогда нельзя стрелять не видя дичи, «на шум». Легко можно угодить в грибников, ягодников, пасущийся скот. Словом, дисциплина выстрела должна стать первоочередной заботой каждого охотника во время стрельбы.

Охотничье ружье доставляет много радостей охотнику, и относиться к нему надо, как к хорошему другу. Если же мы будем невнимательны к ружью, будем нарушать технику безопасности на охоте — ружье станет для нас опасным врагом.

Заканчивая этот раздел книги, хочется еще раз напомнить молодым охотникам основные правила по технике безопасности, двенадцать «заповедей», соблюдать которые неуклонно обязан каждый с первых же шагов своей охотничьей жизни.

1. Носите ружье всегда так, чтобы его стволы были направлены вверх. Никогда, ни во время переходов, ни на охоте, ни дома, не держите ружье так, чтобы стволы находились в горизонтальном направлении, и тем более не направляйте их на окружающих. Выработайте навык правильного ношения ружья с первых же шагов своей охотничьей жизни.

2. Всегда обращайтесь с ружьем, как с заряженным. Помните поговорку старых охотников: «Раз в году и незаряженное ружье стреляет».

3. Беря ружье, никогда не тяните его к себе за стволы: при нечаянном выстреле вы можете ранить или убить себя.

4. Во время поездки на подводе, в автомобиле или в вагоне ружье всегда должно быть разряжено и упаковано в футляр или чехол.

5. На привале и при переходе к месту охоты курки у куркового ружья должны быть спущены, а бескуркового — кнопка поставлена на предохранитель. При плавном спуске курков следите, чтобы направление стволов было не горизонтальным, а обязательно вертикальным.

6. Стреляя в горизонтальном направлении на уровне роста человека, следите, чтобы впереди на линии выстрела не было (хотя бы на далеком расстоянии) ни людей, ни домашних животных. Особенно надо помнить это на охоте в лесу, в зарослях камыша, в кустарнике и в других закрытых местах. Никогда не стреляйте птицу, находящуюся на одной линии с товарищем.

7. Следите за тем, чтобы в каналы стволов не попали разные предметы. Выстрел из ружья с забитыми стволами неизбежно вызовет разрыв ствола, опасный для жизни. Выработайте в себе привычку, перезаряжая ружье, проверять каналы стволов.

8. Стреляя, всегда действуйте хладнокровно, не горячитесь. Горячка при стрельбе чаще всего приводит к несчастным случаям.

9. Попав на охоту в грозу, избегайте высоких мест и не держите ружье стволами вверх. Лучше переждать грозу в более низком месте, положив ружье и патроны в стороне от себя и прикрыв их сеном, ветками или плащом.

10. При обращении с порохом, капсюлями, при снаряжении патронов не курите и не зажигайте спички. Следите, чтобы место хранения боеприпасов было достаточно удалено от огня. Никогда не вставляйте капсюлей в уже снаряженный патрон, даже если капсюль выпал из его гнезда. В этом случае надо разрядить патрон, вставить в гильзу капсюль и вновь снарядить патрон. Вставляя в гильзу капсюль или выбивая его из гнезда, не держите рядом пороха: нечаянный взрыв капсюля может вызвать воспламенение пороха. Никогда не снаряжайте патроны, ставя гильзу шляпкой прямо на стол. Обязательно пользуйтесь специальной подставкой с отверстием против вставленного в гильзу капсюля.

11. Держите дома порох, капсюли и снаряженные патроны в запертом ящике (шкафу). Следите, чтобы дети не имели доступа к вашему охотничьему хозяйству, особенно к боеприпасам.

12. При возвращении с охоты, подходи к жилью или населенному пункту, обязательно разрядите ружье и никогда не держите его дома заряженным.
Заключение

Возвращается иной раз охотник в погожий августовский день с болота после утомительной ходьбы по трясине, весь грязный, облепленный ржавчиной и тиной, в рваной обуви, подчас с расцарапанными руками и лицом, голодный и безумно усталый… Палит его жаркое летнее солнце, пот струится по лицу, на ногах будто пудовые гири повисли, а в сети ягдташа одиноко болтается дупелек или пара бекасишек.

Смотрят на такое шествие неохотники, сокрушенно качают головами и думают: «Вот непутевый, измучил себя в погоне за какими-то пичужками, в которых и мяса-то нет. Правду говорят, что охота пуще неволи!».

А скажи сейчас этому охотнику, что в пяти километрах появилась большая высыпка дупелей, и сразу же как рукой снимет с него свинцовую усталость, глаза загорятся охотничьим азартом, ноги сделаются легкими, послушными и сами зашагают к болоту, где появился дупель. И собака, взглянув на хозяина, приободрится, поднимет голову и резво побежит вперед, готовая вновь рыскать по топкому болоту в поисках знакомой, столь сильно волнующей ее птицы.

В чем же дело? Почему так любят охоту миллионы людей, почему они, невзирая на возраст, постоянно проводят свой отпуск в скитаниях с ружьем по лесам и полям, по горам и болотам, вдоль речек и в жаркой степи? Почему они готовы шагать десятки километров к какому-то «знаменитому» болоту, не спать ночи, мокнуть под дождем, мерзнуть зимой на морозе и питаться сваренной на костре «шурпой», от которой пахнет дымом и хвоей? Почему они задолго до открытия охотничьего сезона усиленно начищают ружья, снаряжают патроны, готовят охотничье снаряжение и настойчиво добиваются получения отпуска к началу охоты, категорически отказываясь от предлагаемых им путевок в дома отдыха и санатории?

Да потому, что охотники — особый народ, «одержимый», как говорят о них. Потому, что они больше всего на свете любят родную природу. Потому, что они хорошо отдохнут только тогда, когда весь отпуск проведут в скитаниях с ружьем и собакой, будут безумно уставать от ходьбы, недоедать и недосыпать, зато будут охотиться, стрелять, т. е. заниматься любимым делом.

Такова наша охота — спорт сильных, смелых, ловких и выносливых!

Но охота — не только стрельба дичи. Это, главным образом, наше общение с родной природой, изучение ее законов, наблюдение за многообразной жизнью природы и ее обитателей, наконец, бережное отношение к ее богатствам. Настоящий охотник-спортсмен никогда не нарушит установленных сроков охоты, не превысит разрешенную норму отстрела, не станет стрелять запрещенных к отстрелу птиц и зверей. Он всегда будет активным борцом за охрану охотничьих угодий и их обитателей от браконьеров, шкурятников, всякого рода нарушителей охотничьего законодательства.

Настоящий охотник — это обязательно и настоящий натуралист, постоянно наблюдающий за жизнью птиц и зверей, анализирующий и обобщающий свои наблюдения.

Незаменимое средство в изучении природы — охота с кинокамерой, фотоаппаратом или магнитофоном. С точки зрения наблюдений за жизнью и повадками диких обитателей нашей природы такая охота дает натуралисту богатейший материал. Записанные на магнитофон голоса природы, фотографии и киноленты, отснятые на охоте, в сочетании с записями наблюдений за животным миром на природе помогут охотнику прочитать великую книгу Природы, понять и усвоить ее богатое содержание.

А каким бесценным капиталом станут для каждого охотника-натуралиста эти материалы, когда придет неизбежная пора прощания с охотой. Как будет согрета осень его жизни, когда он станет перечитывать и пересматривать их и перед ним вновь воскреснут дни, проведенные на охоте в общении с природой!
В.Е. Герман

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ