Перейти к содержимому

sibir

Охота с подсадной

Рекомендуемые сообщения

Давайте в этой теме про охоту с подсадной- выбор утки, места скрадка, его конструкция, содержание птицы, ногавки,корзины..... Вообщем все что связано с этой охотой. Славу С-300 как большого знатока поучаствовать и начать

Начали потихоньку- С-300 материал

В общем-то весна уже пришла... А это как бы написано ещё до весны.

Все ближе и ближе самое прекрасное время года - весна! После рождественских праздников уже можно начинать обратный отсчет времени: ставить зарубки на косяке (я имею ввиду дверной косяк haha.gif) , зачеркивать в календаре числа.... Уже в середине января можно наблюдать первый признак наступающей весны - воздушные игры черных воронов. Пара птиц, а она у воронов образуется на всю жизнь, оглашая округу звучными криками, совершает в воздухе замысловатые фигуры высшего пилотажа. Пройдет совсем немного времени, и в конце января, в ясный денек, в морозном зимнем воздухе, зазвучит колокольчиком весенняя песня нашей никогда не унывающей птахи - большой синицы, а в начале февраля, при минус десяти, вдруг закапает с крыши дома! И подумается вдруг: А весна ведь совсем рядом, не за горами! Но в воздухе, свежий, тонкий и пьянящий запах весны появиться лишь в первых числах марта, с первыми, проплывающими в синеве неба кучевыми облаками, и важно расхаживающими грачами по обочинам дорог. И вот тогда, уже по нарастающей, все убыстряя свой бег, под песни жаворонков, и с прилетом скворцов, по первым проталинам на полях и солнцепеках, побежит долгожданная весна! И вот уже кто-то из охотников поделится радостной вестью: "Вчера видели кряковых!" После этого останется самая малость - дождаться открытия охоты.... И чем ближе это время, чем уверенней и больше весна вступает в свои права, тем томительнее ожидание.... А впереди незабываемые весенние охоты, и среди них, одна из самых прекрасных охот - на селезня с подсадной уткой. Я считаю, что хорошая подсадная - пятьдесят процентов успеха. Правильно выбранное место для шалаша, умело построенный шалаш, знание специфики охоты и биологии дичи, меткая стрельба - еще 50%. Но все эти старания и усилия окажутся совершенно напрасными, если охотник не будет иметь, или неправильно подготовит, приспособления для переноски и высаживания на воду утки!

Выбор подсадной

Выбор подсадной

Выбор хорошей подсадной утки не простое дело. Лучше всего приобретать утку у известных заводчиков, у знакомых вам людей, как говорится, с выездом на место. Хуже – на рынке. Приобрести хорошую подсадную на рынке, основательно при этом прослушать ее, как-то оценить рабочие качества, практически невозможно! Утка выбирается незадолго до открытия охоты, приблизительно за пару-тройку недель, когда уже явно заметны все признаки наступления настоящей весны: световой день заметно увеличился, среднесуточная температура близка к нулю градусов, а днем ощутимо припекает весеннее солнышко. При этих условиях утки практически готовы к размножению и проявляют интерес к селезню, охотно кричат, а следовательно, есть возможность послушать их голоса и выбрать подсадную на свой вкус! Это время до открытия весенней охоты как раз тот срок, который необходим, чтобы подсадная привыкла к вам и новому месту. Если же вы решили выбрать подсадную в конце зимы либо в начале марта, когда на дворе стоит еще зимняя погода, вы рискуете не по достоинству оценить рабочие качества вашей будущей помощницы! Выбор в это время сделать очень трудно: утки кричат мало, некоторые еще вообще не работают, их половой инстинкт развит не в полной мере. И неизвестно, раскричится ли такая утка к началу охоты или так и будет «молчуньей»!

Итак, вы договорились с заводчиком о времени, когда сможете прослушать уток, и прибыли в назначенный час на место. Сразу скажу, глупо надеяться на то, что вам для выбора выпустят всех уток. Выбирать вы будете в основном среди «молодежи» и «переходок», то есть уток прошлогодних и позапрошлогодних выводков. Старок и лучших молодых, которых заводчик оставил для себя и своих самых близких друзей, вам даже не покажут, и на ваш вопрос: «Что за утки в сарае так здорово кричат?» – последует лаконичный ответ: «Да это мои! Тройку вот себе оставил!» Не стоит отчаиваться, у вас есть прекрасные шансы выбрать отличных подсадных! Дело в том, что осенью все молодые утки кричат очень много и охотно, и выбрать в это время среди них выдающихся подсадных не так уж просто. Поэтому заводчик оставил себе молодежь с устраивающим его тембром голоса, может быть спокойным поведением, и не более того! Тембр же голоса – дело вкуса каждого охотника. Кому-то нравятся утки со звонким голосом, кому-то чуть с хрипотцой, а некоторым – с довольно заметной «грубоватостью»! Главное, чтобы голос подсадной был «доносчивый», не сорванный, не глухой, не визгливый и не каркающий, утка бы не сипела и не хрипела. На мой взгляд желательный тембр голоса — басовитый, но громкий, сильный. Он должен быть хорошо слышен на большом расстоянии. Очень хороши утки и со звонким голосом.

При выборе подсадной попросите заводчика, чтобы вместе с утками он выпустил в загородку и селезня. Присутствие селезня упростит вам выбор. Каждую утку прослушивают индивидуально, отсаживая ее в отдельную загородку поодаль от остальных или привязывая на приколе. Утка либо сразу, либо спустя какое-то время, а некоторые даже во время переноски прямо в руках начинают «квачить» и заливаться «осадками»! Оставшиеся в загородке подружки ей отвечают, селезень тоже «подшарпывает». Если вы отсадили хорошую утку, любимицу селезня, то он беспрестанно зовет ее, проявляет признаки беспокойства, мечется туда-сюда перед ограждением, пытается взлететь. Можете смело указывать заводчику на эту утку! Ваш выбор на 90 процентов будет верным!

Трудно сказать, почему селезень выбирает ту или иную утку. Вроде и голос, на ваш взгляд, не ахти, слишком хриплый, и осадка бесконечная, а нравится ему эта утка, хоть ты тресни! У другой же и голос в меру чистый, и осадка в три квачка, а селезни к ней летят неохотно! Что касаемо тех, кто часто рекомендует в литературе относительно голоса подсадной: «Голос сильный, чистый, без хрипотцы, осадка чем короче, тем лучше», советую почаще прислушиваться к голосам диких уток! Вспомните, какие разные и по тембру, и по манере отдачи, и по продолжительности осадки они бывают! Иногда, сидя в шалаше, услышишь голос пролетающей кряквы и невольно усомнишься, уж не ворона ли каркает? Выглянешь в окошечко и увидишь низко пролетающую утку, да еще в сопровождении пары кавалеров, которые и внимания никакого не обращают на вашу подсадную, из шкуры вон вылезающую, с чистым и сильным голосом да осадкой в три-четыре квачка!

Выбор утки по количеству зубчиков на внутренней стороне надклювья, которые якобы определяют тембр голоса, никогда себя не оправдывал. По моим наблюдениям, тембр голоса подсадной от количества зубчиков не зависит! Более того, я ни разу не видел уток, как пишут, с тремя зубчиками! Все это больше смахивает на охотничьи байки, которые передаются из уст в уста, всякий раз обрастая дополнительными подробностями, из-за которых в конце концов теряется сама суть!

При выборе подсадной обратите внимание на упитанность утки. Для этого прощупайте у нее грудную кость. Она не должна очень сильно выделяться, быть острой. Это явный признак того, что утку кормили плохо, либо она болеет, ослаблена. Если кость прощупывается плохо, значит, утка ожиревшая. И то и другое плохо. Такие утки, как правило, не будут работать в полную силу. Правда, при наличии времени, при правильном питании этих уток можно в конце концов привести в нужные кондиции.

Здоровая утка должна иметь чистое, плотно прилегающее к телу, невзъерошенное оперение. Перья в районе анального отверстия не должны быть слипшимися. Глаза ее блестящие, взгляд живой. Утка подвижна, активна. Лучше, если она будет чуть агрессивна. Такая утка будет шипеть на вас, пытаться ущипнуть. Обычно агрессивные утки работают лучше, не шарахаются в сторону от низко пролетающих птиц, не рвутся на привязи. Окраска подсадной не должна заметно отличаться от окраски дикой кряквы. Зеркальце должно быть блестящее, с фиолетовым или зеленоватым отливом. У меня были различные по окраске подсадные: темные, с ярко выраженной черной бровью и светлые, практически с белым брюшком. Каких-либо отличий в их работе я не замечал. За последние годы держу в основном уток «дикой» окраски. Не подумайте, что они лучше работают, просто это мое личное предпочтение! Размер подсадной тоже не имеет большого значения, но, на мой взгляд, маленькие утки, которые по размерам чуть меньше диких кряковых, более азартны и энергичны. Величина и цвет клюва подсадных не имеет никакого влияния на их рабочие качества.

Содержание подсадных

1.Очень часто утки в вольере орут целыми днями, на своих уток и селезня реагируют отлично. а в угодьях 30 мин. работы, и молчок, либо сразу молчок.

Вывод: хуев-е вызаривание, резкая перемена места (привыкла к одному месту), боязнь пролетающих пичуг и нового места. Через несколько охот обычно наччинают работать хорошо.

2. На охоте, что бы ни писали, утка должна быть сытой, иначе будет только кормиться.

3. Отсаживать от селезня за месяц, т.к. его присутствие, и даже голос, стимулируют яйцекладку. При этом утка работать не будет,а будет постоянно искать корм.

4.Утка должна быть приучена к ногавке и кружку. Работа только с воды отрицательно сказывается на ее продолжительности.

5.Где происходит вызаривание, на таких типах водоемов в дальнейшем желательно и охотиться.

6. Определить как работает лучше утка: в одиночку, или в паре. Подобрать пары (с осени). Бывает наоборот: утка работает только в одиночку, причем. если в угодьях, в пределах слышимости работает еще хоть одна подсадная - утка будет работать плохо, а то и вообще молчать.

7. Не все утки работают днем и в темноте. Не все утки хорошо работают вечером. Некоторые работают ТОЛЬКО утром.

8. На яйцекладку влияют хорошее освещение, качество и тип кормов (белковые). Длина светового дня стимулирует яйцекладку, а это отрицательно. опять же, сказывается на работе.

9. Погода так же влияет на работу подсадной. В дождь и сильный ветер активность работы снижается.

10. Утки, хорошо работающие осенью, могут быть совершенно не пригодны для охоты весной. Осенью утка манит повинуясь стайному инстинкту, а весной - инстинкту размножения.

11. Зимой уток обязательно нужно содержать с селезнем, чтобы не отвыкали, и не пугались в дальнейшем на охоте. Автор с300

 

 

Оборудование для охоты

 

Подсадную к месту охоты переносят в специальных садках. Ими могут служить плетеные корзины (примерно такие как на рис № 1), либо фанерные (пластиковые)ящики с крышками. Сразу скажу, что совершенно недопустимо носить подсадную в обыкновенной корзине, закрыв ее сверху материей. Из такого "садка" утка рано или поздно все равно выберется! На дно садка обязательно нужно положить сено, чтобы оперение утки не так сильно пачкалось во время ее пребывания в садке. Если вы охотитесь с парой подсадных, то садок естественно должен быть бОльших размеров, и изнутри разделен перегородкой, чтобы каждая утка располагалась отдельно. Скажу почему. Мало того, что помещенные вместе птицы, даже из одного гнезда, т.е. знающие друг друга, будут волноваться, копошиться, щипаться, мять и пачкать оперение, есть более существенная причина против. Дело в том, что лично я категорически не советую одевать уткам на лапу путцы непосредственно на водоеме. Всегда это нужно делать дома, еще в вольере. Надевать ногавку дело не совсем удобное, когда одной рукой вы держите вырывающуюся птицу и ее лапу, а другой пытаетесь сжав перепонку, и прижав четвертый (маленький) палец, просунуть лапу в сплетение, либо отверстие путцы, да потом еще все это дело затянуть как следует. При этом нужно бережно обращаться с подсадной, стараясь ее сильно не сжать, не повредить, не оторвать ноготки и т.д. На утренней заре все эти манипуляции проделываются к тому же в темноте, при свете "лобкового" haha.gif фонарика, а иногда и на не совсем трезвую голову ! Одетые путцы, если две утки находятся в одном отделении, за время дороги так переплетаются и перекручиваются, что распутать их не предоставляется никакой возможности! Представьте, вы вынимаете одну утку, в это время вторая пытается очень активно выпрыгнуть из садка, помогая при этом еще и крыльями, вы ее придерживаете, захлопываете крышку, а тут такая фигня... путцы переплелись! Вынимаете всю "гирлянду", и удерживая двух (!) вырывающихся уток, а руки всего две, начинаете распутывать посмогая себе зубами и .... zenki.gif правильно, догадались еще чем! В меньшей степени это происходит, если вы надели путцу только одной утке. Но возни тоже достаточно! Еще момент, если во время этих манипуляций утка у вас вырвалась с путцей, и если это не открытый океан, то поутру, или днем, она все равно выйдет на берег, и есть вероятность (у меня так было), что она запутается в каком нибудь кусте (они любят лазить по кустам, когда их ловят), и вы ее поймаете. Без путцы ловить утку очень сложное дело, конечно если она у вас совсем ручная, и сама идет в руки, то это совсем другое. Я рассказываю здесь о большинстве уток. Путца выглядит примерно так, как на рис. № 2. Ремешок, леска (тонкий шнур лучше), вертлюжок (чтобы леска (шнур) меньше перекручивалась во время движений утки), маленький конец шнура, кольцо из полиэтиленовой крышки (аммортизирует, плавучесть нулевая!)

Ну и последний атрибут - кружок (примерно как на рис № 3) (прикол). Я считаю, что кружок должен использоваться всегда. С помощью него вы можете поместить птицу в любую часть водоема. Утка, чуть намокнув, или устав плавать, выбирается на него, сушится, приводит в порядок оперение, осматривает окрестности, и т. д.

Кружок делается из толстой, многослойной фанеры, (круг диаметром 15-20 см.), либо из лиственных пород дерева (береза, ясень, дуб..., махагони, железное дерево biggrin.gif ). Хвоя не подойдет, так как со временем, при усердном втыкании штыря в дно водоема, расколется! Штырь делается из толстого железного прутка, диаметром 8-10 мм. Один конец заостряют, на другой нарезают резьбу, и с помощью гаек и шайб, крепят к нему сам кружок (рис № 3, справа).

На рис. № 3, слева, рис № 4 и № 5, показан разборный кружок с втулкой. Штырь сделан из толстого дюралевого прутка. С одной стороны во втулку вкручивается заостренная часть штыря, с другой - дюралевая вставка с резьбой на обоих концах. Эта вставка и заостренный прут могут иметь различные длины, и манипулируя их размерами можно охотиться на водоеме как с большими глубинами, так и при глубине всего сантиметров тридцать, не вгоняя штырь кружка (с помощью копера biggrin.gif ) на метровую глубину. Недостаток дюраля - нельзя забивать в промерзшее дно водоема обухом топора. При железном штыре никаких проблем!Автор С300

post-2006-0-62229700-1357729015_thumb.jp

post-2006-0-64104900-1357729039_thumb.jp

post-2006-0-72084800-1357729059_thumb.jp

post-2006-0-02876900-1357729094_thumb.jp

 

Выбор места

Что касается рекомендаций в литературе. Рекомендация № 1: Чтобы птица имела возможность выйти на берег, обсушиться, отдохнуть, и т.д.

Высаженная таким образом подсадная, вскоре стремится не только выбраться на берег, но и уйти еще дальше от воды, замолкает, рвется, вытягивает ногу, тем самым отпугивая (настораживая) селезней, или затаивается, и замолкает.

Рекомендация № 2. Высаживать цепляя за кусты, палку ит т.д.

Если за кусты - вообще глупо. Через некоторое время она так запутается на этих кустах, что повиснет на них! За палку лучше, но это лишает ее возможности продолжительной, хорошей работы, а вас - хорошей охоты! Особенно когда последняя производится на течении!автор С300

Удачной всем охоты!

 

 

Видео о работе подсадной

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Еду в выходные смотреть места на юг области. Если все будет в норме - будем стравить шалаши. Отфоткаю - выложу.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Подсадные,подсадные...Где их в городе держать то! А что чучела-то совсем не котируются? Хотелось бы услышать мнения знатоков-на сколько увеличивается шанс удачной охоты с подсадной в отличае от чучел? А если с чучелами то какого типа,и сколько лучше?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Подсадные,подсадные...Где их в городе держать то! А что чучела-то совсем не котируются? Хотелось бы услышать мнения знатоков-на сколько увеличивается шанс удачной охоты с подсадной в отличае от чучел? А если с чучелами то какого типа,и сколько лучше?

На много увеличивается... Но дело здесь вовсе и не в шансе добычи, а в эмоциональном окрасе, и внешней красоте самой этой традиционной русской охоты. А вообще, нельзя сравнивать несравнимые вещи! По содержанию подсадной (хотя бы ненадолго, лишь на период охоты), всегда можно найти выход. Балкон, гараж, знакомый в частном доме, подвал, ну и другие злачные места! :)  А чучел весной много высаживать не следует. Пара чирков, пара кряковых в стороне, и одиночное утки. Если водоём пригоден, то пяток нырков: три селезня, две утки.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А куда их (подсадных) потом девают,на весь остальной год? Типа как домашние животные живут?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот видео одного нашего земляка, прошу не счесть за рекламу, но классная охота в нескольких сериях.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Еду в выходные смотреть места на юг области. Если все будет в норме - будем стравить шалаши. Отфоткаю - выложу.

Приехал?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Подсадные,подсадные...Где их в городе держать то! А что чучела-то совсем не котируются? Хотелось бы услышать мнения знатоков-на сколько увеличивается шанс удачной охоты с подсадной в отличае от чучел? А если с чучелами то какого типа,и сколько лучше?

Очень актуальная тема. 

Вообще из моих, скромных, наблюдений ситуацию вижу так.

охота с подсадной очень интересна, более добычлева и увлекательна, но есть минусы :

1. Содержание подсадной для городского охотника очень затруднительное занятие, но можно взять в аренду или потом отправить в шулюм, только придется доказывать инспекторам что ты именно подсадную замочил.

2. Отсутсвие у городского охотника постоянного мониторинга ситуации на водоеме где планируешь поставить шалаш, вода может сойти  и уже из того шалаша не поохотишься, нужно делать мобильный шалаш, который можно перенести. Да и местные его могут сжечь, т.к. они считают это место исторически своим, и с этим не поспоришь.

Из плюсов: 

1. Подсадная утка намного лучше зазывает селезня, нежели это будет делать охотник с небольшим опытом использования манка.

2. Подсадная замечает селезня на гораздо большем расстоянии чем охотник.

 

 

Для охоты с чучалами большого кол-ва не надо. Главное уметь подманивать. А вот какие чучала ставить - это зависит от того на кого охотишся и какой манок есть. Хотя может есть и другое мнение.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я скажу так: содержание и разведение подсадных основано только на энтузиазме. Дело это геморройное, затратное, хлопотное, связанное с постоянной нервотрёпкой. Выгоды от продажи никакой. Гораздо удобнее и дешевле обойдётся - купить на охоту.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Слав, тыначал бы тему с начала-был бы признателен . Народ подтянется

Это я на эмоциях. После вызаривания в выходные...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

По содержанию подсадной для городских охотников варианты найти всегда можно, гараж, сарай, подвал, балкон (но соседи будут не очень рады) договариваться с заводчиками и забирать непосредственно перед охотой, можно брать в аренду.  Что делать с ней дальше, вариантов несколько, первый и самый простой отпустить в угодьях,или искать возможность содержания, небольшой вольер на даче,  друзья в деревне.

Удобно использовать разборные шалаши, это позволяет охотится без привязки к определённому месту, что очень выгодно для "городских" охотников.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если оттают те места,которые удобны и осенью-сделаю шалаш поосновательнее-и на осень пригодиться.В этом году наверно оттают.Ну и спасибо за советы! Подготовил три чучела,пластмассовых,пустотелых : )

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Задумывал я эту тему в картинках и с советами -дай бог Слава отленится) и я помогу

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если оттают те места,которые удобны и осенью-сделаю шалаш поосновательнее-и на осень пригодиться.В этом году наверно оттают.Ну и спасибо за советы! Подготовил три чучела,пластмассовых,пустотелых : )

Приходите на соревнование по подсадной в эту субботу, посмотрите на работу уток. Глядишь и прикупите на сезон одну, а после сезона отпустите, повышать популяцию Нижегородской области.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Коль тема хорошая, я вечером своими займусь, завтра фоток подвешу, ну и видио если получится. Можно поробовать ролик замутить.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

угу, я потом лишнее отброшу.

Как бы хотелось по теме

1 все о подсадной (содержание и прочее)

2 выбор места

3 Маскировка

4 полезные примочки -корзины. ногавки

5 прочее

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ОХОТА С ПОДСАДНОЙ УТКОЙ  (было написано мною 17 лет назад. За это время по отдельным моментам моё мнение поменялось. Т.к. это не существенно, оставляю всё без изменений. Кто-то что-то поправит! :) ) 

1.Выбор подсадной
Выбор хорошей подсадной утки не простое дело. Лучше всего приобретать утку у известных заводчиков, у знакомых вам людей, как говорится, с выездом на место. Хуже – на рынке. Приобрести хорошую подсадную на рынке, основательно при этом прослушать ее, как-то оценить рабочие качества, практически невозможно! Утка выбирается незадолго до открытия охоты, приблизительно за пару-тройку недель, когда уже явно заметны все признаки наступления настоящей весны: световой день заметно увеличился, среднесуточная температура близка к нулю градусов, а днем ощутимо припекает весеннее солнышко. При этих условиях утки практически готовы к размножению и проявляют интерес к селезню, охотно кричат, а следовательно, есть возможность послушать их голоса и выбрать подсадную на свой вкус! Это время до открытия весенней охоты как раз тот срок, который необходим, чтобы подсадная привыкла к вам и новому месту. Если же вы решили выбрать подсадную в конце зимы либо в начале марта, когда на дворе стоит еще зимняя погода, вы рискуете не по достоинству оценить рабочие качества вашей будущей помощницы! Выбор в это время сделать очень трудно: утки кричат мало, некоторые еще вообще не работают, их половой инстинкт развит не в полной мере. И неизвестно, раскричится ли такая утка к началу охоты или так и будет «молчуньей»! 
Итак, вы договорились с заводчиком о времени, когда сможете прослушать уток, и прибыли в назначенный час на место. Сразу скажу, глупо надеяться на то, что вам для выбора выпустят всех уток. Выбирать вы будете в основном среди «молодежи» и «переходок», то есть уток прошлогодних и позапрошлогодних выводков. Старок и лучших молодых, которых заводчик оставил для себя и своих самых близких друзей, вам даже не покажут, и на ваш вопрос: «Что за утки в сарае так здорово кричат?» – последует лаконичный ответ: «Да это мои! Тройку вот себе оставил!» Не стоит отчаиваться, у вас есть прекрасные шансы выбрать отличных подсадных! Дело в том, что осенью все молодые утки кричат очень много и охотно, и выбрать в это время среди них выдающихся подсадных не так уж просто. Поэтому заводчик оставил себе молодежь с устраивающим его тембром голоса, может быть спокойным поведением, и не более того! Тембр же голоса – дело вкуса каждого охотника. Кому-то нравятся утки со звонким голосом, кому-то чуть с хрипотцой, а некоторым – с довольно заметной «грубоватостью»! Главное, чтобы голос подсадной был «доносчивый», не сорванный, не глухой, не визгливый и не каркающий, утка бы не сипела и не хрипела. На мой взгляд желательный тембр голоса — басовитый, но громкий, сильный. Он должен быть хорошо слышен на большом расстоянии. Очень хороши утки и со звонким голосом.
При выборе подсадной попросите заводчика, чтобы вместе с утками он выпустил в загородку и селезня. Присутствие селезня упростит вам выбор. Каждую утку прослушивают индивидуально, отсаживая ее в отдельную загородку поодаль от остальных или привязывая на приколе. Утка либо сразу, либо спустя какое-то время, а некоторые даже во время переноски прямо в руках начинают «квачить» и заливаться «осадками»! Оставшиеся в загородке подружки ей отвечают, селезень тоже «подшарпывает». Если вы отсадили хорошую утку, любимицу селезня, то он беспрестанно зовет ее, проявляет признаки беспокойства, мечется туда-сюда перед ограждением, пытается взлететь. Можете смело указывать заводчику на эту утку! Ваш выбор на 90 процентов будет верным! 
Трудно сказать, почему селезень выбирает ту или иную утку. Вроде и голос, на ваш взгляд, не ахти, слишком хриплый, и осадка бесконечная, а нравится ему эта утка, хоть ты тресни! У другой же и голос в меру чистый, и осадка в три квачка, а селезни к ней летят неохотно! Что касаемо тех, кто часто рекомендует в литературе относительно голоса подсадной: «Голос сильный, чистый, без хрипотцы, осадка чем короче, тем лучше», советую почаще прислушиваться к голосам диких уток! Вспомните, какие разные и по тембру, и по манере отдачи, и по продолжительности осадки они бывают! Иногда, сидя в шалаше, услышишь голос пролетающей кряквы и невольно усомнишься, уж не ворона ли каркает? Выглянешь в окошечко и увидишь низко пролетающую утку, да еще в сопровождении пары кавалеров, которые и внимания никакого не обращают на вашу подсадную, из шкуры вон вылезающую, с чистым и сильным голосом да осадкой в три-четыре квачка! 
Выбор утки по количеству зубчиков на внутренней стороне надклювья, которые якобы определяют тембр голоса, никогда себя не оправдывал. По моим наблюдениям, тембр голоса подсадной от количества зубчиков не зависит! Более того, я ни разу не видел уток, как пишут, с тремя зубчиками! Все это больше смахивает на охотничьи байки, которые передаются из уст в уста, всякий раз обрастая дополнительными подробностями, из-за которых в конце концов теряется сама суть!
При выборе подсадной обратите внимание на упитанность утки. Для этого прощупайте у нее грудную кость. Она не должна очень сильно выделяться, быть острой. Это явный признак того, что утку кормили плохо, либо она болеет, ослаблена. Если кость прощупывается плохо, значит, утка ожиревшая. И то и другое плохо. Такие утки, как правило, не будут работать в полную силу. Правда, при наличии времени, при правильном питании этих уток можно в конце концов привести в нужные кондиции. 
Здоровая утка должна иметь чистое, плотно прилегающее к телу, невзъерошенное оперение. Перья в районе анального отверстия не должны быть слипшимися. Глаза ее блестящие, взгляд живой. Утка подвижна, активна. Лучше, если она будет чуть агрессивна. Такая утка будет шипеть на вас, пытаться ущипнуть. Обычно агрессивные утки работают лучше, не шарахаются в сторону от низко пролетающих птиц, не рвутся на привязи. Окраска подсадной не должна заметно отличаться от окраски дикой кряквы. Зеркальце должно быть блестящее, с фиолетовым или зеленоватым отливом. У меня были различные по окраске подсадные: темные, с ярко выраженной черной бровью и светлые, практически с белым брюшком. Каких-либо отличий в их работе я не замечал. За последние годы держу в основном уток «дикой» окраски. Не подумайте, что они лучше работают, просто это мое личное предпочтение! Размер подсадной тоже не имеет большого значения, но, на мой взгляд, маленькие утки, которые по размерам чуть меньше диких кряковых, более азартны и энергичны. Величина и цвет клюва подсадных не имеет никакого влияния на их рабочие качества.
2.Подготовка к охоте
Подготовка к охоте с подсадной начинается задолго до приобретения охотником утки. Нужно не только снарядить или купить патроны, еще раз осмотреть ружье, проверить, не прохудились ли ваше плавсредство и обувь, но и изготовить необходимые на этой охоте приспособления и принадлежности для вашей будущей помощницы!
Для транспортировки утки, переноса ее на место охоты и обратно вам понадобится специальный садок. Садки для подсадных уток изготавливаются в виде плетеной корзины или фанерного ящика с закрытым верхом. Дверца в таком садке должна всегда располагаться сверху и открываться на одну треть или на половину общей площади верха. Такое расположение и размер дверцы исключает вероятность того, что ваша утка удерет от вас во время посадки или выемки ее из садка! На дно садка обязательно кладется толстый слой сена или соломы, а сам садок оборудуется широким ремнем для переноски. Садки обычно изготавливаются из расчета на двух уток. При необходимости туда можно, конечно, посадить и трех, но лучше этого не делать, так как в тесноте у птиц будет очень сильно мяться и пачкаться оперение, и высаженные на воду, они долго будут приводить его в порядок, зачастую не приступая к работе до завершения своего туалета. Садки делаются как с одним общим отделением, так и с двумя. Садок с двумя отделениями имеет по одной дверце для каждого и применяется, если охотник переносит двух подсадных из разных выводков, содержащихся до этого отдельно, то есть еще не знакомых друг с другом. Ведь зачастую «незнакомки» относятся друг к другу очень агрессивно! Постепенно, обжившись в одной вольере, их агрессия пропадает, и утки становятся неразлучными «подружками», всюду следуя друг за другом! Бывают и исключения. 
Как-то у меня было три подсадных из одного гнезда, и я взял еще одну у своего знакомого. Эти три утки крайне враждебно относились к своей новой соседке. Постоянно преследовали ее, не подпускали к корму, нападали на нее при каждом случае, выщипывали перья. Я думал – привыкнут! Но ничего подобного не произошло. Гонения на чужачку продолжались целый год! Утка ослабла. Не имея возможности содержать ее отдельно от остальных, пришлось отдать ее обратно, хотя утка на охоте работала отлично! Взамен я получил другую. Эта утка хоть и была из молодых, но сразу же расставила все точки над «и»! Как только ей попытались задать трепку, она дала такой отпор, что ее больше никто не осмелился трогать! Сама же она ни к одной утке никаких признаков агрессии не проявляла, но постоять за себя могла! 
У садка с двумя отделениями есть еще одно преимущество: открывая дверку одного отделения, чтобы достать утку, не нужно беспокоиться, что другая в момент ваших манипуляций, выскочит из садка! 
Одна сторона садка, если он изготовлен в виде корзины, должна быть чуть вогнутой – для удобства переноски. Такой садок при движении охотника не перекатывается взад-вперед, и вы не будете его постоянно придерживать рукой, что очень неудобно при ходьбе, особенно когда до места охоты необходимо преодолеть значительное расстояние!
Следующим необходимым атрибутом для этой охоты является кружок. Он служит своеобразной площадкой для отдыха утки. Уставшая плавать утка выбирается на кружок, приводит в порядок оперение. Многие утки охотно работают прямо с кружка. На штырь кружка крепится шнур, за который привязывается подсадная. Кружок выпиливают из дерева твердых пород, но лучше изготовить его из многослойной фанеры толщиной 10 миллиметров. Диаметр кружка 15 – 20 сантиметров. Посредине его просверливают отверстие диаметром 9 –11 миллиметров, для того чтобы насадить его на металлический штырь. Нижняя часть штыря затачивается, а на верхней нарезается резьба и заворачивается гайка. Затем на гайку опускается шайба, надевается сам кружок, опять шайба, и все это затягивается еще одной гайкой. Длина штыря, в зависимости от глубины водоема в месте охоты, от 50 до 150 сантиметров. Я имею их несколько различной длины. При необходимости их можно легко заменить один на другой. Кружок с металлическим штырем просто необходим при ранневесенней охоте, когда дно водоема в мелких местах, а именно в таких местах обычно и приходится охотиться, зачастую покрыто ледяным панцирем. При значительной толщине панциря можно забить штырь в дно, слегка ударяя по нему обухом топора. Что бы ни говорили, ни писали, но использовать вместо металлического штыря деревянный кол я не советую. Иногда он ломается при попытке вогнать его в дно водоема, да и крепление к нему кружка получается ненадежным.
Если вдруг приходится охотиться на водоемах со значительной глубиной, как нельзя лучше подойдет устройство, состоящее из квадратной дощечки со сторонами 30 – 40 и толщиной пять – шесть сантиметров, на которую снизу по оси подвешиваются три груза на веревках, на одинаковом расстоянии друг от друга. Масса крайних грузов должна быть одинаковой, а длину веревок, на которых они крепятся, нужно отрегулировать так, чтобы груз не доставал дна. Длина веревки, на которую крепится средний груз, должна быть больше глубины водоема в этом месте. Таким образом, дощечка должна удерживаться на плаву и свободно вращаться. К ее углу крепится скоба, к которой привязывается, а лучше – цепляется на надежном карабине шнур. Подсадная в этом случае также будет иметь возможность, выбравшись на дощечку, отдохнуть после своих трудов!
Конечно, возможно высаживание подсадной утки с помощью палки, воткнутой в дно водоема, или при использовании груза, но в этом случае через три – четыре часа ее работы, а при наличии течения в месте охоты – значительно раньше, вам нужно будет снимать утку, чтобы дать ей возможность отдохнуть на берегу, либо заменить ее на еще не работавшую. И то и другое для охотника нежелательно, и создает ему дополнительные неудобства. Обеспечив же утке условия для отдыха на кружке или дощечке, вы и себе тем самым создадите комфортные условия, выйдя из шалаша только в конце охоты, чтобы подобрать трофеи и снять подсадную!
К кружку утка привязывается с помощью шнура. Один конец его крепится к кольцу из дерева или пластмассы, которое одевается на металлический штырь. Я делаю кольцо из обычной полиэтиленовой крышки, которой закрывают стеклянные банки. Вырезаю у такой крышки всю внутреннюю часть, оставляя только бортики. Такое кольцо хорошо тем, что ввиду своей эластичности способно сдерживать все рывки подсадной утки. В то же время оно свободно вращается вокруг штыря. На другой конец шнура привязывается маленький карабинчик, который застегивается на вертлюжке, прикрепленном к ногавке. Карабинчик должен быть очень тугой и застегиваться с большим усилием, иначе утка его откроет! Вертлюжок обязателен, чтобы шнур не перекручивался и утка не запуталась. В качестве шнура я использую кордовую нить. Она очень тонкая, но прочная и служит многие годы. Можно применять и толстую рыболовную леску, только на ней сложнее вязать узлы. Шнур должен иметь длину 70 –100 сантиметров, но не более. Длинный шнур легче запутывается в траве, и, кроме того, если ваша подсадная слишком беспокойная, она будет иметь достаточное расстояние для разгона, чтобы несколько раз, таким образом, натянув шнур до предела, повредить себе лапу! Утка, потянувшая лапу, хромая, работает гораздо хуже. Если шнур слишком короткий, утка ведет себя беспокойно: теребит клювом ногавку, постоянно соскакивает с кружка в воду, а затем забирается обратно на кружок. Такое поведение подсадной не способствует ее хорошей работе. При этом велика вероятность запутывания шнура, наматывания его на штырь. А запутавшаяся утка может вообще перестать работать! И хорошо, если вы вовремя заметили, что ваша помощница запуталась и необходима срочная помощь! У меня был случай, когда подсадная запуталась так, что едва не погибла! Ночью я уснул, а проснувшись утром, обнаружил, что рядом с кружком из воды торчит лишь голова утки! За ночь подморозило, и вода была покрыта тонкой коркой льда. Утка только чудом осталась в живых и не умерла от переохлаждения!
Ногавки для подсадных я делаю из мягкой кожи. Сверху ее накладываю изогнутую по форме утиной ноги железную пластинку. Совместив пластину и кожаную полоску, немного отступив от краев, пробиваю по одной дырке. Из железной проволоки выгибаю специальную скобку с ушками, на которую одеваю вертлюжок. Затем ногавка надевается на ногу утке чуть ниже «колена». Через дырки в пластине, коже и ушки скобы протягиваю два раза медную проволоку, закручиваю ее концы и коротко откусываю кусачками. К ногавке утку нужно приучать заранее, как щенка к ошейнику! Птица должна привыкнуть к ней и перестать обращать на нее внимание, теребить клювом, пытаясь снять! Ногавка должна довольно свободно поворачиваться на ноге у утки, не сдавливая ее, приблизительно на 90 градусов в каждую сторону. Такую ногавку можно не снимать с ноги утки весь сезон охоты. Она очень надежна, удобна и утку совершенно не беспокоит. Не было ни одного случая, чтобы из-за ногавки подсадная отвязалась! Перед каждым выходом на охоту не нужно тратить время на то, чтобы одеть ногавку, достаточно лишь пристегнуть к вертлюжку карабинчик со шнуром! После закрытия охоты медная проволока перекусывается, и ногавка «отправляется на отдых» до следующего сезона!
Нужно ли заранее отсаживать от подсадных уток селезня? Мнения по этому поводу существуют самые разные! Кто уже за месяц до охоты лишает уток общества их кавалера, кто недели за две. Некоторые не отсаживают вовсе! Я пробовал делать по- разному и, как это ни странно, не увидел никакого принципиального различия! Но ведь по логике-то вещей отсаживать нужно! Сейчас я отсаживаю селезня от уток только на период охоты. И утки работают прекрасно! А вот «вызаривать», то есть после зимнего содержания дать возможность уткам поплескаться в воде, почистить загрязнившееся оперение, – крайне необходимо! Без этого успешной охоты не получится! Если есть возможность, «вызаривание» нужно начинать заблаговременно и постепенно, где-то за две-три недели до охоты. Сначала водные процедуры должны быть непродолжительны. Ведь на дворе не май месяц, и намокшая утка легко может переохладиться и погибнуть! Когда вы увидели, что ваша утка перестала намокать, продолжительность процедуры можно увеличить. Брать неподготовленную таким образом утку на охоту ни в коем случае нельзя! Мне известно много случаев, когда намокшие подсадные погибали прямо во время охоты или после ее окончания от переохлаждения. 
Перед «вызариванием» подсадной утке необходимо подрезать крыло. Именно одно крыло, а не крылья, так как с двумя подрезанными крыльями утка хотя и низко, но летает! С одним подрезанным крылом подсадная сразу заваливается на сторону! Подрезаются только первостепенные маховые. Первое перо подрезается по заднему краю опахала на всю длину вдоль стержня. Второе – поперек на половину длины и т. д. При таком способе подрезания крыла отвязавшаяся по каким-либо причинам утка не сможет улететь от вас. По внешнему виду подрезанное крыло ничем не отличается от неподрезанного. Некоторые охотники туго связывают тонкой медной проволокой посредине стержни четырех первостепенных маховых. Что ж, такой способ тоже неплох и заслуживает внимания!
Перед выходом на охоту, что бы ни писали по этому поводу, подсадные утки обязательно должны быть накормлены! Не бойтесь, сытую подсадную не разморит после обеда и не потянет ко сну! Голодная же утка, если около кружка глубина небольшая, будет постоянно кормиться, не обращая больше ни на что внимания! На большой глубине, после нескольких попыток достать дна, она станет рваться к берегу. 
3.Шалаш для охоты с подсадной
Для каждого охотника на время охоты шалаш является вторым домом. Поэтому и строить его нужно основательно, если, конечно, позволяет время! Когда времени в обрез, лучше воспользоваться переносным складным шалашом, который можно приобрести в магазине. Преимущество такого шалаша в его высокой мобильности. Развертывается он за считанные минуты. Устанавливать переносной шалаш можно в любом, на ваш взгляд, подходящем месте. Ушла вода или, наоборот, прибывает – переставил в нужное место и охоться себе на здоровье дальше! Недостатком такого шалаша является то, что его нельзя развернуть на воде, где-нибудь посреди разлива, и охотиться вам придется с берега, что не всегда совпадает с излюбленными присадистыми местами дичи. Хорошо, если поблизости есть незатопленный островок, какое-либо возвышение. Иногда такие места в плане присадистости себя вполне оправдывают.
Если у вас нет переносного шалаша, что ж, не беда! При наличии у вас автомобиля положите в багажник кусок легкого, водоотталкивающего брезента размером три на три метра. Такого куска вам вполне хватит для постройки довольно просторного невысокого шалаша, способного защитить вас от непогоды, в котором подсевший селезень вас не заметит, не то что в бреши наспех накиданных веток! Дуги и поперечины вы сможете заготовить прямо на месте охоты или где-нибудь поблизости. Невысокие деревца для дуг втыкаются заостренным основанием в землю, а вершины их связывают попарно веревкой либо скрепляют алюминиевой проволокой, что гораздо удобнее. Дуги шалаша для прочности конструкции переплетают по окружности в средней и верхней части гибкими ветками. Сверху вся конструкция накрывается брезентом, прорезаются окошечки для стрельбы, а брезент подвязывается веревкой, чтобы «полы» его не хлопали на ветру. Не забудьте оставить место для входа в шалаш! Внутрь шалаша положите солому, сено или еловый лапник. Можно установить складной стульчик. В такого размера шалаше вы сможете свободно перемещаться и легко разворачиваться, не создавая шума, к любому окошечку для стрельбы. Для кратковременной охоты на зорях вас вполне устроит такой шалаш. При большом желании в нем можно высидеть и ночь! Главное, потеплей одеться. Маскировка шалаша совершенно необязательна! Стрелять в большинстве случаев все равно придется в сумерках, и тот материал, из которого сделан шалаш, для селезня не имеет никакого значения! Могу держать пари! Самое главное условие – чтобы вас в этом самом шалаше не было видно!
Не рекомендую, отправляясь на охоту на одну зарю, делать пародию на шалаш! Приходилось часто видеть такие шалаши! Они, как правило, имеют вид не полусферы, а острого конуса. Ветки сверху набросаны кое-как! Внутри шалаша вода! Шалаш, изготовленный в виде острого конуса, всегда получается узким или очень высоким и громоздким. Развернуться в нем и без ружья-то невозможно, не говоря уже о том, чтобы умудриться просунуть ствол ружья сквозь его худые стены! Да вам в принципе и не придется этого делать! Ни один нормальный селезень, даже доверчивый свистунок, и близко не подлетит к шатающейся от любого движения охотника подобной конструкции, которая к тому же насквозь просвечивает! Если нет времени строить нормальный шалаш и напрочь отсутствуют опыт в подобном деле и навыки элементарных строительных работ, а подсадная – вот она, в корзиночке покрякивает, лучше найдите какое-нибудь естественное укрытие! Допустим, под свисающими к самой земле лапками густой елочки или за толстым стволом дерева. Чуть замаскируйтесь, а с наступлением темноты и этого не понадобится, высадите подсадную недалеко от берега, и, у вас будут все шансы добыть трофей! 
Здесь хочется привести случаи из собственной практики. Один из них произошел, когда после открытия охоты я припозднился на вечернюю зарю. Быстро переодевшись, схватил ружье, корзину с подсадной и бегом побежал по раскисшему полю к построенному на нем шалашу. Все шалаши у меня долговременные, капитальные и служат не один год. Естественно, что проверить шалаш и обстановку вокруг него заблаговременно в такой суматохе не удалось. А между тем я здесь не был уже целый год! Что меня обрадовало, так это то, что на поле возле шалаша была вода! Много воды! Что огорчило – нескошенная трава в месте охоты! Она торчала везде! Не густая, но высокая! Высадив уток и повыдергав траву вокруг кружков на длину шнуров, на которых были привязаны утки, чтобы не запутались, я юркнул в шалаш. Пока было довольно светло – взял селезня, а чуть стемнело – совершенно перестал различать на фоне травы даже своих подсадных! Селезни несколько раз садились рядом, но я их не видел. Кто охотился из шалаша, тот знает, что в темноте через окошечки шалаша, да еще понизу, видно гораздо хуже, чем если бы вы находились вне его да еще стояли в полный рост! Видя такое безобразие, я вышел из шалаша и стал вплотную к нему сбоку. Надо заметить, как только я вышел наружу и встал во весь рост, то очень хорошо стал различать и подсадных, и блестящую под светом восходящей луны воду! Внутри шалаша казалось, что вода куда-то делась – одна трава кругом! Стоя около шалаша, я за каких-то 30 минут взял пару кряковых селезней! Они меня, стоящего совсем близко, в упор не замечали и без какой-либо боязни подплывали к подсадным! Конечно же, ружье к плечу я поднимал медленно, осторожно и заранее, едва утки начинали давать осадку.
Другой случай был подобен первому, но из шалаша в тот раз вообще не пришлось поохотиться. Он находился поблизости от реки. В ту весну была большая вода и шалаш попросту затопило! Уходить в другой было откровенно лень, да и не успел бы я тогда на вечернюю зарю! Все сделал так же, как и в первом случае, только стоял не у шалаша, а рядом, за толстым стволом дерева. Добыл тогда одного крякового да еще по одному позорно промахнулся! 
Из всего этого видно, что охотиться можно и используя естественные укрытия. Но, по правде говоря, это будет уже не совсем та охота с подсадной, которая должна быть, которую переживаешь именно охотясь из хорошего, добротно сделанного шалаша.
Приведу некоторые примеры относительно маскировки шалаша. Лично я всегда маскирую свои шалаши либо маскировочными сетями, либо еловым лапником. Лапником приходится маскировать дальние от деревни, в которой мы останавливаемся на охоту, шалаши. И только из-за того, что маскировочную сеть с дальних шалашей могут просто украсть! Причем лапник приходится возить издалека, так как поблизости нет деревьев хвойных пород. Несмотря на это, селезни никак не реагируют на то, что шалаши покрыты лапником, и охотно подсаживаются к ним! А ведь в литературе часто пишут, что, если поблизости нет хвойных деревьев, маскировать шалаш лапником нельзя!
Мои товарищи вообще не маскируют шалаши! У одного все они просто покрыты брезентом. На многих он выгорел на солнце до светло-зеленого цвета! Другой охотится из шалаша, сделанного наподобие маленького домика из досок. Сверху он покрыт рубероидом. Снаружи, непонятно для чего, товарищ втыкает пять-шесть еловых лапок. Наверное, для красоты, но никак не для маскировки! И никто из них никогда без добычи не оставался!
Еще раз повторю: так как стрельба ведется в сумерках, а иногда и ночью (если удается отличить подсевшего селезня от утки!), особая маскировка шалаша не нужна! Главное, чтобы движения охотника в шалаше не были заметны. Шалаш должен быть очень плотным!
Как уже говорил, я предпочитаю охотиться из стационарных, долговременных шалашей. Один раз построил, и хватит на пять-семь лет, пока не сгниют дуги и настил! В таком шалаше можно сидеть сутки напролет, охотиться ночью, переобуваться хоть в домашние тапочки! В каждом шалаше у меня матрац, подушка, теплое одеяло, сменная одежда на случай незапланированного купания! При постройке шалаша такого типа сначала в землю вбиваются столбики-колья нужной высоты. Естественно, что долговременные шалаши строятся заранее, с прицелом на следующий сезон, обычно осенью или после спада воды весной. При этом запоминаются места, где охотнее всего держатся утки и уровень воды в этих местах. Высоту столбиков, а следовательно, и настила делают с запасом, на случай очень большого разлива. Для настила используют доски толщиной 30 – 40 миллиметров. Затем устанавливают дуги и поперечины из ивняка или мелких березок. Получившийся каркас накрывают брезентом или обматывают толстой самоклеящейся пленкой. При использовании пленки, из-за того что она сильно блестит на солнце, требуется тщательная маскировка шалаша. Далее следует определить необходимые сектора обстрела и на нужной высоте, удобной для стрельбы с колена, сделать бойницы. Для бойниц не нужно полностью вырезать материал, а лишь надрезать его по бокам и снизу, чтобы в случае дождя, сильного ветра и другой непогоды можно было закрыть окошечки. Шалаш нужно делать невысоким. От настила до его верха должно быть 140 – 150 сантиметров. Диаметр у основания – 150 – 180 сантиметров. Такие размеры позволят вам без шума перемещаться к любой бойнице. Вход шалаша тщательно закрывается. На настил толстым слоем укладывается сено, чтобы было мягко и удобно сидеть или лежать и чтобы в щели настила от воды не так сквозило.
Если вы покрываете шалаш лапником, камышом или соломой, то после того, как вы сделали бойницы, необходимо их края обвязать веревкой. Для этого ее просовывают в одну бойницу изнутри шалаша, затем пропускают по внешней стенке шалаша, просовывают в другую бойницу и, сильно натянув, завязывают. Это нужно для того, чтобы путем стягивания покрывающего скрадок материала уменьшить толщину стенок шалаша. Толстые стенки мешают наблюдению из шалаша, прицеливанию по дичи, особенно в сумерках, а также уменьшают сектор обстрела из каждой бойницы. 
Когда позволяют условия, шалаш устраивается с таким расчетом, чтобы основной сектор стрельбы захватывал как западное, так и восточное направление. Вечером заря освещает вам участок воды на западе, утром – на востоке.
Не имеет смысла устанавливать шалаш, если за сектором стрельбы растет высокий лес, хотя бы и сравнительно далеко, или густые кусты на небольшом удалении. Деревья и кусты с наступлением сумерек будут затемнять своими отражениями водную поверхность, и время вашей охоты на зорях будет очень ограничено, а об охоте ночью нельзя будет и думать!
Лучше всего делать шалаш на открытых местах. Пускай он даже будет одиноко выделяться на широком разливе. Хорошо устанавливать шалаш на фоне невысоких густых кустов. Такой скрадок практически незаметен.
На очень глубоких местах и на сильном течении шалаш строить не следует. Такие участки водоема обычно игнорируются селезнями любых видов. Быстрое течение моментально унесет битую дичь, и в темноте вы ее вряд ли найдете!
Лучшие места для строительства шалашей – тихие плесы, речные заводи, большие лужи на полях и лугах, оставшиеся от таяния снега, затопленные, без течения, поймы речек. Это как раз те места, куда водоплавающая дичь наиболее охотно подсаживается, чтобы отдохнуть, покормиться, найти себе партнера.
4.Охота с подсадной
Следует знать, что на утреней заре, все без исключения подсадные, более активны, чем на вечерней, а тем более ночью.
Подсадную утку высаживают в 10 – 15 метрах от шалаша, желательно на открытую, чистую от травы и кочек воду. Она должна быть видна со всех сторон. Если такой возможности нет, а утка работает хорошо, часто подает голос – тоже не беда! Со стрельбой по подсевшему в пределах выстрела селезню медлить нельзя. Иногда без видимых на то причин он вдруг слетает! Стреляют селезня не далее 35 метров дробью № 4 или № 5. Кряковой селезень крепок на рану, и стрельба далее указанного расстояния либо более мелкими номерами дроби приводит в большинстве случаев к подранку. В нижний (правый) ствол заряжают патрон без контейнера, для стрельбы на близком расстоянии. В верхний (левый), – в контейнере – для дальней стрельбы, а также для выстрела на предельно минимальное расстояние от подсадной утки. Категорически запрещается стрелять селезня, находящегося на одной линии с подсадной: впереди или за ней, а также на расстоянии менее двух метров от нее! Такие необдуманные выстрелы становятся причиной гибели вашей помощницы! Селезни обычно садятся сначала поодаль, а затем, осмотревшись, начинают подплывать. Но иногда селезень опускается прямо к утке и, спарившись с ней не отплывая в сторону, стартует прямо с нее! Некоторые селезни, особенно в паре с дикой уткой, опустившись на воду далеко от шалаша, либо в кусты, или траву, ни в какую не идут на страстные призывы подсадной. Такие селезни наверняка уже узнали, что такое шалаш и плавающая, кричащая около него утка! Бывают и такие, которые кружат близко и низко над шалашом, делая круг за кругом, «шарпят», но к подсадной не подсаживаются! Можно в этом случае попытаться бить влет, если достаточно светло и селезень находится на удалении от подсадной, так как падающий прямо на утку подбитый кавалер повергает ее в шоковое состояние! Утка долгое время после этого не работает, приходя в себя! Скажу вам, что стрельба из бойницы шалаша влет – нелегкое дело!
Селезня, сидящего на воде, выцеливают под него. Плывущего на охотника – в грудь. Удаляющегося – в голову. Проплывающего мимо шалаша сбоку – в основание шеи или прямо перед ним, в зависимости от расстояния. Сложнее всего стрелять в поздних сумерках и ночью. Селезня любого вида от утки можно отличить по более светлой общей окраске. Если сомневаетесь, не уверены полностью, что подсевшая к подсадной птица именно селезень, лучше воздержитесь от выстрела! Нет ничего более позорного для настоящего охотника, чем весной убить утку! При стрельбе в темноте наведите сначала ствол ружья на воду, а затем плавно на силуэт селезня и сразу жмите на спуск. Если все сделать правильно и аккуратно, трофей наверняка возьмете! Постоянно контролируйте местонахождение подсадной утки, чтобы ненароком не подстрелить ее. Помните, что шнур, за который привязана подсадная, длиной около метра. Селезень подплывает к ней, и вот до утки уже метра три. Но стрелять еще можно! Вы целитесь, стреляете, а в это время утка, оказывается, тоже рванулась навстречу кавалеру, на сколько позволяет длина шнура, и попала под удар боковых дробин заряда!
При охоте с подсадной уткой добычей охотника, кроме кряковых, становятся селезни разных пород: шилохвости, свиязи, свистунка, трескунка, широконоски, серой утки. Иногда удается добыть и различных нырковых уток. Если случился подранок, его необходимо сразу дострелять. Собирать трофеи, если отсутствует течение, можно после завершения охоты. Селезни не боятся своих битых собратьев, неподвижно лежащих на воде. Случалось, что они проплывали в нескольких десятках сантиметров от отстрелянных птиц, ничем не показывая какого-либо беспокойства!
При стрельбе в светлое время нельзя далеко высовывать в бойницу стволы ружья. Возле шалаша кряковые селезни, особенно к концу охоты, очень строги и могут заметить даже осторожное движение стволов. По этой же причине не стоит во время осадки селезня подсадной уткой приближаться вплотную к окошечкам для стрельбы. 
На охоте всякое может случиться! Бывает, что подсадная по какой-либо причине отвязалась! Ночью ловить утку и думать нечего! Обычно отвязавшаяся утка не отплывает далеко, особенно когда охотишься с парой подсадных. В любом случае главная задача – выгнать утку подальше на берег, а там уже попытаться ее поймать. Для этого срубается тоненькая длинная ветвистая березка, у которой оставляют ветки только в верхней ее части. Этой своеобразной метелочкой вы прижимаете выгнанную на берег подсадную и, перебирая руками по стволику и не ослабляя нажима, добираетесь до прижатой ветками беглянки. Выгоняя утку на берег, не нужно торопиться, напирать на утку. Все нужно делать как бы ненавязчиво! В каждую руку нужно взять по длинному прутку и, разведя в стороны руки, с помощью прутиков пресекать попытки утки улизнуть в сторону, направляя ее в нужное вам место на берегу. При наличии второй подсадной выманить утку на берег гораздо проще. Подсадная сажается на прикол на берегу и, подавая голос, подзывает к себе свою подружку. Обычно отвязавшаяся утка сразу откликается ей и постепенно подплывает на зов. Дальше уже – дело техники!
Если у вас имеется еще одна утка, лучше из одного гнезда с убежавшей, то ее имеет смысл привязать на пологом берегу, поблизости от воды. Рано или поздно сбежавшая утка приплывет на зов подружки, и выйдет на берег. 
Если утка уплыла со шнуром и выгнать ее на берег вам никак не удается, лучше ее, как это ни печально, пристрелить. Подсадная рано или поздно запутается шнуром о кусты и погибнет мучительной смертью от голода или станет легкой добычей хищника!
5.Некоторые особенности работы и поведения подсадных.
У разных подсадных уток свой стиль, свои привычки и особенности работы. Но всех их можно разделить как бы на четыре типа. Первый тип – утки, работающие в основном на «квачок», то есть размеренно подающие голос (хорошо знакомое всем обычное кряканье) с перерывами большей или меньшей продолжительности по времени. Во время перемолчек подсадная внимательно прислушивается и обозревает окрестности – не ответит или не появится ли поблизости селезень? Следует заметить, что у уток этого типа иногда перемолчки могут достигать значительного времени. Такие утки довольно молчаливы. Они могут купаться, жировать, изредка покрякивать, но в то же время зорко смотреть по сторонам, и внимательно слушать. Едва услышав или увидев кавалера, подсадная тот час же переходит на «осадку» – серию быстрых, следующих друг за другом кряканий, различных по тональности и продолжительности. Осадки могут следовать одна за другой без перерыва, могут разделяться парой-тройкой «квачков» – в зависимости от расстояния до пролетающего селезня и от того, с голосом или без него налетает к утке кавалер. Замечу, что если в угодьях мало селезней, то охота с такой первоклассной подсадной, в общем-то превращается в довольно тягостное ожидание.
Утки второго типа – так называемые «частушки». С этими утками в шалаше не заскучаешь! Несколько квачков у них практически всегда, а при работе в паре постоянно заканчиваются осадкой. Причем осадку они дают по любой пролетающей в поле их зрения птице, будь то дрозд, трясогузка или куличок, часто и вовсе без дела, а не только в тот момент, когда слышат или видят селезня! С такими, злоупотребляющими осадками утками, охотиться весело, но они держат охотника, особенно не слишком опытного, в постоянном напряжении. Но все же при охоте с утками этого типа приближение к шалашу крякового селезня или уток других пород опытный охотник всегда определит по изменившейся тональности их осадки. Она становится как бы ярче, азартнее, с надрывом. В голосе подсадной чувствуется в этот момент особая страсть. Любопытно, что все «частушки» без исключения, как только погаснут последние краски вечерней зари и водоем погрузится в темноту наступившей ночи, переходят на работу «квачком», или бывает, что и вообще не работают.
Третий тип уток — утки работающие только на квачок, причем даже если налетает селезень. С такой уткой, в принципе, можно охотиться. Но лучше включить к ней в пару уточку «первого или второго типа». Из племенной работы уток «третьего типа» надо исключать!
Четвертый тип — подсадные, работающие только тогда, когда слышат голос другой утки, и желательно из одного с ней гнезда. Если эти утки хорошо видят друг друга, они не работают, а лишь квохчут (переговариваются). Лишь когда по случайности налетит дикий селезень, они могут подать осадки, но и это не гарантированно!
В связи с этим, и вообще, наиболее эффективной получается всегда охота, когда работает пара подсадных. Допустим одна утка по какой-то причине не работает, тогда другая будет не только работать, но и являться стимулом к работе для первой утки! Естественно, что лучше высаживать подсадных вне зоны видимости друг друга.
С утками из одного гнезда очень хорошо охотиться из разных шалашей, расположенных не далеко друг от друга. В одном — вы, в другом ваш напарник.
Об особенности ночной работы подсадных уток нужно сказать, что некоторые из них по ночам, в течение двух-трех часов, не работают совсем, неподвижно сидя на кружке или на воде. Даже когда над вашим шалашом низко пролетает с голосом селезень либо вы отчетливо слышите, как селезень с уткой с шумом опустились неподалеку от скрадка и «переговариваются» друг с другом, подсадные молчат, лишь тихонько попискивая. Иногда такого попискивания бывает достаточно, чтобы селезень, сидящий поблизости и имеющий прекрасный слух, подплыл к вашей подсадной. Сразу оговорюсь, что так он сделает лишь в том случае, если к подсадной первой направится дикая утка. Оставлять же свою подружку, не слыша азартной осадки или хотя бы «квачков», селезень не посмеет!
Вообще, по моим многолетним наблюдениям, почти все подсадные без исключения, которые даже в глухую ночь хорошо работают на «квачок», к осадке в ночное время переходят лишь в том случае, когда селезень пролетает у них чуть ли не над головой либо достаточно низко, на расстоянии нескольких десятков метров, и обязательно с «шарпением».
К сожалению, бывают и такие подсадные, которые работают лишь по зорям. Как только стемнеет и до наступления явных признаков рассвета они молчат или тихонько «переговариваются» между собою, если работают в паре.
Есть и такие утки, и они встречаются не так уж редко, которые и по зорям, и всю ночь напролет работают идеально, но полностью замолкают, когда основательно рассветет. Подсадные, особенно сидящие на открытой воде, начинают нервничать, озираться по сторонам, рваться к берегу или под защиту травы и кустов. Виной всему, видимо, инстинкт самосохранения, связанный с боязнью дневных хищников.
Некоторым уткам, особенно молодым, а также при первом выходе после зимнего содержания с ними на охоту в угодья, нужен первоначальный толчок – стимул, для того чтобы они начали активно работать. У меня были такие утки, которые осенью хорошо себя показали в работе, и я их оставил для весенней охоты. Высаженные еще посветлу на разливе возле шалаша, они не высказывали никакого беспокойства, не рвались, не кормились, спокойно сидели на кружках, но в тоже время абсолютно не работали. Так продолжалось очень долго, пока вдруг низко не налетела пара трескунков. Что тут началось! Моментально последовали страстные осадки, следовавшие без перерыва одна за другой. Одна утка работала коротко – грубоватой осадкой на три-четыре квачка. Другая – длинной заливистой. Чирки сели поодаль и, посидев некоторое время, – снялись. Я так и не смог выстрелить по селезенчику. Зато после этого мои подсадные работали отлично до самого утра!
Бывают подсадные, хорошо работающие до того момента, пока селезень не опустился на воду. Как только это произошло, они замолкают и молчат до тех пор, пока он не подплывет поближе и по нему будет произведен выстрел либо не слетит. Если случилось второе, опять следует азартная работа подсадных. Селезень мотает круги над шалашом – утки кричат. Садится – опять молчок. Хуже, когда с такой манерой работы подсадные сажают селезня с дикой уткой куда-нибудь в кусты или траву и замолкают. Дикари могут просидеть в таком месте очень долгое время, кормясь и отдыхая, а подсадные, зная об их нахождении поблизости, молчат, ни единым «кряком» не выдавая своего присутствия! Охотник надеется, что пара вот-вот выплывет, но обычно этого не происходит. Я, если случается охотиться с такими подсадными, подождав минут пятнадцать, вспугиваю дикарей. Ночью для этого достаточно посветить фонариком в бойницу шалаша, перемещая луч света по кустам и траве, где укрылись селезень и утка. Как только подсадные утки услышат или увидят взлет своих диких соплеменников, они тут же принимаются работать вновь.
В идеале работа подсадной после начала осаживания селезня выглядит следующим образом. Осадки следуют одна за другой, иногда перемежаясь с «квачками» до тех пор, пока селезень не опустится на воду. Если он опустился на расстоянии выстрела – комментарии, как говорится, излишни! Если поодаль – подсадная должна продолжать звать его. В этот момент очень часто работа утки «квачками» преобладает над осадками. Когда селезень приблизится достаточно близко, утка может не использовать ни «квачки», ни осадку, а отдавать голос в виде частых, не очень громких покрякиваний. В Нижегородской области, где я обычно охочусь, по этому поводу охотники говорят: «Подсадная начала приговаривать!» Если уже темно, «приговаривание» служит охотнику сигналом, что селезень совсем близко! 
При «приговаривании» подсадная может, изогнув шею, совершать быстрые кивки-поклоны в сторону, погружать клюв в воду и демонстрировать другие позы токового поведения, характерного для кряквы. Селезень, когда он абсолютно спокоен и не чувствует никакой опасности, может вступить в эту игру, принимая в свою очередь токовые позы, свойственные ему. Он прижимает клюв к груди, затем вытягивает шею параллельно воде и быстро движется вперед. Приподнимается на воде вертикально вверх, взъерошивая оперение, и с особым шипением резко выбрасывает вперед голову.
При приближении селезня подсадная, если она сидела на кружке, соскакивает в воду и обычно начинает двигаться ему навстречу. Иногда она может оставаться на месте и даже отплывать в сторону. Последнее истолковывается некоторыми охотниками как предчувствие ею скорого выстрела по селезню. Ввиду того, что так поступают и молодые утки, первый раз взятые на охоту, это мнение неверно! Как неверно и то, что при осадке подсадная страстно трепещет крылышками, словно скворец весной у скворечника! Единственное, что она может сделать, – это попытаться взлететь с кружка или с воды к подсевшему или осаживаемому ею селезню.
Работа вашей подсадной может быть оценена следующим образом. Как только утка привела в порядок оперение, покупалась, и начала устойчиво работать, засекают время. Оценивается квачка и осадка. За пол часа хорошая утка работает «на квачок» не меньше двадцати минут. Все это время разбивается поминутно, и если за одну минуту подсадная сделает минимум три квачка, то в зачет идет вся минута, и т.д. Самые отличные утки делают в минуту до 60-ти квачков!
Если утка работает лишь 50% и менее, контрольного времени, то работа ее считается посредственной.
Утка, выдающая за минуту меньше 10-ти квачков считается плохо работающей.
Все утки выдают серии по 5-15 квачков подряд, после чего следует пауза, которая не должна длиться больше 30-ти секунд. В идеале утка должна издавать 1 квачок в 2 секунды.
Охотник постоянно должен наблюдать за поведением подсадной утки через бойницы из глубины шалаша и держать ситуацию под контролем. Это необходимо для того, чтобы утка не подверглась нападению какого-либо хищника, в основном ястреба-тетеревятника. Вообще, поведение подсадной может вам рассказать о многом. 
Вот утка прекратила работать и застыла неподвижно, стоя на кружке с вытянутой шеей. Затем, проявляя беспокойство, стала негромко покрякивать и кивать головой вверх-вниз. Переступая с ноги на ногу, она спрыгнула с кружка и поплыла, оглядываясь, в сторону на всю длину привязи. Такое поведение характерно при появлении в поле зрения подсадной человека, лодки, автомашины, собаки либо другого зверя. Другой пример. Подсадная прекратила работать, вся сжалась, иногда частично погрузившись в воду. Голова чуть закинута на спину и повернута в сторону. Утка одним глазом внимательно смотрит вверх.
Такая реакция может возникнуть при появлении на значительном расстоянии как хищной птицы, так и пролетающих крупных птиц: журавлей, цапель, гусей. По последним некоторые подсадные могут давать осадку.
Если утка вдруг распласталась на воде с вытянутой вперед шеей и наполовину раскрытыми крыльями либо, отчаянно крякнув, нырнула – это тревожный сигнал для охотника: рядом хищная птица! Нужно, не мешкая, выйти из шалаша и отпугнуть агрессора, чтобы не остаться без своей помощницы.
Вот, в общем-то, та основа, которая необходима как начинающему, так и опытному охотнику для проведения замечательной, захватывающей и эмоциональной охоты – из шалаша на селезня с подсадной уткой.
Если вы в дальнейшем хотите вести свою линию хороших подсадных, то вам подойдут только утки первого и второго типов. Ведь склонность к частой подаче голоса — наследственное качество. Это является основой селекции.
Вольный выгул и разведение лучше нежели вольерное, т.к. в вольере, в одно гнездо часто несуться две, а то и три утки! Трудно отобрать потом лучших утят, много яиц так и остаются не насиженными, много утят, в первые дни своей жизни оказываются затоптанными своими двумя — тремя мамашами либо после первых ночей, когда утки с утятами возвращаются в свое гнездо, либо, когда утки бросаются, не разбирая дороги, спасать утят, обычно от мнимой опасности.
Можно сделать конечно небольшие гнездовые ящички, где бы помещалась только одна утка. Но и это не всегда себя оправдывает! Другие при этом начинают нестись на входе в ящик, а наседка, закатывать каждое яйцо к себе в гнездо!
Помните, что сейчас лучшими утками считаются не Тульские, Ярославские, а в первую очередь наши — Нижегородские, а так же Ивановские, Кировские, Владимирские. Неплохие утки из Мари-Эл.
В блокнотике, для себя, можно на каждую утку составить свое «досье», где бы указывалось следующее: манера работы, тембр и громкость голоса, характерное поведение, в какое время суток лучше работает, результаты охоты, количество не подсевших селезней, дата начала вызаривания, когда отсажена от селезня, и т. д. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот кое-что из моих записей про подсадных по поводу работы. Ну, выводы сами можете сделать:
Сразу оговорюсь: все утки от рабочих подсадных. Линии разные.
Утка № 1. Вызарена хорошо, содержалась в зиму хорошо, отсажена от селезня за месяц до охоты. Молодка. На кружок идет, не рвется. Великолепная работа на квачок, не слишком частая, и не редкая, то что нужно. Работает до момента визуального контакта с селезнем или другими пичугами размером больше дрозда. Замолкает, пытается спрятаться, осадку не дает, минут 10 после этого молчит.
Утка № 2. Вызаривание, содержание хорошие, отсажена от селезня. Молодка. На кружке, спокойное поведение. Сидит, молчит, внимательно смотрит по сторонам. Услышав, или увидев селезня, начинает азартно принимать.
Утка № 3. Молодка. На кружок не идет, спокойно сидит, не рвется. Сама по себе агрессивная, злая, не щиплется даже, а вцепляется в руку мертвой хваткой! Квачит 2-3 раза в минуту. Увидя селезня - азартно принимает, пока не посадит.
Утка № 4. Молодка. На кружок залазит, поведение спокойное. Квачит часто, принимает прекрасно! Очень агрессивная утка!
Утка № 5. Молодка. От селезня не отсаживалась. Практически полный ноль.
Утка №6. Переходка. Отсажена от селезня за месяц. Тридцать минут хорошей работы, затем молчок, и наблюдение за небом. На пролетающих не реагирует. Такое поведение три охоты подряд, затем - великолепная работа.
Утка № 7. Старка. Ни разу не крякнула. Все время охоты кормилась. Результат - на следующий день - яйцо. Начала нестись.
Утка №8,9,10. Старки. Вечером - ноль. По утрам работа до рассвета, и все. К концу охоты все разработались.



1.Очень часто утки в вольере орут целыми днями, на своих уток и селезня реагируют отлично. а в угодьях 30 мин. работы, и молчок, либо сразу молчок.


Вывод: хуев-е вызаривание, резкая перемена места (привыкла к одному месту), боязнь пролетающих пичуг и нового места. Через несколько охот обычно наччинают работать хорошо.
2. На охоте, что бы ни писали, утка должна быть сытой, иначе будет только кормиться.
3. Отсаживать от селезня за месяц, т.к. его присутствие, и даже голос, стимулируют яйцекладку. При этом утка работать не будет,а будет постоянно искать корм.
4.Утка должна быть приучена к ногавке и кружку. Работа только с воды отрицательно сказывается на ее продолжительности.
5.Где происходит вызаривание, на таких типах водоемов в дальнейшем желательно и охотиться.
6. Определить как работает лучше утка: в одиночку, или в паре. Подобрать пары (с осени). Бывает наоборот: утка работает только в одиночку, причем. если в угодьях, в пределах слышимости работает еще хоть одна подсадная - утка будет работать плохо, а то и вообще молчать.

7. Не все утки работают днем и в темноте. Не все утки хорошо работают вечером. Некоторые работают ТОЛЬКО утром.
8. На яйцекладку влияют хорошее освещение, качество и тип кормов (белковые). Длина светового дня стимулирует яйцекладку, а это отрицательно. опять же, сказывается на работе.
9. Погода так же влияет на работу подсадной. В дождь и сильный ветер активность работы снижается.
10. Утки, хорошо работающие осенью, могут быть совершенно не пригодны для охоты весной. Осенью утка манит повинуясь стайному инстинкту, а весной - инстинкту размножения.
11. Зимой уток обязательно нужно содержать с селезнем, чтобы не отвыкали, и не пугались в дальнейшем на охоте. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В общем-то весна уже пришла... А это как бы написано ещё до весны.

Все ближе и ближе самое прекрасное время года - весна! После рождественских праздников уже можно начинать обратный отсчет времени: ставить зарубки на косяке (я имею ввиду дверной косяк haha.gif) , зачеркивать в календаре числа.... Уже в середине января можно наблюдать первый признак наступающей весны - воздушные игры черных воронов. Пара птиц, а она у воронов образуется на всю жизнь, оглашая округу звучными криками, совершает в воздухе замысловатые фигуры высшего пилотажа. Пройдет совсем немного времени, и в конце января, в ясный денек, в морозном зимнем воздухе, зазвучит колокольчиком весенняя песня нашей никогда не унывающей птахи - большой синицы, а в начале февраля, при минус десяти, вдруг закапает с крыши дома! И подумается вдруг: А весна ведь совсем рядом, не за горами! Но в воздухе, свежий, тонкий и пьянящий запах весны появиться лишь в первых числах марта, с первыми, проплывающими в синеве неба кучевыми облаками, и важно расхаживающими грачами по обочинам дорог. И вот тогда, уже по нарастающей, все убыстряя свой бег, под песни жаворонков, и с прилетом скворцов, по первым проталинам на полях и солнцепеках, побежит долгожданная весна! И вот уже кто-то из охотников поделится радостной вестью: "Вчера видели кряковых!" После этого останется самая малость - дождаться открытия охоты.... И чем ближе это время, чем уверенней и больше весна вступает в свои права, тем томительнее ожидание.... А впереди незабываемые весенние охоты, и среди них, одна из самых прекрасных охот - на селезня с подсадной уткой. Я считаю, что хорошая подсадная - пятьдесят процентов успеха. Правильно выбранное место для шалаша, умело построенный шалаш, знание специфики охоты и биологии дичи, меткая стрельба - еще 50%. Но все эти старания и усилия окажутся совершенно напрасными, если охотник не будет иметь, или неправильно подготовит, приспособления для переноски и высаживания на воду утки!
Подсадную к месту охоты переносят в специальных садках. Ими могут служить плетеные корзины (примерно такие как на рис № 1), либо фанерные (пластиковые)ящики с крышками. Сразу скажу, что совершенно недопустимо носить подсадную в обыкновенной корзине, закрыв ее сверху материей. Из такого "садка" утка рано или поздно все равно выберется! На дно садка обязательно нужно положить сено, чтобы оперение утки не так сильно пачкалось во время ее пребывания в садке. Если вы охотитесь с парой подсадных, то садок естественно должен быть бОльших размеров, и изнутри разделен перегородкой, чтобы каждая утка располагалась отдельно. Скажу почему. Мало того, что помещенные вместе птицы, даже из одного гнезда, т.е. знающие друг друга, будут волноваться, копошиться, щипаться, мять и пачкать оперение, есть более существенная причина против. Дело в том, что лично я категорически не советую одевать уткам на лапу путцы непосредственно на водоеме. Всегда это нужно делать дома, еще в вольере. Надевать ногавку дело не совсем удобное, когда одной рукой вы держите вырывающуюся птицу и ее лапу, а другой пытаетесь сжав перепонку, и прижав четвертый (маленький) палец, просунуть лапу в сплетение, либо отверстие путцы, да потом еще все это дело затянуть как следует. При этом нужно бережно обращаться с подсадной, стараясь ее сильно не сжать, не повредить, не оторвать ноготки и т.д. На утренней заре все эти манипуляции проделываются к тому же в темноте, при свете "лобкового" haha.gif фонарика, а иногда и на не совсем трезвую голову  ! Одетые путцы, если две утки находятся в одном отделении, за время дороги так переплетаются и перекручиваются, что распутать их не предоставляется никакой возможности! Представьте, вы вынимаете одну утку, в это время вторая пытается очень активно выпрыгнуть из садка, помогая при этом еще и крыльями, вы ее придерживаете, захлопываете крышку, а тут такая фигня... путцы переплелись! Вынимаете всю "гирлянду", и удерживая двух (!) вырывающихся уток, а руки всего две, начинаете распутывать посмогая себе зубами и .... zenki.gif правильно, догадались еще чем! В меньшей степени это происходит, если вы надели путцу только одной утке. Но возни тоже достаточно! Еще момент, если во время этих манипуляций утка у вас вырвалась с путцей, и если это не открытый океан, то поутру, или днем, она все равно выйдет на берег, и есть вероятность (у меня так было), что она запутается в каком нибудь кусте (они любят лазить по кустам, когда их ловят), и вы ее поймаете. Без путцы ловить утку очень сложное дело, конечно если она у вас совсем ручная, и сама идет в руки, то это совсем другое. Я рассказываю здесь о большинстве уток. Путца выглядит примерно так, как на рис. № 2. Ремешок, леска (тонкий шнур лучше), вертлюжок (чтобы леска (шнур) меньше перекручивалась во время движений утки), маленький конец шнура, кольцо из полиэтиленовой крышки (аммортизирует, плавучесть нулевая!)
Ну и последний атрибут - кружок (примерно как на рис № 3) (прикол). Я считаю, что кружок должен использоваться всегда. С помощью него вы можете поместить птицу в любую часть водоема. Утка, чуть намокнув, или устав плавать, выбирается на него, сушится, приводит в порядок оперение, осматривает окрестности, и т. д.
Что касается рекомендаций в литературе. Рекомендация № 1: Чтобы птица имела возможность выйти на берег, обсушиться, отдохнуть, и т.д. 
Высаженная таким образом подсадная, вскоре стремится не только выбраться на берег, но и уйти еще дальше от воды, замолкает, рвется, вытягивает ногу, тем самым отпугивая (настораживая) селезней, или затаивается, и замолкает.
Рекомендация № 2. Высаживать цепляя за кусты, палку ит т.д.
Если за кусты - вообще глупо. Через некоторое время она так запутается на этих кустах, что повиснет на них! За палку лучше, но это лишает ее возможности продолжительной, хорошей работы, а вас - хорошей охоты! Особенно когда последняя производится на течении!
Кружок делается из толстой, многослойной фанеры, (круг диаметром 15-20 см.), либо из лиственных пород дерева (береза, ясень, дуб..., махагони, железное дерево biggrin.gif ). Хвоя не подойдет, так как со временем, при усердном втыкании штыря в дно водоема, расколется! Штырь делается из толстого железного прутка, диаметром 8-10 мм. Один конец заостряют, на другой нарезают резьбу, и с помощью гаек и шайб, крепят к нему сам кружок (рис № 3, справа).
На рис. № 3, слева, рис № 4 и № 5, показан разборный кружок с втулкой. Штырь сделан из толстого дюралевого прутка. С одной стороны во втулку вкручивается заостренная часть штыря, с другой - дюралевая вставка с резьбой на обоих концах. Эта вставка и заостренный прут могут иметь различные длины, и манипулируя их размерами можно охотиться на водоеме как с большими глубинами, так и при глубине всего сантиметров тридцать, не вгоняя штырь кружка (с помощью копера biggrin.gif ) на метровую глубину. Недостаток дюраля - нельзя забивать в промерзшее дно водоема обухом топора. При железном штыре никаких проблем! Удачной всем охоты! 

Прикрепленные изображения
  • post-2006-0-62229700-1357729015_thumb.jp
  • post-2006-0-64104900-1357729039_thumb.jp
  • post-2006-0-72084800-1357729059_thumb.jp
  • post-2006-0-02876900-1357729094_thumb.jp
  • post-2006-0-82494300-1357729116_thumb.jp
  •  

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А  с литературным тут можно?

 

О моей любви.

Тяжело описать те чувства, которые  вызывает в моей душе слово «охота»! И совсем невозможно передать ту томительную, слегка грустную надежду на близкое счастье, когда я думаю о предстоящей весенней охоте.

Вечер, и я сижу один в кабинете. Все сотрудники разошлись по домам – в кабинете полумрак. На экране монитора моя любимая фотография. В ее центре на коленях с подсадной уткой и ружьем запечатлен я, а на переднем крае – добытые зеленоголовые красавцы, кряковые селезни. Не знаю, чем так трогает меня эта фотография. То ли разливом на заднем плане, то ли зеленью лугов? А может, глядя на нее, интуитивно вспоминается запах сырого сена, протяжные крики чибисов и ласковое апрельское солнце?

За окном метет февральская метель, и ветер раскачивает фонарь, висящий напротив моего окна. Мягкий вечерний сумрак в кабинете, подвывание вьюги и приятные мысли о скорой весне делают свое дело – я закрываю глаза и расслабляюсь. Голова сама ложится на сложенные на столе руки - и я во власти сна…

…Я лежу в спальнике в березовой роще на берегу разлива. Только что пропищал будильник в телефоне – пять часов утра. Я лежу на спине, и, откуда-то сверху, из зыбкой мглы в которой теряются еле видные стволы берез, сыпятся снежинки. Они редкие и совсем крохотные – мое лицо еле ощущает их прикосновения. Я пытаюсь заставить себя встать, но в спальнике тепло, а угли догорающего костра греют левый бок. Переворачиваюсь на правый бок и чувствую, как тепло костра пробирается по спине. Прислушиваюсь к звукам разлива. Монотонно шумит вода, перекатываясь через мостки и бобровые плотины, где-то вдалеке звонко потрескивает чирочек – как будто кто-то водит пальцем по большой расческе. Опять ловлю себя на мысли: «Как же хорошо на природе бывает!»

Закрываю глаза и дремлю. «Га-га, га-га, га-гак,»- вдруг доносится издалека. «Га-га-гак,»- уже ближе. Дремоты нет уже и в помине – я напряженно прислушиваюсь. И вдруг как гром, над самой головой “Га-га, кли-кли, кли-клик!”. Крики десятков гусей, идущих над самым лесом, оглушили и, кажется, несутся со всех сторон. Переворачиваюсь на левый бок и вижу, что рядом ворочается неясная тень. Чертыхаясь из спальника пытается выбраться Толян. “Где они? Куда пошли? Сели или нет?”- он засыпает меня вопросами, при этом лихорадочно нащупывая  руками на земле сапоги. Мне смешно, то – ли от его вопросов, то – ли от того, что сапоги Толян еще вечером повесил на ближайшую березу. Толян почти годится мне в отцы. И опыта охотничьего ему не занимать, в отличии от меня. Но нам  легко друг с другом, и это главное.

Крики гусей уже еле слышны и понятно, что они сели за рекой – на картофельном поле. «Ничего, и на вас время найдем,”- проскакивает мысль в голове. Толян уже нашел сапоги и ставит котелок с чаем из березового сока прямо на угли. Я вылезаю из спальника и, соревнуясь с утренним холодком, судорожно пытаюсь забраться в еще теплые, нагретые костром вейдерсы.  Не спеша убираю спальник , на ощупь рассовываю патроны по карманам и вынимаю ружье из чехла. Толян молча сует в руку кружку с чаем. В нос бьет запах брусничных листьев, березового сока и чего-то еще терпкого и  до боли знакомого. Сажусь на еловые ветки, оставшиеся от моей лесной кровати, и, глядя на тусклые угли  костра, обжигая язык и  смакуя каждую каплю, опустошаю кружку. Пора выходить, но взгляд цепляется за разноцветные язычки пламени, вырывающиеся из-под оранжевых, “дышащих” углей. С трудом отрываюсь от завораживающего зрелища, убираю кружку, достаю сотовый, отключаю звонок, прячу его во внутренний карман куртки и встаю. Вешаю рюкзак на спину, беру ружье и корзинку с уткой.

Снег прекратился. Толян сидит с кружкой на бревне на краю рощи и смотрит на разлив. Правда, скорее он смотрит в сторону разлива, т.к. кроме кустов по краю мелиоративной канавы в 100 метрах и небольшого зеркала воды больше ничего не видно. Но Толяна это не волнует – он весь в природе и в предвкушении охоты. «Толян, я пошел,»- шепчу, чтобы не нарушать идиллии. “Давай,”- в тон мне шепчет Толян, –«Только смотри не утони там, вишь воды сколько, ведь не найдем потом». 

Толяну можно не торопиться, его шалаш совсем рядом . Неделю назад при постройке шалашей, мы из соседних кустов десятками поднимали чирков – трескунков. Толян был поражен таким количеством утки и все мои уговоры по поводу бесперспективности этого места он оставил без внимания.  А мой шалаш находится где-то там, километрах в двух, на крохотном островке в самом центре разлива. И почти весь этот путь мне предстоит проделать как минимум по колено в воде, т.к. роща весной превращается в остров, путь к которому не каждый местный знает. Закидываю ружье за спину и отправляюсь в путь.

Вода начинается у самых крайних берез и приходится идти не спеша, ломая тончайший ледок, чтобы не оступиться и не искупаться. Неожиданно приходит понимание, что воды прибавилось. Уже через несколько минут, у первого моста через мелиоративную канаву опасения подтверждаются. Еще вчера спокойный ручеек, бегущий по мосту, превратился в бушующий, захлестывающий поток. И хоть глубина его по колено, идти тяжело. Ноги скользят по бетонным плитам, а вода, холод которой чувствуется через резину вейдерсов с меховыми вставками и термоносками, сносит в сторону. Осторожно преодолеваю первую преграду и выхожу на центральные луга. Здесь идти немного легче – вода временами сменяется полосками чистой земли, хрустящими под ногами, и я прибавляю шагу.

По насыпи перехожу канаву и приближаюсь к главному препятствию – мосту через магистральный канал. Он ниже уровня земли, с провалом по центру и в темноте его не видно.  Кустов и других значительных ориентиров здесь нет. Канал слегка шумит и мощно несет свои воды куда-то в темень. Корзина в руке вдруг задергалась – это утки что-то почуяли. «Тихо, тихо, подруги!»- я пытаюсь успокоить уток. Они сразу затихают и только Хохлушка тихонько квохчет.  Почти интуитивно нахожу загодя поставленную метку – ольховый колышек. Беру от него ориентир на виднеющийся за канавой ивовый куст – и вперед. Медленно бреду к канаве, погружаясь по пояс. Приклад ружья уже в воде – но не это сейчас главное. Одно неверное или неосторожное движение и конец охоте, начнется заплыв в вейдерсах. Приходится идти почти лицом против течения, чтобы не снесло. Нащупываю левой ногой плиту моста и мелкими приставными шажками иду вперед. Прежде чем ставить ногу проверяю – не провал ли впереди. И еще смотрю вперед, чтобы какое-нибудь бревно, несущееся по течению, не сбило с ног. Переправа,  кажется,  занимает минут пятнадцать – а канава-то всего метров восемь. Но тут важно, что без приключений.

Сзади доносится крик утки. Это кричит Алька – моя любимая утка. Значит, Толян уже в шалаше, хотя рассвета еще нет. Каким-то неведомым мне образом Толян, из трех моих уток, выбрал Альку - лучшую из всех виденных мною в жизни уток. Но нельзя отказывать другу, к тому же новичку в охоте с подсадной. Мне хватит и двух других уток.

Бреду, подняв корзину повыше, по пояс в воде, к ближайшему кусту. Вокруг куста тонкий лед. Подходить не буду. Отсюда уже вижу две параллельные полосы мелятника,  растущих  метрах в 60 друг от друга и скрывающихся в темени. Они начинаются недалеко отсюда и обозначают канавы, осушающие «нижние», ближайшие к реке  луга. Мой шалаш где-то между ними. Вешаю ружье на шею, поднимаю выше корзинку и опять вперед. Воды здесь много больше, чем на верхних лугах  - все  выше пояса . Держусь середины луговины – меньше шансов влететь в ондатровую нору или зацепить ногой корягу. Течения нет, и за ночь кое-где вокруг торчащей из воды растительности образовался лед.  Он очень тонкий и я легко ломаю его.

Впереди появляется темное пятно – мой шалаш. Постепенно пятно увеличивается, и я вижу грустную картину. От островка, на котором я строил шалаш, почти ничего не осталось. Воды в шалаше сантиметров 30. Но делать нечего. Вешаю рюкзак на ветку внутри шалаша, беру колышки и бреду с корзиной к пятачку земли справа от шалаша. Первой достаю Хохлушку – она старая работница и не должна испортить охоты. Привязываю веревочку к ногавке, веревочку к колу, а кол втыкаю метрах в 20 к востоку от шалаша. И тут понимаю, что допустил ошибку. Пару раз «макнувшись» в воду Хохлушка заработала. Без осадок, просто слегка покрякивая, она дала мне понять, что ждать, когда, я высажу Белоглазку, не будет. Бегом бегу к корзинке, кое-как привязываю Белоглазку, втыкаю ее кол в воду так, чтобы Хохлушка ее за шалашом не видела, и в шалаш.

Стоя на коленях из правого кармана достаю два патрона «единицы» и загоняю их в магазин любимого Бекаса – это для гусей, если повезет. Еще по патрону «пятерки» из левого кармана в магазин и в патронник. Все приходится делать на память и на ощупь. Ну, вроде и все. Прислушиваюсь. Хохлушка перестает крякать и шумно купается. Волны от ее упражнений доходят до самого шалаша. Белоглазка, судя по звукам, чем-то кормится – ей простительно, это ее первая охота. Вдруг легкий порыв ветра принес далекий звук осадки Альки, и, Хохлушка, на мгновение замерев, отвечает ей громкой короткой осадкой: « Кря-кря-кря…». И сразу, справа, откуда я только что пришел, слышится любимое «Жвя-жвяк». Я весь сжался. Хохлушка напряглась и начала неистово осаживать.

Селезень упал откуда-то с неба почти беззвучно – и прямо на Хохлушку. Она не стала возражать и, после того как селезень, насытившись любовью, буквально свалился  с нее набок, начала довольно  отряхиваться и нырять. Тем же занялся и селезень. Любуясь этой картиной, я неожиданно понимаю, что автоматически, при подлете селезня, снял ружье с предохранителя   и вложил его в плечо. А теперь, в неясном сумраке рассвета, не могу понять  какая  из двух купающихся утиных фигур, принадлежит селезню. Что-то подсказывает, что селезень справа. Но «завитушек» на хвосте еще не видно, а руки затекают. Правая утка отплыла метра на два от партнера, но это тоже не показатель – веревка от ногавки почти такой же длинны. Утка, что слева, неожиданно погружает голову в воду – будто что-то хочет достать из-под воды. И в этот момент правая утиная фигура жвякает.

«Ба-бах!» - грохот выстрела закладывает мне уши и дробь, ударившая по воде, пугает Хохлушку так, что она ныряет и, выбрав всю веревку, показывается на поверхности воды смешно вытянув шею и усиленно гребя лапами.   Метрах в четырех от нее на волнах покачивается темное пятно. Почти бегом выскакиваю из шалаша и к нему. При виде меня утка успокаивается . Она делает вид, что ничего не произошло и с удовольствием возится с оперением спины. Беру с воды битого селезня. Мягкое, теплое оперение приятно греет руку. Душа ликует – она ждала этого момента год. Возвращаюсь к шалашу и понимаю, что все время пока  я был увлечен селезнем, Белоглазка работала. Сейчас она громко и часто покрякивает своим сильным, низким голосом. Пытаюсь ее разглядеть, но еще очень темно, да и сама  утка сидит на фоне прошлогодней травы. Залезаю в шалаш, досылаю патрон в магазин. Как же неприятно сидеть почти по пояс в воде. Еще не холодно, но как-то неуютно.

Обнаруживаю, что быстро светает, виден ледок по краю кустов и на удивление высокие, редкие облака. Утки оживляются. Они работают по очереди, заканчивая каждое покрякивание громкой осадкой. Голос у Хохлушки повыше, чем у Белоглазки, но в громкости она не уступает своей молодой подруге. Где-то далеко позади, за кустами, слышится тихое жвяканье. Разворачиваюсь лицом к голосу селезня. Жвяканье медленно приближается, но почему-то забирает левее. Осторожно проделываю рукой маленькое окошечко в траве, которой обложен шалаш, слева от себя и жду. Селезень выплывает из кустов и без голоса, целенаправленно плывет к шалашу. До него еще метров 70, но уже видно, что почему-то он выбрал направление на  Хохлушку. Расстояние сокращается и на пути селезня появляется полоска земли шириной метра четыре – все, что осталось от моего острова.

Зеленоголовый красавец резво выскакивает на этот клочок суши и вперевалочку, смешно раскачиваясь, мигом преодолевает его. Видно, что и этот не будет церемониться с уткой. Приходит мысль, что в первую же охоту мне утку селезни испортят. Решаю рискнуть и не подпускать кавалера близко к утке. Тихонечко просовываю ружье в новое оконце. Быстро ловлю уже плывущего красавца  на мушку. Выстрел, сноп дроби накрывает селезня, но он пытается нырнуть, сломанное крыло болтается на поверхности и только второй выстрел предотвращает эту попытку к бегству. Выхожу из шалаша и оглядываюсь. Уже почти рассвело. Сквозь разрывы облаков видно голубое небо. Сзади у бора булькают тетерева, а на верхних лугах покрикивают чибисы. Утро разгорается. Иду и забираю селезня. Залезать в холодную воду шалаша совсем не хочется, но делать нечего и я лезу.  Опять дозаряжаюсь и слушаю уток.

Белоглазка покрякивает слегка встревожено, натягивая шнур, которым привязана, и стремится добраться до того места, где сидит Хохлушка. Хохлушка же не обращает никакого внимания на подругу. Она спокойно и размеренно покрякивает, изредка разрывая спокойствие утра короткой осадкой. При этом она постоянно движется,  крича в разные стороны, и пристально вглядывается вдаль. Неожиданно утки разом замолкают. Через мгновение Хохлушка ложится на воду и замирает. Уже зная в чем дело, я по пояс, с ружьем на вытянутых руках, ломая шалаш, почти вываливаюсь в переднее окошко. Но в этот же момент, на минимальной высоте, из-за полосы кустов, что напротив меня, заложив крутой вираж, вылетает болотный лунь. Серый разбойник, не обращая никакого внимания на присутствие человека, целит когтями в Хохлушку, и я нажимаю курок. Дробь уходит куда-то правее, а хищник одним неуловимым движением разворачивается и так же резко, не маша крыльями, уходит за кусты. Я перевожу дыхание и пытаюсь понять, что бьется у меня в ногах.

Освободясь от капронового шнура, которым я связывал шалаш и в котором запутался, гляжу вниз и вижу, что это Хохлушка. Старуха не стала дожидаться моей помощи и за секунду выдернула кол и вместе с ним влетела ко мне в шалаш. Приходится выходить и снова размещать Хохлушку на положенном месте. Не успеваю воткнуть в землю кол, как внимание  привлекает  шум крыльев и посвистывание: «Виууу-виу-виу». Поднимаю голову и вижу, как большая стая свиязей – штук 50 , увидев мое движение, разваливается и, свистя и рэкая, веером уходит вверх. «Эх, надо было взять чучела,»- приходит мысль. Бегом бегу в шалаш – ведь Белоглазка работает.

Вдалеке слышится выстрел, за ним другой. Стреляет Толян. Ну  вот, и он не пустой. Словно в ответ на мои мысли почти над шалашом проносятся утки. Даже сквозь гомон утреннего разлива я  слышу, как они режут крыльями  воздух. И сразу, слева от меня шум посадки  на воду. Гляжу сквозь шалаш – метрах в ста сидят два селезня. Белоглазка молчит, а Хохлушка дает какую-то тихую, но жутко длинную осадку. Один из селезней так же неуверенно перелетает метров на 20 к шалашу. И садится на воду. Второй медленно плывет к нему.

В голове возникает картина – я одним выстрелом стреляю двух селезней. Тихонечко просовываю ружье в свободное пространство между ветками шалаша. Мои утки молчат. Селезни замерли в нерешительности. Я почти не двигаюсь, боясь спугнуть удачу. Неожиданно Хохлушка выдает какое-то сдавленное: «Кря».  Этот звук магическим образом действует на ближнего селезня. Почти касаясь воды, вытянув вперед шею, он мгновенно подлетает к Хохлушке и садится в 5 метрах от шалаша, между  мной и уткой. Я даже не дышу. Ружье смотрит в другую сторону и я не знаю, что делать. Второй селезень срывается с места, поднимается и с громким жвяканьем садится где-то позади меня. Первый же, словно испугавшись прилета собрата, ловко подпрыгивает и куда-то улетает.

Пользуясь моментом, беру ружье в руки и пытаюсь развернуться.  Волны под моими ногами бьются о стенки шалаша и легкой рябью вырываются наружу. Селезень сидит в 30 метрах от шалаша и чего-то выжидает. Перед ним из воды торчит довольно развесистый куст прошлогодней травы, но я в азарте решаю стрелять. Медленно просовываю ствол в окошко. Селезень напряжен и не двигается. Также медленно прицеливаюсь в линию, где соединяются его тело с водой. Плавно нажимаю курок – «Ба-бах!», селезень отбрасывается дробью, но тут же рывком вскакивает и вертикально взлетает. Стреляю куда-то наугад, чуть выше него и…. селезень падает в воду, разбрасывая хрустальные брызги. Перевожу дыхание, выхожу из шалаша и оглядываюсь.

В напряженном ожидании, я и не заметил, что выглянуло солнце. Невысоко над лесом, через разрыв в облаках оно заливает разлив янтарным светом. Я подставляю ему лицо и чувствую тепло. Это тепло близкого лета. «Ночью снег, а утром яркое солнце – это к удаче,»- придумываю хорошую примету. Иду к селезню. Он лежит на воде, спинкой вверх. На белом ошейнике замерла алая капелька крови.  Зеленая головка погружена в воду, а на сером оперении переливаются шарики воды. Ветерок относит в сторону пух и коричневые перышки, выбитые выстрелом с шеи селезня. Почему-то становится слегка грустно,  я беру  красавца за лапки и иду в шалаш.

Белоглазка молчит, а Хохлушка редко, без осадок покрякивает. Достаю телефон, смотрю на часы – уже 7 часов. Думаю, звонить Толяну или нет. Внимание привлекает далекий гусиный гогот. Он раздается со стороны картофельных полей и явственно приближается. Не раздумывая, выбрасываю патроны с пятеркой из патронника и магазина. Они падают в воду, и я даже не гляжу куда. Достаю два патрона единицы из правого кармана и загоняю их в ружье. Гогот приближается. Сквозь ветки шалаша пытаюсь разглядеть подлет гусей, но шалаш сделан на славу и ничего не видать. Решаю, что пора  выскакивать из шалаша – благо выход из шалаша с противоположенной от гусей стороны. Выскочить не получается – цепляюсь капюшоном за капроновый шнур.

Неуклюже задом вылезаю, выглядываю из-за шалаша и вижу подлетающую стаю белолобых гусей. Автоматически их пересчитываю – 14. Они летят тяжело и не спеша, точно накрывая мое укрытие. Вдруг звонит телефон. «Да чтоб тебя!»- ругаю я скорее себя. Отрываюсь от мыслей о телефоне, поднимаю ружье. Гуси уже близко и я вижу полосы на груди вожака. Вот уже и оранжевые лапки мне видны. Выцеливаю второго справа от лидера, короткая поводка –«Ба-бах!». Мимо. Проклятый телефон трезвонит и мешает сосредоточится. Гуси сбиваются в беспорядочную кучу, кажется останавливаются и, загребая крыльями, пытаются набрать высоту. «Ба-бах!» - наобум стреляю я и сквозь выстрел слышу звонок телефона. «Черт тебя подери, заткнись! Я же тебя выключал!”- проносится очередная мысль вперемешку с ругательствами. «Тррр-тррр-тррр» - противно трезвонит аппарат. Ловлю на мушку  последнего белолобика – он растерялся и пытается догнать уматывающую стаю, делаю поводку, жму курок и… просыпаюсь.

…Я  сижу в своем кабинете и передо мной на экране компьютера моя любимая фотография. Рядом по столу ползает,  звоня, мой сотовый. На экране надпись: «Света». Это звонит жена.
«Привет, Свет, как дела?»
«Все хорошо, Тёма лег спать. Ты скоро?»
«Да, уже выезжаю.»
«Давай, я тебя дождусь».
Надо ехать, но я все сижу в темном кабинете. Перебираю в памяти все удачи и неудачи той весны. Гуся в то утро я так и не взял. Зато как  5 селезней с разлива выносил – отдельная история.  Да и Толян в то утро добыл своего первого крякаша, из-под подсадной.
И опять что-то защемило в груди. Где, ты, весна?   

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах